К дню космонавтики. К 45-летию полета первого космонавта Ю.А. Гагарин

Первый полет человека в космос — важнейшее событие в мировой истории. РГАНТД хранит серию фотодокументов, посвященную малоизвестному событию, предшествовавшему ему. 10 апреля, за два дня до первого полета, состоялась неформальная встреча ученых, руководителей подготовкой полета и кандидатов в космонавты. Эта встреча значительна не только потому, что ранее не имела прецедента по широте состава участников. Ее инициаторы, прежде всего, Сергей Павлович Королев, придавали ей особое значение перед первым стартом. Уже было известно, что первым полетит Юрий Гагарин, но на встрече были все кандидаты в первый отряд космонавтов. Устроители встречи подчеркивали причастность к близящемуся историческому событию всех, кто к нему готовился, кто был готов, как и Гагарин, стартовать в космос. Неформальный характер встречи трудно было бы соблюсти, если бы академик Королев, бесспорный лидер этого собрания, не задал тон дружеского, непринужденного общения. Ныне в год 45-летия первого полета в космос и в связи с приближающимся 100-летием Сергея Павловича Королева эти фотодокументы вызывают особый интерес. Воспоминания генерала Каманина о "встрече в павильоне" сохранились в его дневниковых записях. Н.П. Каманин - видный деятель начала космической эпохи. Вот фрагмент из воспоминаний генерала Н.П. Каманина (1): "9 апреля <…> Москаленко (2), Руднев (3) и Королев просили завтра организовать неофициальную товарищескую встречу с космонавтами. С И.А. Лавреновым мы договорились о порядке встречи и списке участников. 10 апреля <…> Вчера я вызвал Гагарина и Титова и объявил им, что по моему представлению Государственная комиссия приняла решение в первый полет отправить Гагарина, а запасным готовить Титова. <…> Я предупредил их, что завтра состоится заседание комиссии с их присутствием, где им официально объявят о принятом решении. В 11 часов в павильоне на берегу Сырдарьи состоялась встреча с космонавтами. В очень простой дружественной обстановке Руднев, Москаленко, Королев встретились с Гагариным, Титовым, Нелюбовым (4), Поповичем, Николаевым и Быковским. Встреча началась с выступления Королева. Он сказал: "Не прошло и четырех лет с момента запуска первого спутника Земли, а мы уже готовы к первому полету человека в космос. Здесь присутствуют шесть космонавтов, каждый из них готов совершить первый полет. Решено, что первым полетит Гагарин, за ним полетят другие <…> Я думаю, что присутствующие здесь космонавты не откажут нам в просьбе "вывезти" и нас на космические орбиты. Мы уверены - полет готовился обстоятельно, тщательно и пройдет успешно. Успеха вам, Юрий Алексеевич!" (Затем последовали выступления К.Н. Руднева и маршала К.С. Москаленко, - Сост.) <…> Примерно в том же духе выступили я и полковник Е.А. Карпов (5) - начальник ЦПК ВВС. Затем выступили Гагарин, Титов и Нелюбов. Они поблагодарили за доверие, выразили твердую уверенность в успехе первого космического полета и напомнили о необходимости готовить следующие более сложные полеты в космос. Встреча была теплой, задушевной. Умудренные жизненным и профессиональным опытом маршал, генералы и Главный конструктор Королев, как родных сыновей, напутствовали космонавтов на совершение величайшего в мире подвига" (6).
Процитируем и известный труд крупнейшего исследователя начального этапа освоения космоса Я. Голованова
"На следующий день в одиннадцать часов на большой открытой террасе, построенной у края высокого берега Сырдарьи, состоялась встреча космонавтов с учеными, конструкторами, командирами стартовых служб. Многие из них никогда не видели космонавтов и с интересом рассматривали молодых летчиков. На встрече были председатель Госкомиссии К.Н. Руднев, Главнокомандующий ракетными войсками стратегического назначения К.С. Москаленко, С.П. Королев, Н.П. Каманин, руководители космодрома и другие члены Государственной комиссии. Старались избежать официоза: на столах стояли вазы с фруктами, ситро, минеральная вода. Королев шутил, просил космонавтов и их всех тоже "свозить" в космос на будущем трехместном корабле"7.

* * *

Байконур. 10 апреля 1961 г. Встреча академика С.П. Королева, Председателя Государственной комиссии К.Н. Руднева, Командующего ракетными войсками стратегического назначения маршала К.С. Москаленко и других руководителей подготовкой первого полета человека в космос с первыми кандидатами в космонавты. Автор фото неизвестен. Фотодокументы публикуются впервые.

Одним из ценнейших свидетельств о первом полете в космос является публикуемый впервые фрагмент фонодокумента, представляющего собой запись воспоминаний видного деятеля эпохи ранней космонавтики, талантливого военного администратора, генерала К.А. Керимова. Эти воспоминания ценны не только в информационном отношении, как любые воспоминания очевидца и участника событий. Воспоминания К.А. Керимова весьма незаурядны и в литературном отношении. В них нет ничего лишнего, в то же время они наглядны, достаточно ярки и характерны. Их текст принадлежит автору, безусловно, высококультурному, с широким кругозором. Публикация этого краткого фрагмента, посвященного полету Юрия Гагарина, должна привлечь внимание к мемуарам генерала Керима Керимова, как ценному источнику по истории космонавтики.

Керимов Керим Алиевич (1917 - 2003) - генерал-лейтенант, крупный военный администратор, организатор работ по созданию ракетно-космической техники. В 1943 - 1965 гг. работал в аппарате Министерства обороны. В 1945 - 1946 гг. работал в Германии в составе специальной технической комиссии по изучению трофейной ракетной техники. В течение 25 лет был председателем Государственной комиссии по подготовке и проведению полетов пилотируемых космических кораблей, орбитальных космических станций и автоматических межпланетных станций. Герой Социалистического Труда (1987 г.).

Из воспоминаний Лауреата Ленинской и Государственных премий, Героя Социалистического труда, генерал-лейтенанта Керима Алиевича Керимова.

"<…> Примерно в это же время неожиданно для нас С.П. Королев выступил с предложением о создании космического комплекса для полета человека в космос. В первом приближении его предложение походило на фантазию. Но он все обосновал, сославшись на натурные опыты с выводом на орбиту подопытных животных и с последующим возвращением на землю. В Правительстве его предложение одобрили, вышло специальное решение по этому вопросу, контроль разработки и изготовления организации летных испытаний и управление полетом пилотируемых кораблей поручили так же нашему управлению. Для разработчиков-изготовителей также как и для нас, заказчиков задача создания такого комплекса с целью путешествия человека в космос с безусловной гарантией возвращения на землю была, конечно, необычайно сложной и новой. Но если мы ее воспринимали в общем-то как неожиданность, то для Королева это было осуществление давней мечты. Он, что называется, дорвался до этой работы и со всей присущей ему могучей силой и настойчивостью набросился на него. Все остальное, в том числе спутники связи и ориентированный спутник для зондирования земли были отодвинуты в сторону. Вопрос, кстати, для всех нас был еще и политический. Мы прекрасно понимали, что Соединенные Штаты Америки, уступив нам приоритет в запуске первого искусственного спутника, будут стремиться взять реванш в полете человека в космос. Наше управление, укомплектованное молодыми специалистами кое-какой опыт в создании и испытании ракет и автоматических космических аппаратов к этому времени уже имело, но наличие человека на борту космического аппарата диктовало дополнительные, доселе неизвестные нам требования. Корабль "Восток", так назвал его Сергей Павлович, которому предстояло вывести в космос первого человека земли, разрабатывался с учетом этих особых требований. Что касается ракеты, то она создавалась первоначально для запуска боевых головных частей, а затем и автоматических космических аппаратов и не отвечала этим особым требованиям.

Думать о создании новой, более надежной ракеты, времени не было. Королев взял ракету Р-7, которая вывела в 1957 году на орбиту первый спутник земли, доработал ее, прибавив к существующим двум ступеням третью, кроме того, уже общими усилиями в технологию изготовления ракеты в целом, и отдельных ее элементов, ввели дополнительный контроль с отметкой "для пилотируемого полета". Прямо скажем, нелегко пришлось специалистам заводов-изготовителей и нам заказчикам-приемщикам. По существу надо было на базе имеющейся ракеты создать новую, безотказную. Позже назвали ее ракетой "Восток" по аналогии с кораблем. В процессе выполнения этого задания Королев работал с нами в тесном контакте. Возникающие в производстве разногласия решались, как правило, в пользу приемщиков. Прежде чем отправить изготовленную материальную часть на космодром в Москве под председательством Константина Николаевича Руднева, тогда Председателя Комитета по оборонной технике собралась Государственная комиссия по летным испытаниям пилотируемого космического комплекса. Докладчики - главные конструктора отдельных систем и агрегатов комплекса подтвердили готовность своих систем к летным испытаниям с человеком на борту. Руководители служб доложили о готовности космонавтов к полету, а также готовность космодрома, командно-измерительного и поисково-спасательных комплексов к предстоящим работам. В заключение технический руководитель испытания Королев обратился к Государственной комиссии с предложением допустить комплекс к летным испытаниям и разрешить отправить материальную часть на космодром для дальнейших испытаний и запусков. Потом он остановился на возможных нештатных ситуациях при выводе корабля на орбиту и мерах по обеспечению безопасности космонавтов. Свое сообщение он начал с нештатной ситуации в случае пожара на ракете при запуске при выходе ее из стартового сооружения. В этом случае космонавт спасается катапультированием и спускается на землю на парашюте. Для безопасности котлован газохода в направлении катапультирования космонавта покрывается прочной стальной сеткой.

