XI Всесоюзные планерные состязания

XI Всесоюзные планерные состязания проходили в Крыму на горе Клементьева с 6 сентября по 6 октября 1935 года. На этот раз к началу состязаний были отремонтированы здания и ангары, подготовлено значительное число транспортных единиц, способных поднять на колёса весь состав слёта. Была организована работа почты, телеграфа, парикмахерской и душевых.

В эти дни на горе Клементьева можно было встретить представителей трёх дружественных стран: делегации планеристов из Турции, Чехословакии и помощника военного атташе Франции.

Большую работу в процессе слета проделал технический комитет. Были собраны статистические материалы по 27 планерам, просчитаны на прочность 11, проведены измерения поляры в полёте для 7 планеров, сняты балансировочные кривые для 2 планеров, 4 планера были испытаны в полёте.

Всего на XI ВПС вместе с серийными было доставлено 70 планеров, из которых 27 — новых конструкций.

Председатель технического комитета Д.А. Ромейко-Гурко писал: «Естественно, что всё это громадное хозяйство, требовавшее тщательного осмотра и изучения, поставило перед всей организацией слёта и в особенности перед техническим комитетом задачу максимальной чёткости работы, решительности и оперативности, чтобы, с одной стороны, обеспечить для лётной работы максимальное количество планеров, а с другой — не пропустить ни одного сколько-нибудь существенного дефекта прочности или конструкции, могущего быть причиной аварии».

Кроме планеров Г№ 2, Г№ 5, Г-13, «Крым ОАХ», КИМ-1, БС-3 и ДК-2, известных по предыдущим слётам и не требовавшим проверки их расчётов прочности, имелся целый ряд планеров, прошедших лётные испытания на месте постройки. В эту группу входили прежде всего аппараты, построенные Планерным заводом: КИМ-2, РФ-5, Г№ 6, Ш-8, СК-9, БС-4, БА-1, РЭ-4, Г-19, И-6, ДК-3 и планер «АвиаВНИТО ЦАГИ-1».

Из планеров не московского происхождения к участию в слёте были допущены следующие: «С. Орджоникидзе» Б.В. Белянина из Новочеркасска, «М. Водопьянов» С.Г. Исаева и В.И. Хейфеца из Краснодара, КАИ-1 и КАИ-2 Г.Н. Воробьёва из Казани.

Ленинград выставил один новый планер «Чайка» конструкции Б.В. Раушенбаха, вопрос о перелёте которого на слёт решался планерным отделом ЦС ОАХ, техкомом Ленинградского областного Осоавиахима.

Не обошлось и без происшествий. Несмотря на принятые техкомом меры безопасности, на слёте произошла тяжёлая авария: планер ЭФ-1 разрушился в воздухе. Разрушение произошло настолько внезапно и в стольких местах, что установить, какая часть конструкции сломалась, прежде всего, было невозможно. Спасшийся на парашюте пилот Н.А. Крехов не мог восстановить в памяти порядок поломок, ещё в воздухе превративших планер в груду беспорядочно падающих с неба частей.

Однако, в целом картина, которую представлял собой планерный парк XI слёта, была весьма отрадной. Ряд первоклассных, прекрасно отделанных рекордных машин свидетельствовал не только о высокой культуре конструкторов, но и о росте культуры производства.

Общий налёт на XI ВПС составил 866 ч. 17 мин. Центральным событием слёта стало установление рекордов, превышающих международные, по продолжительности полёта на одноместном и двухместном планерах.

2 октября в 8 ч. 20 мин. мастер советского планеризма И.М. Сухомлин и пилот-паритель сборной команды РККА В.В. Лисицын вылетели с целью превзойти рекорд продолжительности безмоторного полёта на планерах «Сталинец-4» и «Сталинец-2бис». С пилотами, летавшими на продолжительность, была установлена радиосвязь. С двухместного планера Ш-5 производилась передача воды и питания. Пассажир с Ш-5 спускал на бечёвке пакет, а Сухомлин и Лисицын подходили снизу на своих планерах и забирали передачи. Поздно вечером 3 октября южный ветер стал утихать, и планеристы пошли на посадку: Сухомлин приземлился на месте старта на горе Клементьева в 22 ч. 30 мин. Лисицын направил свой планер в долину, за счёт чего сумел продержаться в воздухе ещё полчаса. Продержавшись в воздухе 38 ч. 10 мин., И.М. Сухомлин установил рекорд продолжительности полёта на одноместном планере. В.В. Лисицын установил рекорд для двухместного планера — 38 ч. 40 мин.

3 октября 1935 года было установлено ещё три рекорда. Пилот-паритель М.К. Раценская продержалась в воздухе 15 ч. 39 мин. на планере Б.Н. Шереметева Ш-5 бис, на котором второе место было закрыто обтекателем. Этот результат превышал женский мировой рекорд для одноместных планеров.

Пилот-паритель Е.И. Зеленкова с пассажиром В.М. Малюгиным на планере Б.Н. Шереметева Ш-5 продержалась в воздухе 12 ч. 9 мин., перекрыв международный женский рекорд продолжительности полёта двухместного планера.

Рекордный результат для многоместных планеров был установлен мастером советского планеризма Д.А. Кошицем (РККА) на планере Б.Н. Шереметева «Ш-5-лимузин» с двумя пассажирами — Блохиной и Маныловой.

В день закрытия слёта пилот-паритель В.М. Ильченко (ВЛПШ) с пассажиром Мягковым пролетел 160 км на двухместном планере КИМ-2 конструкции В.И. Емельянова. Используя кучевые облака, Ильченко пересёк почти весь Крымский полуостров и совершил посадку в районе Евпатории у деревни Апань. Этим полётом В.М. Ильченко превзошел мировой рекорд дальности полёта на двухместном планере с пассажиром.

Ещё одно выдающееся достижение — перелёт аэропоезда Ленинградского аэроклуба с женским экипажем с тремя планерами Г-9 из Ленинграда в Коктебель. Самолёт П-5 пилотировала командир аэропоезда Вероника Стручко, сцепщиком летела Александра Журавлёва, а три планера Г-9 вели пилоты-планеристы Людмила Чистякова, Елена Коротеева и Ольга Ямщикова. Маршрут Ленинград-Москва-Орёл-Полтава-Коктебель расстоянием в 1950 км был пройден за 13 ч. 10 мин.

Во время XI ВПС впервые были проведены соревнования инструкторов-планеристов и пилотов-парителей класса «Б». Инструкторы сдавали зачёт по теории планеризма и выполняли полёт с разворотами на 90°, 180° и посадкой на точность приземления.

Пилоты-парители класса «Б» также сдавали зачёт по теории планеризма и участвовали в соревнованиях. Каждый участник соревнований должен был совершить один тренировочный и один зачётный буксировочный полёты на планере Г-9 с выполнением комплекса фигур сложного пилотажа и посадкой на точность приземления.

Так закончились XI Всесоюзные планерные состязания — последние состязания, проведённые в Крыму, в Коктебеле, на горе Клементьева. Вместе с ними закончился период динамического парения в советском планеризме. Прекратилась фиксация рекордов продолжительности парения. Начался период равнинного планеризма, где на первый план выходили полёты на дальность. Планеризм уходил из Крыма. Однако те одиннадцать слётов, проведённых в Крыму, позволили подготовить плеяду классных планеристов-парителей, которые в первые же годы равнинного планеризма сумели достичь выдающихся успехов.





Паушкина П.Д.



Поделиться: