Эвакогоспитали в годы Великой Отечественной войны

Версия для печати
70-летию Великой Победы посвящается

В состав предлагаемой публикации вошли документы, свидетельствующие о создании и деятельности эвакогоспиталей (ЭГ) в годы Великой Отечественной войны, их роли и значении в победе, о помощи НИИ в организации их работы.

Эвакогоспиталями в годы Великой Отечественной войны являлись госпитали, оказывающие медицинскую помощь и осуществляющие лечение эвакуированных больных и раненых в тылу.

В публикации представлены документы фондов трех институтов: Центрального ордена Трудового Красного Знамени научно-исследовательского института курортологии и физиотерапии (ЦНИИКиФ) Министерства здравоохранения СССР (фонд № 186); Центрального ордена Ленина института усовершенствования врачей (ЦОЛИУВ) Министерства здравоохранения СССР (фонд № 71) и Московского научно-исследовательского института глазных болезней им. Г.Л.Ф. Гельмгольца Министерства здравоохранения РСФСР (фонд № 138) за 1942; 1944 гг.

В состав публикации вошли документы организационно-распорядительные: стенограммы, план, положения и др., и научные документы, представленные научными разработками, раскрывающие методы лечения, в данном случае в области физиотерапии.

В период Великой Отечественной войны 1941–1945 гг. на территории СССР осуществлялось формирование обширной сети эвакуационных госпиталей, в которых лечились эвакуированные с фронта больные и раненные солдаты, офицеры и генералы.

В начале войны перед медиками стояла проблема создания системы, при которой лечение и эвакуация составляли бы единый и неразрывный процесс.

Основная работа по восстановлению здоровья бойцов и командиров Красной Армии была возложена на тыловые эвакогоспитали.

В начале 1942 г. были созданы специализированные эвакогоспитали – нейрохирургические, челюстно-лицевые, для лечения органов грудной и брюшной полостей, глазные, ушные. Позднее появились сортировочные госпитали.

Руководство формирующейся сетью эвакогоспиталей в 1941 г. осуществляли эвакопункты – местные органы Главного военно-санитарного управления Красной Армии. Они обеспечивали работу военно-санитарного транспорта, распределение поступающих контингентов раненых по госпитальным гарнизонам, сбор сведений о коечной сети, хозяйственном положении, обеспеченности медицинскими кадрами и лечебной, воспитательной, научной деятельности эвакогоспиталей, оказание им методической помощи, санитарный надзор, снабжение нарядами на продовольственное и вещевое довольствие эвакогоспиталей и приписанных военно-санитарных поездов в подведомственном санитарном районе.

Успех работы военных медиков во время войны был достигнут благодаря разработанной  в дальнейшем системе этапного лечения раненых и больных с эвакуацией их по назначению.

Важное значение в организации работы по эвакуации и лечению раненных имело Постановление Государственного Комитета Обороны № 701 от 22 сентября 1941 г. «Об улучшении медицинского обслуживания раненых бойцов и командиров Красной Армии», а также приказ Народного Комиссара здравоохранения и Начальника Главного Военно-санитарного управления Красной Армии № 0382/474 от 30.09.1941 года «О передаче эвакогоспиталей в полное подчинение НКЗ СССР в соответствии с Постановлением ГКО № 701 от 22 сентября 1941 года».

В этих документах более четко разграничивались права и обязанности двух ведомств по управлению эвакогоспиталями в тылу страны: Наркомата обороны, осуществлявшего формирование органов управления эвакуацией, и Народного комиссариата здравоохранения СССР, руководившего формированием эвакогоспиталей НКЗ СССР и выделявшего оперативные койки.

Согласно Постановлению медицинское обслуживание раненых и больных бойцов и командиров в тыловых районах страны было возложено на Народный комиссариат здравоохранения СССР, а в армейских и фронтовых районах – на Главное военно-санитарное управление Красной Армии.

В подчинение Наркомздрава СССР были переданы все эвакогоспитали, сформированные в военное время и расположенные в тыловых районах (кроме постоянных госпиталей НКО).

На Наркомздрав СССР были возложены:

  • организация лечения раненых и больных бойцов и командиров Красной Армии в эвакогоспиталях тыловых районов страны;

  • содержание личного состава этих госпиталей;

  • снабжение эвакогоспиталей всеми видами медицинского и санитарно-хозяйственного имущества.

НКО СССР осуществлял работу по:

  • снабжению эвакогоспиталей Наркомздрава СССР продовольствием, фуражом, денежным довольствием, проездными документами раненых и больных военнослужащих и обменным фондом белья по нормам и в порядке, установленным в Красной Армии;

  • организации эвакуации раненых и больных в тыловые районы;

  • распределению по эвакогоспиталям Наркомздрава СССР раненых и больных бойцов и командиров через эвакопункты.

Эвакопункты оставались в подчинении Главного военно-санитарного управления Красной Армии.

При НКЗ СССР было создано Главное управление эвакогоспиталей, которое осуществляло руководство лечебной работой, учет сети ЭГ, разработку руководящих документов по лечебной работе и другие виды деятельности (финансовую, материально-техническую и другим).

По такому же принципу создавались управления (отделы) ЭГ при Народных комиссариатах здравоохранения  республик, областных и краевых отделах здравоохранения.

При НКЗ СССР работало специальное научно-методическое бюро, в состав которого входили крупные ученые. Этим бюро было разработано «Положение о Главном управлении эвакогоспиталей», определившее его задачи и функции, а также направления деятельности других управлений эвакогоспиталей.

Решающее значение для практической реализации и успешного функционирования лечебно-эвакуационной системы имела военно-медицинская доктрина, разработанная начальником Главного военно-санитарного управления Красной армии Е.И. Смирновым[1] и представленная им на 5-м пленуме Ученого медицинского совета при начальнике Главного военно-санитарного управления (26–28 февраля 1942 г.).

Е.И. Смирновым был обобщен опыт работы терапевтов во время советско-финской войны и подчеркнута необходимость организации в связи с военными событиями в стране военно-полевой терапии. Им были определены ее задачи и намечены пути развития этого нового раздела военной медицины.

Основными задачами доктрины являлись:

  • единое понимание принципов хирургической и терапевтической работы в военно-полевых условиях;

  • наличие единых взглядов на методы профилактики и лечения поражений и заболеваний;

  • преемственность в выполнении медицинских мероприятий на различных этапах эвакуации;

  • ведение краткой, четкой медицинской документации, обеспечивающей преемственность и последовательность в проведении лечебно-эвакуационных мероприятий.

В этом направлении было организовано лечение больных в медико-санитарных батальонах, в терапевтических отделениях госпиталя для легкораненых, созданы терапевтические полевые подвижные госпитали и терапевтические эвакогоспитали, что обеспечило оказание высококвалифицированной помощи в войсковом, армейском и фронтовом тыловых районах. В основу работы всех этапов были положены единые принципы военно-медицинской науки: медицинская сортировка, эвакуация по назначению, преемственность в лечении.

Большое значение в успешной лечебной работе ЭГ лежали принципы комплексного лечения, т.е. объединения вспомогательных средств и приемов (трудотерапии, механотерапии, аэротерапии, талассотерапии, лечебного питания, лечебной физкультуры и т.д.).

В результате процент возвращения больных в строй после лечения в эвакогоспиталях неуклонно увеличивался и одновременно снижалась летальность.

Разработанная Е.И. Смирновым доктрина явилась основой его диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук «Вопросы организации и тактики санитарной службы». На заседании Совета профессоров Центрального института усовершенствования врачей Наркомздрава СССР, состоявшемся 25 ноября 1942 г., академик Н.Н. Бурденко[2] отметил, что выдвинутая Е.И. Смирновым военно-полевая медицинская доктрина будет чрезвычайно важным орудием. Ученые, присутствующие на заседании, также сделали вывод, что диссертация носит не только научно-академический интерес, но, главным образом, имеет оборонное значение (РГАНТД. Ф. 71. Оп. 1. Д. 93. Л. 15, 15об, 18, 18об, 19, 38, 39).

Внедрение единой военно-полевой доктрины было поддержано работниками эвакогоспиталей. Так, на заседании 7-ой Научной сессии Института им. Гельмгольца 13 июня 1944 г. доктор глазного отделения эвакогоспиталя № 1748 […]Коган[3] в своем выступлении обосновал значение внедрения доктрины в области офтальмологии (РГАНТД. Ф. 138. Оп. 1. Д. 84. Л. 24–25).

Выдержки из стенограмм заседания Совета профессоров Центрального института усовершенствования врачей Наркомздрава СССР и 7-ой Научной сессии Института им. Гельмгольца мы предлагаем в нашей публикации.

С целью улучшения качества лечебной работы эвакогоспиталей, обобщения опыта их работы, а также внедрения новых методов лечения в практику Приказом № 100 Наркомата здравоохранения СССР от 5 марта 1942 г. был учрежден Госпитальный совет при Главном управлении эвакогоспиталей НКЗ СССР, в обязанности которого входили: координация деятельности эвакогоспиталей, определение их задач и осуществление работы по оценке качества выполнения организационной и лечебной работы.

За время войны состоялось заседание четырех Пленумов Госпитального совета при Главном управлении эвакогоспиталей НКЗ СССР, которые работали по секциям разной тематики.

Работа центрального и местных Госпитальных советов значительно повышала эффективность эвакогоспиталей, направляя их деятельность и способствуя обмену опытом и единому пониманию методики лечения бойцов и командиров Красной Армии.

Государственный научно-исследовательский институт физиотерапии в соответствии с положениями единой военно-медицинской доктрины, сформулированной в феврале 1942 г. Е.И. Смирновым и основанной на принципах общей теории боевой патологии, единства, последовательности и преемственности проведения лечебных мероприятий, оказывал квалифицированную, в том числе и физиотерапевтическую, помощь на этапах медицинской эвакуации.

Помощь эвакогоспиталям осуществлялась по разным направлениям:

  • проведении консультаций по вопросам применения в лечении раненых тех или иных методов;

  • ведении научно-исследовательской работы совместно с врачами ЭГ;

  • обеспечении госпиталей оборудованием, (эксплуатация, ремонт и т.д.);

  • проведении повышения квалификации врачей ЭГ.

Кроме этого, институтом планировалась разработка инструктивно-методических материалов для ЭГ.

Об этой деятельности института в 1944 году свидетельствуют включенные в публикацию материалы: положение о госпитальной базе института (РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 53. Л. 3, 3об, 4), план мероприятий института по оказанию помощи ЭГ на 1944 г. (РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 53. Л. 7, 7об, 8), положение о консультационном бюро при институте (РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 53. Л. 9, 10).

Для более глубокого изучения вопросов комплексной терапии травм военного времени в госпитале Мосгорздравотдела № 5330 в 1944 г. была создана госпитальная база института. В целях оказания высококвалифицированной консультативной помощи работникам эвакогоспиталей и гражданских лечебных учреждений Наркомздрава РСФСР по всем вопросам, связанным с применением физических методов лечения, при институте было учреждено Консультационное бюро.

Вопросы деятельности ЭГ неоднократно рассматривались на конференциях, сессиях, пленумах, на которых подводились итоги их работы, отмечались нерешенные проблемы. Включенные в публикацию выступления А.А. Тамазова[4] и […] Дедова[5] на 2-м Пленуме Научного Совета Государственного научно-исследовательского института физиотерапии Наркомздрава РСФСР посвящены проблемам физиотерапевтической помощи эвакогоспиталям и организации их работы (РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 48. Л. 172–187, 230–232).

В резолюции Пленума, также представленной в публикации, отмечены дальнейшие мероприятия по улучшению организации комплексного лечения в госпиталях, необходимость широкого внедрения в их практику природных методов (РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 35. Л. 1, 4, 5).

В качестве помощи ЭГ институтом велась активная работа по разработке новых методов лечения и подготовки методического материала. В таких разработках совместно с сотрудниками института принимали участие врачи госпиталей.

В публикацию включены две работы Государственного научно-исследовательского института физиотерапии, подготовленные им в 1944 г.: «Восстановительная трудовая терапия в эвакогоспиталях» (РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 53. Л. 82–84; 108-111) и «Аэрогелиотерапия [применение в лечении солнечных и воздушных ванн] в эвакогоспиталях» (РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 35. Л. 112–118).

Текст публикуемых документов приведен в соответствие с современными правилами орфографии и пунктуации.
 

Публикацию подготовила Н. Новикова.
Набор текста И. Макаревич, О. Мещерякова, Д. Ермаков.

 


№ 1

Из стенограммы заседания Совета профессоров Центрального института усовершенствования врачей Наркомздрава СССР 25 ноября 1942 г.

СТЕНОГРАММА ЗАСЕДАНИЯ СОВЕТА ПРОФЕССОРОВ

Москва
25 ноября 1942 г.

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ В.П. ЛЕБЕДЕВА[6].

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Товарищи! Заседание Ученого совета Центрального института усовершенствования врачей объявляю открытым.

У нас сегодня несколько необычный день: наша аудитория полна главным образом военных кадров. Правда, за последнее время мы к этому привыкли, потому что Центральный институт усовершенствования врачей за время войны так перестроил работу, чтобы ответить на любой вопрос подготовки кадров для обслуживания санитарного управления Красной армии.

И то, что мы сегодня наш первый академический день, когда мы возобновляем прием защиты диссертаций после перерыва в работе института, вызванного эвакуацией из Москвы, начинаем с вопроса по санитарной тактике, – это, я думаю, доставляет удовольствие всей нашей профессуре, потому что это лишний раз подчеркивает, что институт сумел перестроить свою работу. Эта работа – диссертация, которую мы сегодня будем слушать, имеет не только научно-академический интерес, но сугубо общественный, оперативный и, главным образом, оборонный.

На повестке дня у нас сегодня стоит защита диссертации на соискание ученой степени доктора медицинских наук корврачом Смирновым на тему: «Вопросы организации и тактики санитарной службы». Официальные оппоненты – заслуженный деятель науки, проф. Ланг Г.Ф.[7], проф. Левит В.С.[8] и проф. Приоров Н.Н.[9].

Для оглашения биографии диссертанта слово имеет ученый секретарь т. Бергман […][10].

Тов. БЕРГМАН […]: (Зачитывает биографию Е.И. Смирнова).

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Товарищи, для подсчета результатов голосования нужно избрать счетную комиссию. Есть предложение избрать счетную комиссию в составе проф. Гориневской В.В.[11], профессора Вовси М.С.[12] и проф. Брайцева[13] […]. Есть возражения?

Если нет возражений, разрешите считать счетную комиссию избранной в данном составе.

Слово для защиты диссертации предоставляется корврачу Е.И. Смирнову.

Ефим Иванович, пожалуйста.

Е.И. СМИРНОВ: (Излагает основные принципы своей работы. Выступление не стенографируется).

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Приступаем к прениям.

Первым имеет слово, как официальный оппонент, проф. Н.Н. Приоров.

Проф. Н.Н. ПРИОРОВ: Глубокоуважаемый Ефим Иванович!

На меня выпала очень почетная и очень ответственная задача сегодня – выступить в качестве оппонента по поводу вашей защиты диссертации, так как, с одной стороны, тема, которую вы взяли – вопросы организации и тактики санитарной службы – имеет исключительно важное значение в настоящее время, а, с другой стороны, вы перед нами являетесь очень крупным политическим и государственным деятелем. Я, сегодня выступая, наверное, больше волнуюсь, чем вы, так прекрасно знающий свое дело, которым вы руководите в течение Великой Отечественной войны.