Затем Королев показал, каким образом спасательная служба авиации и морского флота обеспечивает безопасность космонавтов в случае нештатной работы отдельных ступеней ракеты на трассе полета и в конце остановился на случае, когда двигатель третьей ступени ракеты не дорабатывает несколько секунд. При этом космонавт садится в акваторию океана вблизи Мыса Горн, где спасение практически исключается из-за больших волнений океана. Эта нештатная ситуация ему не давала покоя. За несколько дней до запуска корабля "Восток" Королев потребовал, чтобы в бункере, где мы находимся во время запуска, установили телеграфный аппарат, соединенный линией связи с одним из измерительных пунктов, находящихся на востоке страны. Этот аппарат в случае нормальной работы двигателя третьей ступени ракеты выбивал на лентах пятерки, в случае остановки - двойки. При пилотируемых пусках, которые были осуществлены при Королеве, он сидел напротив этого аппарата и смотрел на ленту и на стрелку хронометра. В то время более совершенных средств информации, к сожалению, не было. На этом заседании Государственной комиссии было принято решение о допуске комплекса к летным испытаниям. Одновременно была утверждена рабочая группа Госкомиссии, которая должна была выехать на космодром и организовать подготовку корабля, ракеты-носителя, и стартового комплекса к полету первого человека в космос. Возглавлял эту группу Королев, а от Министерства обороны в группу входил я. В то время принято было выезжать на ответственные пуски за 30-40 дней, чтобы проверить на месте все, до последнего винтика и в начале марта 1961 года все мы прилетели на космодром и приступили к работе. Через несколько дней появилась на Байконуре группа будущих космонавтов для предполетной подготовки и заключительного медицинского осмотра. Королев уже был с ними знаком, а мы увидели их впервые. Для нас они были просто молодые летчики, прошедшие серьезную подготовку и обладающие недюжинным здоровьем. Все они были небольшого роста. Руководитель подготовки Николай Петрович Каманин предлагал для полета сразу двоих на выбор: Юрия Гагарина и Германа Титова. Кандидатуры рассматривались очень тщательно. Выбор в результате пал на Гагарина, он и был утвержден Государственной комиссией, а Титова назвали запасным.

Хорошо помню утро 12 апреля 1961 года. На Байконуре оно выдалось по-весеннему особенно хорошим. Обычно в день запуска предполетная подготовка комплекса занимает около 4 часов. Прямо на стартовом комплексе в небольшом домике состоялось заседание Государственной комиссии. Все доклады испытателей и конструкторов подтвердили готовность комплекса к заправке ракеты компонентами топлива и пуску. Космонавты в эту ночь спали в специальном домике недалеко от старта, во всяком случае крепче и спокойнее, чем Сергей Павлович и все мы, остальные. Доклад врачей был также положительным. Было принято единогласно решение заправлять ракету и пускать. Следует отметить, что с тех пор все решения, связанные с пилотируемым пуском, принимаются исключительно при 100-процентном согласии всех присутствующих. После заседания пусковой Комиссии оставалось до старта около 2-х часов, в помещении уже не сиделось. Константин Николаевич, Сергей Павлович и я вышли на стартовую площадку, ходим, ждем, когда подъедет автобус с космонавтами, нервничаем, напряжение трудно описать словами. Почему-то больше молчим, иногда Сергей Павлович прерывает тишину и спрашивает: не забыли ли испытатели проверить ту или иную деталь, обеспечивающую надежность комплекса? Тем временем по громкой связи раздаются громкие команды, четкие команды: - ракеты и корабль готовы к полету, объявляют время, оставшееся до старта. Наконец появляется автобус, выходит из автобуса Юрий Гагарин в сопровождении врачей и направляется к нам. Подходит строевым шагом, насколько позволяет ему скафандр и докладывает о готовности к историческому полету: "Товарищ председатель Государственной комиссии". Руднев и Королев обнимают и целуют Юру, тогда еще запрета прикасаться к космонавту перед полетом не существовало. Гагарин в сопровождении Ведущего конструктора корабля Олега Ивановского садится в лифт и поднимается на верх, затем выходит на площадку установщика, машет нам на прощание рукой и скрывается за люком корабля. С этого момента связь с Юрием Алексеевичем осуществлялась по радио и телевидению. Ведение связи с ними было поручено Герману Титову. После исторического: "Поехали!" ракета прогремела своими двигателями и исчезла в перископе бункера, а Сергей Павлович продолжал держать связь с Кедром вплоть до отделения корабля от последней ступени ракетоносителя и выхода его на орбиту. Первая весточка о хорошем самочувствии Юры и нормальной работе бортового оборудования пришла от него только в 9 часов 52 минуты, а старт был в 9 часов 7 минут. Напряжение было громадным, некоторая разрядка наступила, когда в 10 часов 25 минут на подлете к Африке пришло сообщение о включении тормозного двигателя, после которого корабль "Восток" перешел с орбиты спутника земли на траекторию спуска. И наконец, пришло долгожданное сообщение о том, что в 10 часов 55 минут корабль "Восток" приземлился в заданном районе в Саратовской области, самочувствие Юрия Алексеевича хорошее. Напряжение спало, раздались аплодисменты. После такого известия никому не хотелось задерживаться на космодроме. Сели в заранее подготовленный самолет и туда, в район посадки - скорее увидеть и заключить в объятия первого космонавта планеты. Это было начало космических полетов человека. <…>"
Поделиться:
Добро пожаловать на новый сайт РГАНД. Чтобы перейти к предыдущей версии сайта перейдите по ссылке http://old.rgantd.ru
×