1944 год. Работа института им. Гельмгольтца

Версия для печати

Одной из важнейших проблем офтальмологии военного времени являлась боевая травма глаза. Перед учеными стояла задача разработки и внедрения новых методов лечения в этой области для оказания помощи раненым. Ведущим институтом, занимающимся этими вопросами в период Великой Отечественной войны, являлся Государственный Центральный офтальмологический институт им. Гельмгольтца, созданный в соответствии с Постановлением СНК РСФСР на базе Московской глазной больницы в январе 1936 года.

Глазная больница была открыта в Москве 17 ноября 1900 года. Она построена на средства известной московской благотворительницы Алексеевой В.А.[1] в память о муже, Алексееве А.А.,[2] который являлся членом совета Московской практической академии коммерческих наук и оказывал пожертвования на благотворительность. Первоначально больница имела название «Глазная больница им. В.А. и А.А. Алексеевых».Идея же её создания принадлежала глазному врачу Адельгейму А.К.,[3] который стал её первым главным врачом.

Больница являлась первой муниципальной глазной больницей в Москве, в которой всем нуждающимся оказывалась бесплатная медицинская помощь и бесплатно выдавались лекарства. Свою врачебную деятельность в ней начинал выдающийся офтальмолог, академик Авербах М.А.,[4] который с 1903 г. до 1944 г. был бессменным главным врачом – директором больницы, в дальнейшем – института.

Созданному в 1936 году на базе глазной больницы Институту было присвоено имя немецкого ученого, основоположника физиологии зрения Генриха Людвига Фердинанда фон Гельмгольца.[5]

В период Великой Отечественной войны деятельность института была направлена на оказание помощи раненым и гражданскому населению. Это заключалось в проведении новых научных исследований и в решении практических задач.

Основное внимание ученых было направлено на исследования, связанные с боевой травмой зрения, а также на предотвращение в первые годы войны эпидемии трахомы. Положительную роль в борьбе офтальмологов сыграло создание глазных специализированных госпиталей и эвакогоспиталей. Усилиями ученых были разработаны новые методы лечения: применение оптических операций, пластики и протезирования.

Публикация документов Государственного Центрального офтальмологического института представлена несколькими документами 1944 года:

  1. Доклад директора института Авербаха М.И. на Научной сессии института и I Научной конференции офтальмологов эвакогоспиталей Наркомздрава РСФСР (12–16 июня 1944 года) «Ближайшие задачи советской офтальмологии и план работы Государственного Центрального офтальмологического института на 1944 г.» [В связи с болезнью Авербаха М.И. с докладом выступил зам. директора института Конен А.А.] (РГАНТД, фонд № 138, опись № 1, ед.хр. 90);

  2. Отчет о научно-исследовательской работе Государственного Центрального офтальмологического института им. Гельмгольтца за 1944 год (РГАНТД, фонд № 138, опись № 1, ед.хр. 83);

  3. Заключение Президиума Ученого Медицинского Совета Наркомздрава РСФСР о выполнении плана научно-исследовательской работы Государственного Центрального офтальмологического института на 1944 г. (РГАНТД, фонд № 138, опись № 1, ед.хр. 83).

В докладе директора института, академика Авербаха М.И. на Объединенной VII Научной сессии института и I Научной конференции офтальмологов эвакогоспиталей Наркомздрава РСФСР (12–16 июня 1944 года) изложены ближайшие задачи советской офтальмологии и план института на 1944 год, отмечены основные проблемы развития медицинской науки в военное время и определены пути для их решения.

Авербах М.И., останавливаясь на достижениях офтальмологов института в области боевой травмы зрения и трахомы, ставит вопрос о необходимости в дальнейшем наряду с этими проблемами усилить работу по темам, касающимся влияния сосудистой системы и состава крови на патологию глаза, глаукомы, туберкулеза глаза и др. Одними из главных проблем будущего отмечаются проблемы восстановительной хирургии в области глаза и военной слепоты.

Помимо научной работы для института была определена большая программа как в оказании помощи населению в лечении глазных болезней, так и в оказании консультационной помощи военному врачу и окулисту периферии. С этой целью в институте было создано и работало Консультативное бюро, которое обслуживало не только гражданских врачей, но и врачей эвакогоспиталей и фронта. Кроме этого, проводились декадники и выезды на периферию для ознакомления с достижениями института.

В докладе освещена также работа института по оказанию помощи Управлению эвакогоспиталей Наркомздрава РСФСР и Главсанупру Красной Армии.

Вторым документом публикации является Отчет о научно-исследовательской работе Института им. Гельмгольтца за 1944 год. Из приложений к отчету, содержащих сведения о задачах, ходе выполнения и полученных результатах по каждой научной проблеме года, в публикацию включены только некоторых из них: по проблемам боевых травм глаза и «глазной помощи населению».

Наряду с достижениями по выполнению плана основной причиной невыполнения некоторых разработок отмечено отсутствие необходимого экспериментального материала и определенные кадровые трудности, связанные с проблемами военного времени.

Третий документ публикации – Заключение Президиума Медицинского Совета Наркомздрава РСФСР о выполнении плана научно-исследовательской работы института за 1944 год, в котором подведены итоги по выполнению научной работы по каждому разделу плана, приведены статистические данные по выполнению работ. По результатам проведенной научной работы, согласно Заключению, отчет института был утвержден.

Текст публикации приведен в соответствие с современными правилами орфографии и пунктуации.
 

Публикацию подготовила Н. Новикова
Набор текста О. Мещерякова, Д. Ермаков
 

[1] Алексеева Варвара Андреевна (1824–1894). Известная московская благотворительница, жена Алексеева А.А.

[2] Алексеев Андрей Алексеевич (1818–1888). Потомственный почетный гражданин Москвы, купец 1-й гильдии. Помимо предпринимательства (торговля чаем и сахаром) занимался общественной и благотворительной деятельностью. Являлся членом совета Московской практической академии коммерческих наук.

[3] Адельгейм Константин Львович. Инициатор создания в Москве глазной больницы, её первый главный врач (1900–1903).

[4] Авербах Михаил Иосифович (1872–1944). Российский и советский офтальмолог. Действительный член АН СССР (1939). Заслуженный деятель науки РСФСР (1933). Лауреат Сталинской премии первой степени (1943). 1903–1944 гг. – главный врач-директор Московской глазной больницы, в дальнейшем Института.

[5] Гельмгольц Генрих Людвиг Фердинанд (1821–1894). Немецкий физик, врач, физиолог и психолог. Основоположник физиологии зрения. В Москве именем Гельмгольца назван НИИ Глазных болезней.


№1

Доклад директора института Авербаха М.И. на Научной сессии института
и I Научной конференции офтальмологов эвакогоспиталей Наркомздрава РСФСР
(12–16 июня 1944 года)

Ближайшие задачи советской офтальмологии
и план работы Государственного Центрального
офтальмологичекого института на 1944 год

[В связи с болезнью Авербаха М.И. с докладом выступил
зам. директора института Конен А.А.
]

 
Многоуважаемые товарищи! 

Доклад Государственного Центрального института офтальмологии им. Гельмгольтца о ближайших задачах советской офтальмологии и о плане его работы на 1944 год поставлен потому на настоящей сессии, что Великая Отечественная Война выдвинула перед советскими окулистами как и перед всеми советскими врачами ряд ответственных задач и самый процесс решения их показал с особенной отчётливостью насколько необходимо Государственному Центральному институту офтальмологии, как органу непосредственно осуществляющему руководство проведением в жизнь директив НКЗ РСФСР перейти от по преимуществу идейного руководства советскими офтальмологами к целеустремленному методическому, систематическому и отчасти организованному руководству окулистической периферией как по вопросам чисто практического характера, так и, особенно, в отношении научной работы.

Эта задача была подчёркнута во время войны теми многочисленными вопросами, которые возникли относительно глазной травмы в современной войне, ее особенностями и ее лечением. Перед окулистами, как фронта, так и эквакогоспиталей системы Наркомздрава РСФСР возник целей ряд вопросов, решение которых коллективными усилиями и в известном плане сделалось насущно необходимо.