<…>

Приступая к организации новой санитарной службы Красной армии, вы ставите первым условием этой санитарной службы правило выходить на поле боя с единым языком, с едиными общими и обязательными для всех понятиями. И вот это единое понимание, этот единый язык в военно-санитарной работе вы и вводите в основные предпосылки этой военно-полевой медицинской доктрины, которую вы создаете в военной обстановке.

В основу этой военно-полевой медицинской доктрины вы вкладываете единое понимание происхождения и развития болезней, единое понимание принципов хирургической и терапевтической работы полевой санитарной службы. Это – первое положение.

Второе. Преемственность в обслуживании раненых и больных на различных этапах эвакуации.

Третье. Обязательное наличие крепкой, четкой, последовательной медицинской документации, позволяющей производить полноценную сортировку раненых и больных и обеспечивающей единую систему лечения и последовательность ее на различных этапах эвакуации.

Четвертое. Наличие единой школы, единого взгляда на методику профилактики и лечения раненых и больных на разных этапах санитарной эвакуации определенного эвакуационного направления.

Вот эти основные положения, против которых абсолютно ничего нельзя сказать, которые действительно легли не только в основу практики всей абсолютно массы, работающей во всех наших лечебных учреждениях фронта и тыла: сюда входит штатно-организационная структура военно-полевой санитарной службы с учетом изменения характера войск, уровня медицинского оснащения армии т.д.

Таким образом, когда проанализируешь вашу работу, написанную в этой книге, и когда мы каждый день встречаемся с результатами вашей работы, то мы, естественно, должны сказать, что вы, действительно, являетесь действительным исследователем санитарной службы армии, крупнейшим организатором санитарной службы Красной армии в период Великой Отечественной войны, вы являетесь очень опытным, - я просто боюсь сказать, кто даже может быть более опытен, чем вы, практический деятель.

Вам, несомненно, принадлежит реализация единой военно-полевой медицинской доктрины – совершенно новой отрасли нашей советской науки. Вы являетесь крупным организатором и создателем прекрасной санитарной службы Красной армии, построенной вами на совершенно новых началах. Все свои рассуждения, анализ фактов, боевой санитарной службы, организацию и технику вы изложили в вашей работе.

Жизнь проверила предложенную вами организацию и тактику санитарной службы, и действительность подтвердила правильность этой организации. Ибо если вы поставили своей задачей, как вы уже вначале указали, возможно больший процент возвращения в строй, меньший процент смертности, меньший процент инвалидности, отсутствие эпидемий, то мы все с вами являемся свидетелями, что процент возвращения в армию мы имеем большой. Ефим Иванович ставит в своей книге предел – 75%; я думаю, что не за горами время, когда мы эту цифру, которую указывал Ефим Иванович, выполним и будем стремиться еще больше дать возвращенных в строй. Процент смертности у нас значительно ниже, чем во всех остальных войнах, отсюда – инвалидность очень низкая, а самое главное – отсутствие эпидемий; есть инфекционные заболевания, но тех эпидемий, которые были в царской армии, мы не имеем.

Поэтому, по существу, положения Ефима Ивановича, высказанные в его работе, которые внедрены уже в практику, никаких абсолютно принципиальных возражений вызвать не могут.

<…>

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ: Слово имеет академик Н.Н. Бурденко.

Акад. Н.Н. БУРДЕНКО: Товарищи, я скажу немного по поводу диссертации. Я не желаю касаться многих вопросов, и я скажу одно: каждое событие имеет свой удельный вес, и мы сегодня являемся участниками исключительного события: руководитель санитарной службы представил созданную им организацию на общественный суд и готовится выставить практические положения.

Второе обстоятельство заключается в том, что выдвинута военно-полевая медицинская доктрина. Это будет чрезвычайно важным орудием. Ефим Иванович создал военно-полевую медицинскую доктрину и осуществил ее построение, и в этом его большая заслуга и большая ответственность, что он это сделал, отвергая все старое и возглавляя все новое. Тут много говорили о доктрине, но я должен указать на конкретное, на самое существенное.