Центральный институт офтальмологии может отметить, что его руководством в лице академика М.И. Авербаха, еще до войны было правильно своевременно сигнализировано советским окулистам значение всестороннего изучения боевой травмы, как одной из главных задач предвоенной офтальмологии. В самом деле еще на 4-й сессии института, состоявшейся в феврале 1941 г. военная травма глаза являлась основным программным вопросом сессии и на ней был подытожен опыт боев у озера Хасан, на границах Монгольской Народной Республики и войны с белофиннами, как по организационным, так и по клиническим вопросам и, несомненно, что эта сессия вооружила советских окулистов для работы по лечению глазных раненых.

С начала Отечественной войны Центральный институт офтальмологии систематически и своевременно ставил вопрос об обобщении и подытоживании опыта, накапливавшегося при лечении раненых и использовании его для блага героических защитников нашей родины. Так, в мае 1942 года в Свердловске, Институтом была созвана совместно с Санотделом Уральского военного округа и Свердловским облздравотделом 5-я научная сессия, посвященная лечению глазной травмы; предыдущая 6-я сессия нашего института – в августе 1943 года в г. Москве вновь была посвящена боевой травме и, наконец, наша настоящая 7-я сессия института, опять поставила первым программным вопросом своей повестки также боевую травму глаза.

Этот опыт целеустремленной работы над одной, основой и важнейшей проблемой показал, что такая работа приводит, несомненно, к значительному успеху.

Мы не можем сейчас детально останавливаться на всех достижениях советских офтальмологов в области изучения и лечения боевой травмы глаз – это должно быть освещено, как в этом можно убедиться из повестки сессии – в целой серии сообщений по различным разделам это проблемы, но суммарно, в самой общей форме можно всё-таки отметить, что работа, проведенная как до войны, так и во время войны, дала немалые положительные результаты, особенно выступающие в таких важнейших вопросах боевой травмы глаз, как рентгенолокализация внутриглазных инородных тел и извлечение их; пластическая хирургия в области глаза после боевой травмы; травматический иридоциклит и его лечение; изменение глазного дна как при травме глаза, так и при травме черепа; травма глазницы и соседних отделов лица, военная слепота и ее лечение и по ряду более частных вопросов боевой травмы.

С точки зрения методической этот опыт коллективной работы и руководства ее при решении определенной задачи нам следует использовать и дальше в отношении других актуальных проблем нашей специальности и наметить здесь на сессии с достаточной ясностью, как эти проблемы, так и пути решения их.

Следует, прежде всего, подчеркнуть – прежде, чем перейти к более детальному обсуждению поставленного вопроса, что, конечно, и, в дальнейшем, как во время войны, так и в послевоенный период мы будем и должны заниматься военной травмой глаз. Однако было бы совершенно ошибочным с нашей стороны не сосредоточить своих усилий с той же энергией на вопросах глазной заболеваемости и помощи гражданскому населению, во-первых, согласно директивных указаний – приказов Наркомов здравоохранения СССР и РСФСР по борьбе с трахомой, во-вторых, на научной разработке таких проблем, актуальное значение которых с одной стороны не вызывает сомнений, а с другой уже сейчас по ним накопился достаточный материал, чтобы отчетливо представить себе пути их дальнейшие разработки. Таким образом, наши ближайшие задачи могут быть подразделены на две группы: первая – это руководство организационно-методического характера по проведению в жизнь, в практику проблем уже достаточно разработанных теоретически, вторая – теоретическое изучение важных, но еще недостаточно разработанных даже теоретически, вопросов. В первую группу – или что тоже самое в первый раздел нашей работы мы должны включить:

  1. руководство борьбой с трахомой;

  2. борьба с промышленным и бытовым травматизмом;

  3. помощь НКЗ РСФСР в планировании глазной сети и в восстановлении глазной помощи в районах, находившихся во временной немецкой оккупации;

  4. ознакомление периферии с достижениями советской офтальмологии и внедрение их в широкую практику.

По вопросу о нашей конкретной работе по борьбе с трахомой вы заслушаете доклад проф. А.С. Савваитова и я не буду на нем останавливаться, но я бы хотел обратить ваше внимание на то, что хотя практическая работа по борьбе с трахомой и с травматизмом не исключает, конечно, ни в какой мере и научного изучения вопросов трахомы и травматизма, однако, в настоящее время это в значительно большей степени вопросы организационного и практического характера, чем проблемы научного изучения, если их рассматривать под углом зрения наших ближайших задач. В самом деле какой бы большой интерес не представляли в научном отношении проблемы этиологии и патогенеза трахомы или механизма действия тех или иных вредностей производства, однако, мы уже сейчас накопили такой большой опыт борьбы с трахомой и травматизмом, именно в условиях Советского Социалистического общества, что нет никаких оснований для того, чтобы ссылаться на недостаточную теоретическую изученность в некоторых отношениях этих проблем, для ослабления или оправдания нашей практической работы в этих направлениях. Здесь мне незачем указывать на то, что уже до войны Чувашия сумела снизить процент трахомных больных по республике с 48% до 13%, что резкое снижение затрахомленности мы видели в очень большом числе отчетов по различным краям, областям и АССР нашей федерации, что почти, как правило, на тех промышленных предприятиях, где организация борьбы с глазными травматизмом была поставлена правильно наблюдалось, как правило, резкое снижение его, иногда вплоть до полного исчезновения. Словом, мы имеем все основания утверждать, что современный уровень теоретического изучения этих проблем позволяет с полной гарантией успеха вести борьбу с трахомой и травматизмом. Гораздо труднее на деле наладить соответствующую организацию, но и здесь опыт нас учит, что там, где этим вопросам уделяется достаточное внимание, успех не заставляет себя ждать.

Для того, чтобы наметить правильную линию поведения в деле борьбы с трахомой и обеспечить этому делу живое руководство Центрального института офтальмологии после нашей сессии проводится совещание с участием представителей орметодотделов наших трахоматозных и офтальмологических институтов и глазных клиник некоторых мединститутов, чтобы обеспечить, прежде всего, выполнение приказов Наркома здравоохранения РСФСР № 12 от 12.01.1943 года и № 607 от 17.11.1943 г., которые предусматривают все необходимые мероприятия для борьбы с трахомой.

По разделу помощи НКЗ РСФСР в организации глазной помощи населению Центральный офтальмологический институт сделал следующее: оргметодотдел представил НКЗ РСФСР план развертывания глазной сет подготовки глазных кадров на 1944 год. По заданию НКЗ РСФСР институт организовал систематическое обслуживание окулистам института Волоколамского района Московской области; сотрудник института д-р Иоффе Ц.М. выезжала для помощи Облздравотделу в г. Смоленск и д-р Ициксон Л.Я. в г. Курск. В результате этих поездок намечается после поведения этой сессии систематическая работа в Курской области и помощь Смоленской области. Для Калининского Облздрава Институт выделяет часть глазного инструментария; в Калинине также в течение 2-х месяцев в конце 1943 года работала сотрудник Института д-р Кендель А.М. В настоящее время в 3-х месячной командировке в Бурятмонголию находится сотрудник института д-р Судакевич Д.И. Для улучшения дела глазной помощи населению столицы по инициативе и под руководством Института, по согласованию с Мосздравотделом работает комиссия окулистов, выделенная московским обществом глазных врачей. В феврале с./г. в Новосибирск выезжал проф. Колен А.А. и принял участие в разработке мероприятий по борьбе с трахомой по области на 1944 г. и в составлении плана научной работы тамошних медицинских ВУЗов на 1944 г. Институт принял на себя также непосредственное руководство и помощь ряду глазных клиник – Свердловской, Иркутской, Хабаровской, Новосибирской, Архангельской и Сталинградской; с представителями этих клиник, присутствующих на сессии, нам нужно будет после сессии разработать план конкретных мероприятий для осуществления этого намерения института.

Далее в помощь периферическим работникам Институт предполагает в течение 1944 г. составить 6 методических писем, а именно:

  1. проф. А.С. Савваитов. – Примерный план организации борьбы с трахомой;

  2. он же. – Установка по лечению травмы;

  3. с.н.с. М.Н. Преображенская. – О новом положении по учету трахомы (выполнено);

  4. проф. А.А.Колен. – Достижения советских окулистов в лечении боевой травмы глаз и использование этого опыта;

  5. с.н.с. А.З. Гольденберг. – Применение сульфамидов, особенно альбуцида, в глазной практике при лечении гнойных язв роговицы и гонобленорреи глаз;

  6. доц. М.Г. Рабинович. – Глазной травматизм в промышленности и в быту в военное время и борьба с ним.

Кроме того, в Институте организованно Консультативное бюро в помощь военному врачу и окулисту периферии, о чем методотдел НКЗ РСФСР поставил в известность край и Облздравотдел и НКЗ РСФСР поставил в известность край и Облздравотделы и НКЗ автономных республик.

И, наконец, последнее, как по этому разделу работы, так и с целью ознакомления периферии с некоторыми достижениями Института, в течение 1944 г. Институт наметил план проведения декадников и выездов на периферию. Такие декадники намечены как в самой Москве, так и с выездом на периферию – в Казань, Тбилиси – для Закавказских республик, в Ташкент (или Фрунзе) – для Среднеазиатских республик, и выезды для живой связи и помощи в Ленинград, Чувашию, Сталинград.

Программа декадников, следующая:

  1. д.м.н. М.Е, Розенблюм. – Диагностика, патогенез и оперативное лечение отслойки сетчатки;

  2. проф. Э.Ф. Левакаева. – Патологическая анатомия боевой травмы глаза;

  3. проф. М.М. Балтин. – Рентгенодиагностика боевой травмы глаза;

  4. проф. П.Е. Тихомиров. – Клиника и терапия заболеваний слезного аппарата;

  5. с.н.с. Е.М. Иванова. – Операция дакриоцисториностомии;

  6. проф. А.А. Колен. – Восстановительная хирургия в области глаза;

  7. н.с. А.З. Гольденберг. – Сульфамиды в терапии заболеваний глаз.

Организуя эти декадники, Институт предполагает в дальнейшем вызов в Москву представителей периферии с целью дать им возможность продемонстрировать свои достижения здесь, создавая, таким образом, возможность широкого и живого обмена опытом для советских окулистов.

Несомненно, что и организация научных сессий института, которые не только до войны, но и, несмотря на трудности военного времени, проводились и поводятся ежегодно и во время Отечественной войны, предоставляют очень широкие возможности взаимного обмена опытом и использования уже имеющихся достижений.

В условиях Отечественной войны, кроме помощи Наркомздраву РСФСР в отношении обслуживания гражданского населения, громадное значение имеет работа Института в помощь Управлению ЭГ НКЗ РСФСР и Главсанупру Красной Армии.

В этом направлении сделано следующее:

    По линии Управления ЭГ

    1. Научно-методическое руководство и практическая помощь специализированному глазному госпиталю в Москве.

    2. Организована группа усиления для выездов по заявкам главного консультанта – окулиста Управления ЭГ НКЗ РСФСР. Выезжал на три месяца с 15 февраля по 15 мая по требованию Управления ЭГ Тамбовской области в г. Тамбов сотрудник Института д.м.н. Литинский Г.А.

    Предоставлены Управлению ЭГ рабочие места в институте для специализации и повышения квалификации врачей ЭГ.

    По линии Главсанупра

    1. Институт принимает участие и представил экспонаты для организации глазного отделения Центрального санитарного музея Красной Армии.

    2. Институт принял консультативное участие и принял на себя разработку некоторых вопросов интересующих, Главсанупр по плану научной работы в области офтальмологии.

    3. Институтом за 1944 год проведено 12 экспертиз по заявкам Главсанупр относительно новых аппаратов и лекарственных веществ. В частности, изучен ряд магнитов (Колычева, Головина, Заца, Тевелева и др.) рекомендуемых для полевых условий.

    4. Проведён декадник по боевой травме глаз для фронтовых окулистов.

      Кроме того, Консультативное бюро института обслуживает не только гражданских акулистов, но и врачей ЭГ и фронта.

Институт ставит пред собой также задачу – осуществление её будет связано с наличием соответствующих материальных возможностей – организовать при библиотеке Института бюро обслуживания, задачей которого бы явилась консультация периферии по специальной литературе, составление библиографии по определенным вопросам, переводы для периферии, высылка фото и фотокопий. Должен подчеркнуть, что осуществление этой последней задачи может задержаться в зависимости от отпуска средств на эту работу.

Считая, что составление специальных монографий и руководств и брошюр, является одной из важнейших форм для ознакомления периферии с достижениями в нашей специальности, институт, наметил и осуществит в 1944 году подготовку к печати следующих изданий:

  1. акад. М.И. Авербах.

      – Основные формы изменений зрительных нервов;

      – Повреждения глаза и окружающих тканей.

      – офтальмологические очерки. 2-е издание;

  2. проф. М.М. Балтин – Рентгенодиагностика и гентгенотерапия в офтальмологии (руководство);

  3. проф. А.А. Колен – Краткое руководство по пластике в области глаза;

  4. ст.науч. сотр. Л.Я. Шерешевская – Физиотерапия в офтальмологии (руководство);

  5. ст. науч. сотр. Р.А. Гаркави – Руководство по биомикроскопии глаза (руководство);

  6. проф. М.Е. Розенблюм – Клиника и патогенез отслойки сетчатки (монография);

  7. Руководство по военной офтальмологии, в котором принимают участие ряд сотрудников Института и периферии.

Брошюры в помощь военному и практическому врачу:

  1. проф. М.Е. Розенблюм – Внутриглазные инородные тела и их извлечение;

  2. ст. науч. сотр. А.З. Гольденберг – Новости химиотерапии глаза;

  3. проф. Л.И. Сергиевский – Неоперативное лечение косоглазия;

  4. проф. А.А. Колен – Основные вопросы пластической хирургии в области глаза;

  5. доц. М.Г. Рабинович – Травматические иридоциклиты и симпатическая офтальмия.

Таков план Института по организационно-методическому разделу работы в связи с теми задачами, которые предстоит решать в ближайшем будущем советским окулистам.

Гораздо, мы бы сказали, сложнее определить те задачи и выделить те проблемы, разработка которых должна занять ведущее место в советской офтальмологии. Нам кажется, что определяющим моментом для этого должны служить: 1. актуальность проблемы для советского здравоохранения; 2. большое значение её для теоретической или практической офтальмологии; – если так можно выразиться, – достаточная глубина и широта ёё, чтобы вокруг неё можно было объединить достаточно большую группу офтальмологов; 3. историчность её в том смысле, чтобы она вытекала в какой-то мере из накопленного уже материала – пусть даже очень отрывочного и неполного, но достаточного, чтобы определить большое значение этой проблемы и 4. чтобы для работы по этой проблеме были налицо учёные, которые имеют опыт работы в этом направлении и могут обеспечить изучение её руководством на достаточно высоком научном уровне. Мы подчёркиваем, что эти критерии мы выделяем для того, чтобы руководясь ими можно было действительно целесообразно и наиболее эффективно планировать научную работу по офтальмологии и наметить проблемы основные и действительно, ведущие и по своей значительности требующие объединенных усилий значительного числа работников, но это совсем не значит, что вне этих проблем не должна и не может вестись никакая научная работа. Но такого рода научная работа может вестись отдельными клинками и институтами, а также отдельными учёными по своей инициативе они могут собирать материал, который только по мере его накопления и его значения должен определять нужно ли ввести эту тему в планируемую научную работу. Позволим себе пояснить это примером. В течение ряда лет мы изучали с некоторыми нашими сотрудниками вопрос о помутнениях стекловидного тела и получали известный терапевтический эффект при этом заболевании; но вопрос оставался частным и имеющим очень ограниченное значение. Только, тогда, когда мы установили значение для некоторых форм помутнений стекловидного тела изменений со стороны крови, построили гипотезу патогенеза этого заболевания и увидели, что эти наблюдения могут иметь гораздо более широкое значение для патологии, чем только объяснение изменений в стекловидном теле, с нашей точки зрения этот вопрос уже заслуживает того, чтобы быть включенным в план рекомендованных научной тематики для изучения его более широким фронтом. Исходя из сформулированных нами положений и не останавливаясь на плане рекомендованной Институтом проблематике научной работы в области офтальмологии на 1944 г. по РСФСР, во-первых потому, что этот план уже утверждён УМС НКЗ РСФСР и должен быть, вероятно, вам известен, а во-вторых потому, что сейчас уже поздно его изменять и нас в данный момент должны гораздо больше интересовать задачи дальнейшей научной работы по офтальмологии в том смысле, чтобы уже сейчас наметить научную тематику на будущее с тем, чтобы соответствующий план на 1945 г. (а может быть эта проблематика, если она окажется достаточно жизненной останется основой плана и на более длительный 3-х или пятилетний срок) был обсужден, как решающее звено нашей работы заблаговременно, подвергся достаточному критическому анализу и был застрахован в максимальной степени от непродуманности.