Лучше всего, когда организация возглавляется врачами, и из этого вытекает метод работы Ефима Ивановича. Я обязан сказать об его методе. Он уверенно дал анализ и синтез и умело использовал труды своих гениальных предшественников.

Я знаю Ефима Ивановича давно, как старого сотрудника, и я должен выразить свою уверенность в вашей системе.

<…>

РГАНТД. Ф. 71. Оп. 1. Д. 93. Л. 15, 15об, 18, 18об, 19, 38, 39. Подлинник. Машинопись.


№ 2

Из выступления врача эвакогоспиталя № 1748 Когана […]
на заседании 7-ой Научной сессии института им. Гельмгольца[14]
13 июня 1944 г.

СТЕНОГРАММА
7-ой Научной сессии Института им. Гельмгольца

Москва
Вечернее заседание 13 июня 1944 г.

<…>

ПРЕДСЕДАТЕЛЬ:
Прошу товарищей занять места. Приступим к прениям.

Слово имеет врач Коган […].

Врач КОГАН […] (эвакогоспиталь № 1748): 
Товарищи мы окулисты эвакогоспиталей, с большим удовлетворением присутствуем на 7-ой научной сессии Института им. Гельмгольца. За три года Отечественной войны впервые мы собрались в этом здании, чтобы обменяться опытом и получить новые установки в решающий момент предстоящего окончательного разгрома фашистских мерзавцев. 

Мы в своём глазном отделении эвакогоспиталя 1748 проделали большую работу. Но нужно сказать, что редкость обмена опытом, которая имела место до сих пор, не очень положительно отразилось на нашей работе. Прекраснейшая, эффективная работа военно-полевой хирургии началась тогда, когда окончательно была введена единая военно-полевая доктрина. Между тем, у нас в офтальмологии единая доктрина ещё мало получила своё отражение. А трудно оставаться немым свидетелем тех показателе, которые мы имеем в отношении энуклеации. Мы имеем грандиозные цифр, а не получили решающего слова в отношении показаний и противопоказаний. Между тем раздаются авторитетные голоса, что при травматическом иридоциклите с невыясненным прогнозом не стоит делать энуклеацию страх перед симпатическим воспалением преувеличен. Нельзя же малы процент симпатических воспалений объяснять тем, что мы делаем раннюю энуклеацию. Не во всех 10% мы её делали. Мы имеем её в 25–30% случаев. А почему в остальных случаях такой малый процент? Почти все мы наблюдали случаи, где категорически раненые отказывались от энуклеации. Проходит месяц. Мы ждём с минуты на минуту ситмпатического воспаления, боимся к больным подходить, а между тем симпатическое воспаление не наступает.

Таким образом, видимо часть глаз может быть можно не энуклеировать.

Значит, в отношении показаний и противопоказаний к энуклеации нужно что-нибудь сказать на вашем авторитетном заседании. Ведь действительно грозные цифры, начиная с ППГ и кончая глубоким тылом, причем, если вы посмотрите диаграммы даже те госпитали, у которых энуклеация отступила на второй план, это только на диаграммах, т.к. разница небольшая – 160 пластических операций и 151 энуклеация. Всё-таки энуклеация остаётся где-то в тылу основной операцией.

Или лечение гнойного кератита. Мы имеем прекрасные результаты в многих госпиталях от сульфидинотерапии.

Таким образом, единая доктрина должна получить отражение и у нас, в военной офтальмологии.

<…>

РГАНТД. Ф. 138. Оп. 1. Д. 84. Л. 24–25. Подлинник. Машинопись.


№ 3

Положение о госпитальной базе Государственного
научно-исследовательского института физиотерапии «ГИФ»

«Утверждаю»
Н. Орлов[15]
28/VII – 1944 г.