Нам представляется, что в научной работе по офтальмологии основными проблемами ближайшего будущего должно явиться следующее:

  1. Сосудистая система и состав крови и их влияние на патологию глаза. Постановка этой проблемы оправдана тем, что как в предвоенный период, так и особенно на материале военного времени выяснено значение гипертонии как общей, так и местной церебральной на изменения в сосудистой системе глаза; что изменения в ретинальных сосудах на почве их спазма объясняют гораздо лучше, чем прежние взгляды процессы тромбоза и этболии в системе центральной артерии сетчатки, что недооценка изменений возрастного характера мелких венозных сосудов (а поэтому вопросу в офтальмологической литературе накопился большой фактический материал, не подвергшийся ещё необходимому обобщению) мешает нам понять процессы нарушения кровообращения в венозной системе глаза, что изучение атеросклероза артерий и артериоль глаза уже продвинулось достаточно далеко, чтобы мы могли привлечь эти данные как характеристику стадий возрастных изменений сосудов глаза и, наконец, что изучение нервных (в первую очередь со стороны симпатической нервной системы) влияний на сосуды и соотношение и связь между факторами эндокринного и симпатического характера достаточно изучены в физиологии и патологии и это позволяет уже использовать эти данные для патологии глаза . Наряду с этим намечается также влияние состава крови на патологические процессы в глазу и подводит нас непосредственно к тому, что в глазу особенно легко может изучаться и для патологии глаза может иметь существенное значение то, что рассматривается теперь некоторыми учеными, как проблема так называемого серозного воспаления. Актуальность всех этих вопросов подтверждается жизненно тем, что и нашей настоящей сессии нам предстоит заслушать серию докладов, имеющих отношение к этой проблеме (З.А. Каминская-Павлова, О.И. Шершевская, И.Г. Титов, Р.Е. Кролюницкая и др.).

  2. Глаукома в СССР, как известно, согласно данным последней переписи населения, где регистрировались причины слепоты, стоит на первом месте среди причин слепоты. Поэтому научное углубленное изучение этого заболевания является абсолютно необходимым, тем более, что накопление огромного нового материала по симпатической нервной системе, влиянии эндокринных факторов, центральной нервной системы и сосудистой системы на глаз , в связи с целым рядом достижений в клинике глаукомы в отношении ее ранней диагностики, консервативной и хирургической терапии глаукомы позволяет нам вернуться к изучению глаукомы на новой расширенной базе. На базе современных возможностей по ранней диагностике глаукомы возможно разработать также и некоторые организационные вопросы по борьбе с глаукомой, т.е. в первую очередь вопрос о диспансеризации глаукоматозных больных, т.е. провести в отношении глаукомы тот общий принцип советской медицины, который уже блестяще оправдал себя при трахоме.

  3. Туберкулез глаза должен подвергнуться вновь систематическому изучению как в виду практической важности вопроса, так и потому, что наличие в нашем распоряжении щелевой лампы, новых методов рентгенологического изучения туберкулеза легких и целого ряда новых предложений по лечению туберкулеза открывает перед нами новые возможности для плодотворного изучения этой проблемы.

  4. Работы лаборатории физиологической оптики Института им. Гельмгольтца, руководимой проф. С.В. Кравковым, позволяют нам уже подойти к вопросу о перенесении некоторых новых методик физиологического изучения органа зрения непосредственно в клинику. Иллюстрацией этого на настоящей сессии является доклад проф. С.В. Кравкова об изменении зрительных функций при травме черепа. Поэтому нам, кажется вполне обоснованным включить в нашу ближайшую тематику проблему изучения и внедрения в клинику новых физиологических методов.

  5. Изучение новых лекарственных веществ в медицине и в частности в офтальмологии столь актуальны в условиях Отечественной войны и проводившееся систематически в Институте им. Гельмгольтца и в некоторых других лабораториях (альбуцид – А.З. Гольденберг, прозерин – В.А. Промтов; такодин – М.А. Краснов, озвученный сульфидин – С.М. Доброва и т.д.) должно и в дальнейшем служить одной из проблем нашего плана научной работы по республике.

  6. Наконец, проблемами, которые выдвинулись на одно из первых мест по своей актуальности в период Отечественной войны, являются вопросы восстановительной хирургии в области глаза и военной слепоты. Достаточно взглянуть на повестку нашей сессии, чтобы увидеть какой большой удельный вес принадлежит в ней докладам на эти темы. Но, несомненно, что это актуальные проблемы не только военного, но и длительного послевоенного периода. Кроме того, мы хотим также подчеркнуть, что проблема восстановительной хирургии важна не только по своему большому практическому значению, но и по громадному теоретическому интересу – является проблемой всей хирургии будущего, хирургии, которая ставит своей целью не только сохранение целого путем потери части, но и восстановление утраченного органа косметически, анатомически и в ряде случаев и функционально. Поэтому этот раздел хирургии тесно связан с целым рядом биологических проблем, именно с проблемой роста и регенерации, воспаления и его течения, инфекции и общего состояния микроорганизма и т.д. поэтому и эта проблема должна войти в план работы советских окулистов.

  7. Наконец, в течение войны был сделан ряд наблюдений о влиянии авитаминоза на орган зрения (А.В. Каценельсон, З.А. Каминская-Павлова). Если к этому добавить наблюдения о влиянии витаминов на орган зрения, сделанные еще до войны (Монюкова Н.А., Фрадкин .., ..., Колен А.А., Меньшиков Ф.А. и Шершеневская О.И. и др.), то не вызывает сомнений, что вся эта проблема, находящаяся еще в офтальмологии в начале своей разработки несомненно, как с практической, так и с теоретической точки зрения является крайне важной и заслуживает включения в план нашей будущей работы.

Таковы основные задачи советской офтальмологической науки ближайшего будущего, хотя я вновь повторяю, что мы выделили то, что является, по нашему мнению, необходимым, но возможно оно недостаточно и должно быть еще дополнено.

Быть может у товарищей составилось впечатление от некоторых наших формулировок в отношении перспектив изучения некоторых проблем, которые следует включить в план нашей научной работы на будущее, что мы рисуем слишком широкие перспективы – например, в отношении изучения сосудистой системы и глаза, глаукомы и восстановительной хирургии и что эти перспективы несколько гипотетичны. Несомненно, что это имеет место, но, по нашему мнению, они имеют характер рабочих гипотез, а нельзя себе представить научной работы, не ставящей перед собой некоторых трудно достижимых целей и нельзя вести научную работу без известной опасности того, что некоторые гипотезы не оправдаются и от них придется отказаться. Однако, не ставя перед собой новых и трудных задач, хотя бы и с риском срыва в некоторых случаях, нельзя получить и новых данных. Вспомним, что тов. Сталин призывает советских людей, работающих в самых различных областях, к самому смелому дерзанию и новаторству, а право быть новатором является неотъемлемым правом каждого из нас, кто претендует на звание советского ученого. Поэтому мы и позволяем себе наметить этот широкий план научного исследования в нашей области.

Нами руководит в этом одно горячее желание внести в дело борьбы с немецкими захватчиками все, что в наших силах, нас подкрепляет в этом опыт советских окулистов, в течение войны внесших немало нового для лечения раненых бойцов и командиров нашей героической Красной армии и нас вдохновляет на это глубокая уверенность в том, что советские ученые, руководимые, как и весь народ великим Сталиным должны и могут прокладывать новые пути в том деле, которое им доверено.

РГАНТД. Фонд 138. Опись 1. Ед.хр. 90.


№2

Отчет о научно-исследовательской работе
Государственного Центрального офтальмологического
института им. Гельмгольтца за 1944 год

 
Председателю Ученого Медицинского
Совета НКЗ РСФСР
Проф. А.И. Нестерову
 

Государственный Центральный Офтальмологический Институт им. Гельмгольтца по своей организационной структуре представляется несколько своеобразным, так как наряду с теоретическими отделами он включает в себя чрезвычайно обширную поликлинику по глазным болезням, с ежедневной пропускной способностью от 500 до 600 амбулаторных посещений, и имеет глазной стационар на 250 коек.

Ввиду этого Институт наряду с научно-исследовательской работой ведет очень большую чисто практическую лечебную работу. Это представляет для института с одной стороны значительные преимущества, так как дает ему очень богатый материал для изучения проблемы клинического характера, но с другой стороны заставляет научные кадры Института уделять большое количество времени и чисто практической работе. В довоенное время общее количество врачей и лиц с высшим образованием составляло в Институте 104 ч. Из них научных сотрудников 52 и прочих врачей 52. В течение войны в связи с частичной эвакуацией Института в г. Свердловск в 1941 г., мобилизацией части сотрудников и т.д. количество работников Института уменьшилось к 1 января 1943 г. до 16 научных сотрудников и 25 прочих врачей.

В течение 1943 и 1944 г. Институт восстанавливал свои командные кадры, так что к 1 января 1944 г. научно-врачебный штат Института составлял 61 человек, а к 1 января 1945 г. 72 чел. За 1943 г. прибавилось "9" человек, за 1944 г. "4" человека. Среди имеющих звания научных сотрудников к 1 января 1945 г. состояло профессоров 12 чел., докт. мед. наук с званием ст. науч. сотр. 1, канд. мед. наук со званием ст. науч. сотр. 12, канд. мед. наук – 3, канд. биол. наук – 3.В числе научно-врачебного персонала на 1 января 1945 г. к институту прикомандировано 7 клинических ординаторов, часть из которых поступила в Институт в 1943 г., а 5 в конце 1944 г. (по конкурсу).

С прискорбием приходится отметить тяжкую потерю, которую понес Институт в 1944 г. в лице скончавшегося директора Института, академика М.И. Авербаха.

Рост кадров обеспечивался преимущественно ведением научной работы и участием научных сотрудников в научных и клинических конференциях Института, которые проводятся систематически – в среднем 4 раза в месяц, по очень обширной обычно повестке с постановкой докладов по теоретической и клинической офтальмологии.

В институте ежегодно созываются Научные Сессии по своему значению, количеству делегатов и гостей, качеству и количеству научных докладов фактически перерастающие в съезд окулистов.

В июне 1944 г. состоялась объединенная VII Очередная научная Сессия института и I Конференция офтальмологов управления ЭГ НКЗ РСФСР. В работах Сессии Конференции приняло участие больше 200 научных работников, съехавшихся со всех – в том числе самых отдаленных (Красноярск, Баку и т.д.) – местностей Союза. Сессия прошла очень оживленно, на высоком научном уровне.

Материально-техническая база Института в период войны по ряду условий резко сузилась и в течение 1944 г. обстановка для научной работы в Институте являлась недостаточно благоприятной, хотя и более благоприятной, чем в 1943 г.

Большинство отделов работало с сокращенным штатом (отд. травматологии вместо 5 сотрудников насчитывал 2, отдел по борьбе с трахомой вместо 5 – одного и т.д.), а некоторые отделы не были восстановлены (пато-физиологический, биохимический и др.).

Это не давало возможности Институту поставить полноценное и комплексное изучение некоторых проблем.

Благодаря недостатку топлива и отсутствию возможности произвести необходимый ремонт, из четырех производственных корпусов Института, в 1944 г. функционировали только два – хирургический и поликлинический, а два корпуса, в одном из которых по преимуществу размещались теоретические отделы, не были пригодны к эксплуатации, что заставило дирекцию Института и те теоретические отделы, которые не подверглись сокращению по штатным соображениям, разместить временно крайне стеснив их, что по существу лишило большинство научных работников рабочего места.

В виду того, что экспериментальный отдел перестал функционировать, как по сокращению штатов, так и потому, что не было возможности разместить в надлежащих условиях и кормить животных, экспериментальная тематика Института крайне сузилась.

Из общего количества 40 тем плана 18 посвящено проблеме: «травматизм органа зрения» (особенно после боевой травмы), 6 тем – проблема «новые лекарственные вещества в офтальмологии», остальные 16 тем – внепроблемные.

По первой проблеме из 18 тем выполнено 13, недовыполнены 2 темы, не выполнено 3 темы.

  1. Недовыполненной осталась работа Н.В. Пластинина (№ 5 плана). Длительный гексеналовый наркоз при пластических операциях в офталмо-хирургии. Причина отставания работы – недостаточное количество подходящего материала. Автору предложено форсировать работу и выполнить ее во II-м квартале 1946 г. в полном объеме.

  2. Работа № 11 канд. мед. наук Р.С. Копциовской (Изучение процесса заживления ран конъюнктивы и роговицы при помощи «Панопака») также осталась недовыполненной вследствие отсутствия животных. Обработана литература, освоена необходимая методика.

  3. Недовыполненной является и работа № 10 Е.Г. Коссиной (Морфологические проявления аллергии при симпатизирующем воспалении) вследствие длительной тяжелой болезни исполнителя (склероз сердца и сосудов). Согласно предварительным результатам работы Е.Г. Коссиной представляющая одну из глав ее исследований в области патогенеза симпатической офталмии даст много новых и очень ценных данных.

  4. Работа ст. науч. сотр. Р.А. Гаркави № 4 (Пластика по Кунту и роговидные швы при ранениях глаза в эксперименте) не могла быть выполнена вследствие отсутствия животных. Обработана соответствующая литература.

  5. Работа ст. науч. сотр. Е.А. Чечик-Куниной № 9 (Закрытие методами свободной трансплантации дефектов ткани роговицы и склеры при сквозных ранениях глазного яблока) также не выполнена вследствие отсутствия экспериментальных животных. Обработана литература.

По второй проблеме из 6 тем выполнено 4.

Не выполнена тема № 21 И.М. Авербеха и С.П. Яковлевой (Изменения различных функций при применении некоторых медикаментозных средств). Причины невыполнения работы следующие:

  1. Из бригады выбыло два участника (Е.А. Иванова и Н.М. Головань).

  2. Из-за отсутствия специального помещения (консервация одного из корпусов Института) для проведения исследования адаптации.

План содержит [16] внепроблемных тем, из коих выполнено 11 тем, четыре недовыполнены и одна не выполнена.

Недовыполнена работа № 27 ст. науч. сотр. М.М. Вейншток (Лечение туберкулеза глаза анатуберкулином); причина отставания работы – недостаточное количество случаев, что в свою очередь объясняется тем, что подходящими случаями могут считаться только случаи явно туберкулезные, а таковых оказалось недостаточное количество.

Также несколько недовыполнена работа № 8 проф. М.М. Балтина (Рентгенотерапия туберкулезных заболевания глаза) вследствие того, что автору не удалось накопить достаточно случаев для подведения окончательных итогов. По предварительным данным автора можно судить, что работа представляет значительный интерес.

Недовыполнена работа № 35 И.М. Авербаха и С.П. Яковлевой (Исследования по вопросу о цветовом утомлении) вследствие того, что как оказалось, количество наблюдений недостаточно для окончательных выводов: в процессе работы выяснилась необходимость в дополнительных исследованиях.

Четвертая недовыполненная работа № 36 ст. науч. сотр. Л.Я. Шерешевской (Влияние ультра-фиолетовых лучей и электрического поля УВЧ на проницаемость роговицы), осталась недовыполненной экспериментальная часть.

Не выполнена работа № 30 ст. науч. сотр. А.Я. Виленкиной (офталмоскопические и офталмотонометрические наблюдения при экспериментальной гипертонии) – обработана литература, экспериментальная часть не выполнена из-за отсутствия животных.

Таким образов из 40 тем плана:

    выполнено – 29,

    недовыполнено – 6,

    не выполнено – 5.

Из изложенного видно, что в научном плане Института в 1944 г. основное место занимали работы, посвященные боевой травме органа зрения (около 50% всей тематики института). Второе место занимали работы, посвященные изучению новых лекарственных веществ, по прочей тематике (трахома, туберкулез глаза, гипертонии и др.) в плане были намечены только отдельные работы. Нужно отдельно отметить 18 работ диссертационного характера (часть из них вошла в дополнительный план), из которых 5 было на степень доктора медицинских наук и 12 на степень кандидата. Эти работы требуют особого внимания и дирекцией Института принимался ряд мер для того, чтобы созвать условия для выполнения их (творческие отпуска, оплата расходов по оформлению, обеспечения постоянных консультаций по ходу работ и т.д.).

За 1944 г. выполнены следующие докторские диссертации:

  • М.Г. Рабинович. Ранняя диагностика симпатической офтальмии в свете гематологических данных.

    Диссертация защищена на заседании Совета II-го Московского медицинского Института 27/XII-44 г. Устанавливая изменения со стороны крови в периферических отделах кровеносной системы как определенный признак возможного возникновения симпатической офталмии, данные автора дают впервые некоторые опорные точки для ранней диагностики такого грозного и загадочного заболевания, как симпатическая офтальмия. Хотя выводы автора безусловно потребуют проверки на большом материале, однако автором намечен новый весьма интересный путь в изучении вопроса, который может привести к важным результатам и для практического врача.

  • Е.М. Иванова. Риностомия, как радикальный метод лечения хронического дакриоцистита.

    Работа основана на анализе огромного материала по риностомии в Институте им. Гельмгольтца (около 6000 случаев) из которого очень много случаев прошло через руки автора. Выводы автора полностью определяют показания и методику операции и имеют руководящее значение для всей массы окулистов-практиков. В ближайшее время представляется к защите.

  • Р.А. Гаркави. Патологические образования роговицы в сравнительных био и анатомических исследованиях.

    Работа является почти единственной в этом разделе офтальмологии в отечественной литературе; будучи основана на значительном числе личных наблюдений автора, иллюстрированных большим количеством цветных рисунков, она значительно расширяет наши сведения о характере изменений роговицы при ряде болезненных процессов ее, представляет большой практический и теоретический интерес и является серьезным вкладом не только для отечественной офтальмологии, но и для заграницы. Диссертация в настоящее время заканчивается оформлением.

  • Ц.М. Иоффе в отчетном году разрабатывала секретную тему, имеющую оборонное значение (диссертация на степень доктора мед. наук).

Из числа кандидатских диссертаций следует отметить следующие (законченые):

  • Д.И. Судакевич. Вариации в системе стволов задних цилиарных артерий.

    Диссертация закончена и представляется к защите. Автором установлен ряд новых данных относительно характера разветвления кровеносной системы глаза. Работа исключительно богато иллюстрирована атласом превосходных рисунков и представляет серьезней вклад в анатомию глаза.

  • Б.И. Свядощ. Рентгенодиагностика области турецкого седла при изменениях зрительного нерва.

    На очень большом материале автору удалось установить ряд важных для практической офтальмологии данных по рентгенодиагностике области турецкого седла.

  • А.З. Гольденберг. Химиотерапия язв роговицы и ожогов глаз альбуцидом.

    Автор впервые в Союзе доказал на материале свыше 100 случ. необычайную эффективность альбуцида при лечении таких тяжелых, ведущих очень часто к потере зрения, процессов, как язвы и ожоги роговицы. Выводы ее уже подтверждены рядом сообщений других авторов и метод все шире внедряется в практику.

  • Е.Н. Валуйская. Травматизм глаз у детей в военное время.

    В работе изучен материал по детской травме, прошедший через Институт Гельмгольтца за годы войны; дана его развернутая статистическая и клиническая характеристика и намечены меры борьбы с ним.

  • Л.П. Галочкина. Изучение индуктивных процессов при раздражении сетчатки цветными раздражителями.

    В работе устанавливаются новые закономерности касательно связи между цветными раздражителями отдельных мест сетчатки. Тем самым даются интересные данные к выяснению природы цветовой слепоты и относительно природы цветовой слепоты, в частности.

    Данные диссертации Л.П. Галочкиной представляют и некоторый практический интерес для решения вопросов цветовой сигнализации (защищена в июне 1944 г.).

  • Н.И. Колесникова. Влияние блескости на цветное зрение.

    Автором выяснены закономерности влияния блескости на цветное зрение. Работа позволяет сделать соответствующие указания светотехникам при нормировании интенсивности цветных сигналов, применяемых на различных видах транспорта.

  • Р.Б. Зарецкая. Влияние световых побочных раздражителей на внутриглазное давление нормальных и глаукоматозных глаз.

    Автором установлен целый ряд закономерностей, имеющих место при освещении и затемнении здоровых и глаукоматозных глаз в отношении внутриглазного давления.

    Как оказалось внутриглазное давление резче изменяется под влиянием освещения – затемнения на глаукоматозном, чем на здоровом глазу.

    Автор приходит к тому выводу, что свето-темновая проба является полезным дифференциально-диагностическим методом для ранних форм глаукомы.

Мы остановились несколько подробнее на характеристике диссертационных работ, как имеющих монографический характер и переходим к общей характеристике выполнения плана. По изучению боевой травмы органа зрения за отчетный год достигнуты следующие результаты: разработаны показания для наиболее трудных операций пластического характера (блефаропластика, восстановление конъюнктивального мешка) в области глаза (А.А. Колен, М.Г. Рабинович) и условия для эктопротезирования (Д.И. Судакевич) – работы готовы к печати; подвергнута тщательному изучение патогистологическая картина изменений глаз при боевой травме, в связи с чем сделаны предложения о характере необходимого хирургического вмешательства (Э.Ф. Левкоева, Е.Г. Коссина, Фельдман И.Г.). Изучен ряд изменений со стороны органов зрения при черепной травме (С.В. Кравков, М.Я. Фрадкин, Р.Б. Зарецкая) и разработан вопрос о возможном восстановлении глубинного зрения у лиц, потерявших один глаз после боевое травмы глаз (Г.А. Литинский).

Вся эта группа работ несомненно вооружает практического врача-окулиста в отношении понимания и лечения боевой травмы органа зрения.

М.А. Тумаркина в работе, посвященной вопросу патогенеза различных форм тяжелой близорукости и возможности использования труда соответствующей категории больных, приходит к ряду практических важных выводов.

По проблеме новых лекарственных веществ нужно отметить интересные результаты, полученные от применения текодина, как анальгезирующего в глазной практике и миотиков отечественного производства (М.Л. Краснов, В.А. Промтов).

Среди остальных работ нужно подчеркнуть значительное число подготавливаемых к печати руководств:

    А.А, Колен. Руководство по пластической хирургии в области глаза (закончено).

    М.Е. Розенблюм. Руководство по офтальмоскопии с атласом (закончена 1-я часть).

    М.М. Балтин. Рентгенодиагностика и рентгенотерапия в офтальмологии. Руководство по рентгенологии в области глаза появляется на русском языка впервые. Насколько нам известно в заграничной литературе подобных руководств также почти не имеется.

    Р.А. Гаркави. Руководство по биомикроскопии глаза (закончена 1-я часть).

Наряду с этим нельзя не остановиться на том, что экспериментальные работы по ряду трудностей не удалось закончить в срок и они продолжены на 1945 г. как работы, которые должны быть выполнены сверх плана этого года.

        Директор института, профессор (А. Колен)

        Ученый секретарь (М. Рабинович)

<…>

  1. Проблема – Травматизм органа зрения (особенно после боевой травмы).

  2. Тема – Состояние зрительного нервного аппарата глаза при боевой травме.

  3. Исполнитель – науч. сотр., к.м.н. Н.Г. Фельдман.

  4. Руководитель – проф. Э.Ф. Левкоев.

  5. Предпосылки. Работы по ретроградной дегенерации ганглиозных клеток.

  6. Основная литература. Работы Кахаля и испанской школы по центральной нервной системе и по сетчатке. Работа Поляка. 1941 г.

  7. Методика. Импрегнация серебром тотальной сетчатки (методика опубликована в 1939 г. Фельдман).

    Метод Ниселя, поперечные срезы.

  8. Сущность работы. Ганглионозные клетки в зависимости от срока, прошедшего после травмы находятся в разной стадии дегенерации.

    Слой волокон зрит. нерва частично резорбируется. Часть волокон находятся в состоянии «консервации» по Кахилю. В некоторых случаях наблюдаются переваскулиты.

  9. Выводы.

    1). В зависимости от срока прошедшего после боевой травмы в ганглиозном слое сетчатки наблюдаются разные стадии дегенеративных изменений ганглиозных клеток сетчатки.

    2). В слое волокон зрительного нерва сетчатки наблюдается: или а) резорбция нервных волокон, или в) дегенерация их, или с) своеобразная «консервация».

    3). Характер наблюдаемых изменений в сетчатке, изученных нами случаев боевой травмы тот же, что и при травмах головного мозга.

      АВТОРЕФЕРАТ

      «Состояние зрительного нервного аппарата глаза при боевой травме»

      Нами исследовались сетчатки 20 глаз энуклеированных в разные сроки после боевой травмы. Сетчатки обрабатывались метолом Ниссля (поперечные срезы) и метолом Гросс Билыйовского (тотальная сетчатка по способу предлож. Фельдман). В зависимости от срока, прошедшего после боевой травмы в ганглиозном слое сетчатки наблюдаются разные стадии дегенеративных изменений ганглиозных клеток сетчатки. В слое волокон зрительного нерва сетчатки в зависимости от процесса, происходящего в глазу до энуклеации и срока, прошедшего после боевой травмы наблюдается или, а) резорбция нервных волокон, или в) дегенерация их, или с) своеобразная «консервация» описан. Каханен для волокон головного мозга.

      В некоторых случаях наблюдались переваскулиты, идущие из внутренних слоев сетчатки к наружным. Характер наблюдаемых изменений в ганглиозных клетках и слое волокон зрительного нерва сетчатки тот же, что и в головном мозгу.

      Н. Фельдман

<…>

  1. Проблема – Травматизм органа зрения

  2. Тема – Внутриглазное давление при травме черепа различной локализации.

  3. Исполнитель – Проф. М.Я. Фрадкин

  4. Руководитель –   – // –

  5. Предпосылки: В основу работы легли предыдущие наши наблюдения и экспериментальные данные и заинтересованности коры головного мозга и высших отделов вегетативной нервной системы в регуляции внутриглазного давления.

  6. Сущность и методики работы: Работа состояла в исследовании внутриглазного давления. При травмах черепа различной локализации. Таких исследований было произведено у 90 разных с различными поражениями головного мозга.

  7. Краткие выводы: Работа выявила большой процент асимметрий в состоянии внутриглазного давления обоих глаз при ранениях и травмах черепа, как закрытых, так и открытых.

 
М.Я. Фрадкин

      АВТОРЕФЕРАТ

      «Внутриглазное давление при травме черепа различной локализации»

      Исходя из концепции о заинтересованности коры головного мозга и высших отделов вегетативной нервной системы в регуляции внутриглазного давления, мы исследовали состояние внутриглазного давления у раненых с открытыми и закрытыми травмами черепа. Такому обследованию подвергалось около ста человек с различными ранениями и травмами черепа. Более чем в 50% случаев мы обнаружили асимметрию в состоянии внутриглазного давления правого и левого глаза доходило до 10 и более мм. ртутного столба. Указанная асимметрия имела место при самых разнообразных локализациях поражений в головном мозгу.

      При лобных локализациях мы наряду с асимметрией внутриглазного давления обоих глаз могли отметить низкие шифры офталмотонуса, не превышавшие во многих случаях 10 Hd.

      Данные нашей работы могут служить подтверждением гипотезы о наличии регуляции внутриглазного давления со стороны центральной нервной системы.

       
      М.Я. Фрадкин

<…>

      АВТОРЕФЕРАТ

      «Глазная помощь гражданскому населению РСФСР»

      В годы, предшествовавшие Великой Отечественной войне глазная помощь в РСФСР получила широкое развитие. На 1 января 1941 г. глазные больные обслуживались 8039 глазными койками, 11 трахоматозными диспансерами, 140 врачебными и 3593 сестринскими трахоматозными пунктами и глазными кабинетами поликлиник и амбулаторий, в которых было занято 1209 врачебных должностей.

      Ведущими проблемами в деятельности глазных учреждений являлась борьба с трахомой, все еще остававшейся массовым заболеванием в отдельных районах федерации, и с травматизмом органа зрения. Интенсивная борьба с глазными заболеваниями приносила свои плоды, пораженность населения трахомой с каждым годом снижалась, уменьшилось число случаев глазного травматизма на промышленных предприятиях, бленнорея глаз новорожденных встречалась, как редкое заболевание.

      Отечественная война отвлекла внимание органов здравоохранения на разрешение актуальных задач, выдвинутых ею (развертывание эвакогоспиталей, противоэпидемическую борьбу и т.д.), результатом чего явилось отвлечение кадров окулистов и трахоматозных работников в армию и на обслуживание эвакогоспиталей и резкое сокращение сети глазных учреждений, обслуживающих гражданское население – особенно стационарной сети и сестринских трахоматозных пунктов. Сокращение глазной сети произошли не только в местностях, расположенных в непосредственной близости к фронту, но и в тыловых областях, среди которых оказались и территории с высокими показателями глазной заболеваемости (Чувашская, Удмуртская АССР, Горьковская, Молотовская обл., Красноярский край и др.). Борьба с трахомой была значительно ослаблена даже в наиболее пораженных ею областях.

      В начале 1943 г. НКЗ РСФСР был издан приказ (№ 12), предлагающий органам здравоохранения и специальной сети на местах усилить борьбу с трахомой и восстановить, а в случае надобности и расширить глазную сеть. Этот приказ и последовавший за ним приказ НКЗ Союза ССР (№ 406) сыграл несомненную роль в деле активизации борьбы с трахомой – возобновилась, прерванная войной, работа по подготовке кадров трахоматозных работников и сестринских участковых врачей, усилили свою организационно – методическую работу специальные научные учреждения, несколько улучшено было снабжение специальной сети медикаментами и инструментами. Проблема борьбы с трахомой вновь заняла подобающее ей место в деятельности органов здравоохранения и специальной сети.

      Однако, основной пункт приказов о восстановлении сети не был еще выполнен в значительном числе республик и областей – глазной коечный фонд к концу 1943 года достиг по сопоставимой территории РСФСР (без областей, подвергнувшихся оккупации) лишь 81,8% своего довоенного уровня, а в трахоматозных сестринских пунктах 86%.

      По отдельным территориям вопреки приказам НКЗдравов глазная сеть и сестринские трахоматозные пункты продолжали сокращаться и в 1944 г. (койки – в Кировской, Рязанской, Молотовской обл., Марийской и Башкирской АССР, трахоматозные пункты в Коми, Чувашской, Татарской, Удмуртской АССР, в Пензенской, Горьковской, Новосибирской обл. и т.д.).

      Наряду с сокращением сети резко ухудшились по сравнению с довоенным временем использование коечной сети – в среднем по сопоставимой территории глазные койки были заняты в городах всего 282 дня вместо 318 дней – в 1940 году. При повышении средних сроков стационарного лечения (с 20,6 дня на 1 больного до 21,8 дня – 1943 г.). Это привлекло к значительному сокращению объема, оказанной населению стационарной глазной помощи. В 3,4 больных на 1000 городских жителей, обслуженных в 1940 г. глазными койками, в 1943 году было обслужено всего 1,9 больных. В тоже время даже при суженном коечном фонде объем стационарной помощи населению мог быть значительно расширен, если бы койки работали с нормальной нагрузкой.

      Органом здравоохранения и специально сети необходимо провести расширенную борьбу за выполнение показателей использования глазных коек и тем самым за расширение объема стационарной помощи, потребность в которой несомненно возросла в условиях войны.

      Показатели работы амбулаторных главных учреждений в годы войны были несколько выше довоенных, однако, обслуженность населения амбулаторной помощью снизилась почти по всем территориальным группам РСФСР, т.к. сеть уменьшилась, а население тыловых территорий увеличилось за счет притока в них эвакуированного населения.

      В течение первых трех лет войны массовых данных о заболеваемости населения глазными болезнями не было в распоряжении НКЗ РСФСР – отдельные материалы, получаемые с мест в оперативном порядке показывали некоторые изменения в ее структуре, но не содержали особенно тревожных показателей ее распространения. Однако, в данных 1944 г. о трахоме, собираемых в порядке выполнения приказа НКЗ СССР № 607, имеются уже тревожные симптомы, заставляющие усилить внимание к ним органов здравоохранения, а перед специальными научными учреждениями поставить задачу изучения влияния войны на динамику и характер глазной заболеваемости.

       
      М. Преображенская

<…>

    Проблема. Организационно-методические вопросы.

    Тема. Характер боевых повреждений органа зрения в текущей войне.

    Исполнитель – М.Н. Преображенская.

    Руководитель – проф. А.С. Савваитов.

    Предпосылки. Изучение литературных данных о характере боевых ранений глаз в войнах, предшествовавших текущей войне показало, что боевые повреждения глаз, являются распространенным видом ранений, удельный вес которых повышается с каждой последующей войной и что эти ранения являются очень тяжёлыми. Кроме того, изучение литературных источников установило, что большая часть исследований проводилась на очень ограниченном по объёму и часто разнохарактерном клиническом материале, методика исследования была также различной и не всегда правильной. Это заставило поставить работу по изучению характера боевых повреждений глаз в текущей войне на массовом материале по единой программе и пользуясь единой методикой исследования.

    Литературные источники: Статьи в периодической печати и отдельные работы о боевых повреждениях органа зрения в прошлых войнах и текущей войны, а также доклады отдельных окулистов о травмах глаза в текущей войне на различных конференциях.

    Методика исследования. Выборка данных из историй болезней глазных раненых, закончивших лечение в эвакогоспиталях различных этапов эвакуации, на статкарты (схема статкарты разработана автором и опубликована в В.О. № 6 за 1943 г.) и статистическая разработка собранного материала.

    Выводы. Обработка 3500 историй болезней 5 эвакогоспиталей (2 ЭГ Москвы, ЭГ Саратова, Свердловска, Алма-Ата) за 1942–1943 гг. установила, что в текущей войне, как в предшествующих войнах контингенты глазных раненых являются чрезвычайно тяжёлыми. Среди ранений превалируют мелко-осколочные минные ранения, в большинстве случаев множественные, сочетающиеся с поражением окружающих тканей лица и головы, а также верхних конечностей.

    Изолированные повреждения глаз встречаются в сравнительно небольшом количестве случаев и по своему характеру являются не менее тяжелыми, чем ранения сочетающиеся с повреждениями других частей тела. Среди ранений наибольший удельный вес имеют прободающие ранения глазного яблока, а так же полное размозжение его и тяжелые контузии.

    Визуальные исходы ранений глаза в массе своей очень тяжелые всё же являются в текущей войне более благоприятными, чем в прошлых войнах в связи с лучшей организацией глазной помощи в текущей войне с более полным осуществлением принципа этапного лечения.

    В связи с большим количеством множественных ранений высок удельный вес двухсторонних повреждений глаз, ведущих нередко к двухсторонней слепоте.

    Работы по изучению характера боевых повреждений глаз должны быть продолжены в 1945 г. с целью увеличения объёма материала и охвата данных 1944 г., т.к. характер повреждений глаз и их исходов меняется в процессе войны в связи с изменениями методов её ведения с одной стороны и организации лечебной помощи с другой.

     
    М. Преображенская

    10.01.1945.

<…>

РГАНТД. Фонд 138. Опись 1. Ед.хр. 83.


№3

Заключение Президиума Ученого Медицинского Совета
Наркомздрава РСФСР о выполнении плана
научно-исследовательской работы Государственного
Центрального офтальмологического института на 1944 г.

Центральный Институт Офтальмологии им. Гельмгольтца к началу 1944 г. располагал научно-врачебными кадрами в 62 человека, а к 1 января 1945 г. – в 72 чел., в том числе: профессоров – 12 чел., д-ров мед. наук со званием ст. научного сотрудника – 1; канд. мед. наук со званием ст. научного сотрудника – 12, канд. мед. наук – 3, канд. биол. наук – 3.

В плане научно-исследовательских работ Института на 1944 год значилось 40 тем.

Основными проблемами, над которыми работал Институт, являлись: 1). Травматизм органа зрения, 2). Новые лекарственные вещества в офтальмологии. На долю этих проблем приходилось 24 темы. Из числа внепроблемных тем (их было 16) следует отметить темы по гипертонии, по туберкулёзу глаза.

Что касается выполнения плана, то из 40 намеченных планом тем к началу 1945 г. выполнено 29 тем (72,5%), недовыполнено 6 тем (15%), не выполнено 5 тем (12,5%). По отдельным проблемам (разделам плана) выполнение представляется в следующем виде:

По основной проблеме (проблеме травматизма) из 18 плановых тем выполнено 13, недовыполнено 2, не выполнено 3. Не выполнены главным образом темы экспериментального характера и причиной невыполнения является отсутствие подопытных животных. Из числа выполненных тем по проблеме травматизма следует отметить темы: «Показания к выбору метода операций восстановления века целиком и частично» (проф. Колен); «Показания к выбору метода операции при восстановлении конъюнктивального мешка» (Рабинович); «Оперативные мероприятия при прободающих ранениях глаза в патолого-анатомическом освещении» (проф. Левкоева) – работа, посвящённая дискутабельному в настоящее время вопросу о преимуществе закрытия роговичных ран с помощью конъюнктивального лоскута по Кунту или посредством роговичных швов; «Об электрической чувствительности глаза при черепно-мозговых травмах» (проф. Кравков) и «Изменения зрительной функции при черепно-мозговых ранениях и контузиях» (Зарецкая) – работы, касающиеся изучения вопроса об изменениях со стороны органов зрения при травме черепа; «Промышленный травматизм военного времени» (ст.н.с. Коган Б.А), а также ряд других тем.

По 2-му разделу плана «Новые лекарственные средства в офтальмологии» – из 6 плановых тем выполнено 4 и не выполнены 2 (причиной невыполнения явилось выбытие 2-х сотрудников, участников в разработке этих тем).

Из числа выполненных 4 тем можно отметить: работу, посвящённую изучению нового аналитического препарата «текодина» (проф. Краснов), показавшую полную возможность использования нового болеутоляющего средства общего действия как в клинике, так и в частности в офтальмо-хирургической практике; работу о миотическом средстве – прозерине – советском препарате заменителе пилокарпина (тема д-ра Промтова); работу доктора Гольденберг «Лечение язв роговицы и ожогов глаза альбуцидом», которой показана высокая ценность этого препарата в терапии тяжёлых инфекционных заболеваний глаза и различных ожогов (термических, химических).

По 3-му разделу – внепроблемным темам – из числа 16 тем по плану – выполнено 11, недовыполнено 4, не выполнена 1 (из-за отсутствия экспериментальных животных).

Из числа выполненных тем следует отметить: 1) ряд тем статистического и организационно-методического характера: «Врачебная помощь гражданскому населению РСФСР за 3 года войны» – Преображенская; «О характере боевых повреждений органа зрения в текущей войне» – Преображенская; «Методы работы с военно-ослепшими в госпитале» – Богорад; 2) по физическим методам лечения в офтальмологии: «Влияние ультрафиолетовых лучей и электрического поля УВЧ на проницаемость роговицы» – д-р Шершевская; 3) ряд тем по физиологической оптике; 4) темы о стимуляторах нервной системы; 5) по косоглазию и глубинному зрению. Из числа, к сожалению, незаконченных работ следует указать интересную работу по экспериментальной гипертонии. (ст.н.с Виленкина).

Отдельно следует указать работы монографического характера и диссертации:

В 1944 г. выполнены 4 докторские диссертации (из них защищена 1) и 7 кандидатских диссертаций (из них защищена 1).

Работ монографического характера 4:

  1. Руководство по пластической хирургии в области глаза (проф. Колен) – работа закончена.

  2. Руководство по офтальмоскопии с атласом (проф. Розенблюм) – закончена 1-я часть.

  3. Рентгенодиагностика и рентгенотерапия в офтальмологии (проф. Балтин).

  4. Руководство по биомикроскопии глаза (д-р Гаркави) – закончена 1- я часть работы.

Заключение: Результаты научной работы института в 1944 г. имеют теоретическое и практическое значение. Недовыполнение плана идёт за счёт тем экспериментального характера, выполнение которых не могло быть обеспечено материальными условиями (отсутствие экспериментальных животных.)

Отчёт утверждается.

        Председатель Ученого Медицинского Совета НКЗ РСФСР 
        проф. А.Н. Нестеров

        Ученый секретарь проф. А.А. Герке

РГАНТД. Фонд 138. Опись 1. Ед.хр. 83.

Содержание этого поля является приватным и не предназначено для показа.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <div> <pre> <address> <h1> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

© РГАНТД, 2002–2016
Использование материалов сайта РГАНТД допускается только после письменного согласия администрации сайта.
При использовании материалов сайта указание источника (РГАНТД) и гиперссылки на http://rgantd.ru обязательно!

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Сайт ВНИИДАД Сайт 'Вестник архивиста' Официальный портал РОИА Официальный сайт Роскосмоса