ПОЛОЖЕНИЕ
О ГОСПИТАЛЬНОЙ БАЗЕ НАУЧНО-ИССЛЕДОВАТЕЛЬСКОГО
ИНСТИТУТА ФИЗИОТЕРАПИИ «ГИФ».

1. Госпитальная база Государственного научно-исследовательского института физиотерапии создается с целью глубокого изучения вопросов патогенетической комплексной терапии травм военного времени и их последствий и проверки на значительном по количеству контингенте раненых методов и методик физической терапии, разработанных в институте, для последующей передачи опыта в эвакогоспитали.

2. Научная работа осуществляется силами коллектива медработников госпиталя и выделяемыми институтом для работы по методу коллективных научных исследований старшими научными работниками (хирургом и невропатологом) и 2 научными работниками (нейрохирургом и невропатологом). При наличии терапевтических коек Институт выделяет также научного работника терапевта.

Для усиления физиотерапевтического кабинета Институт выделяет также одну квалифицированную в области физической терапии медицинскую сестру.

3. Институт осуществляет научное руководство научной работой по совместно с ЭГ и Институтом разработанному научному плану.

4. Госпитальная база Института создается в эвакогоспитале Мосгорздравотдела № 5330 с [июня] 1944 года.

5. С [июня] 1944 года в эвакогоспиталь № 5330 направляются:

а) раненые с открытыми переломами костей верхних и нижних конечностей,

б) раненые с вяло гранулирующими ранами мягких тканей,

в) раненые с травматическими поражениями и с заболеваниями периферических нервов,

г) раненые с комбинированными поражениями указанных видов.

7. Административно-хозяйственное и оперативное руководство полностью осуществляется начальником госпиталя.

8. Начальник госпиталя предоставляет для выполнения научной работы имеющееся в госпитале оборудование, инвентарь и аппаратуру и оказывает полное содействие и помощь институту в организации успешного проведения комплексной терапии с применением методов физической терапии, включая пеллоидотерапию и гидробальнеотерапию.

9. Институт обеспечивает госпиталь на все время существования базы необходимыми для выполнения научной работы дополнительными физиотерапевтическими аппаратами, приборами и принадлежностями. Это обеспечение осуществляется на правах предоставления имущества института во временное пользование.

10. Институт обеспечивает госпиталь своевременным и полноценным ремонтом физиотерапевтических аппаратов, принадлежащих госпиталю.

11. В подготовке базы и в выполнении научной работы принимают участие по мере надобности различные отделы, лаборатории и кабинеты института по усмотрению последнего.

12. В целях повышения знаний медработников госпиталя в области физической терапии, принципов и методик института в деле проведения комплексной патогенетической терапии травм военного времени и их последствий, Институт проводит в госпитале в период организации базы цикл семинарских занятий для врачей по прилагаемой программе. Занятия должны производиться в дни и часы, согласованные с начальником госпиталя.

Институт организует также периодические посещения медработниками госпиталя клиники, лечебных и других кабинетов института и проводит совместные научные конференции.

13. Институт оказывает всемерную помощь в пределах своей компетенции врачам госпиталя в подготовке ими научных и диссертационных работ.

<…>

Директор государственного института физиотерапии (Проф. А.И.Нестеров[16])

Начальник эвакогоспиталя № 5330 (Майор   медслужбы Шютте […][17])

Москва, 25 июля 1944 г.

РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 53. Л. 3, 3об, 4. Копия. Машинопись.


№ 4

План мероприятий Государственного института физиотерапии
по оказанию помощи эвакогоспиталям Наркомздрава РСФСР
на 1944 год

Государственный институт физиотерапии включает в план своей работы на 1944 г. проведение следующих мероприятий в помощь эвакогоспиталям Наркомздрава РСФСР:

  1. Организацию консультативного бюро из наиболее квалифицированных сотрудников Института для выполнения следующей работы:

    а) консультации по всем вопросам, связанным с применением физических методов и комплексной терапии боевых травм и их последствий;

    б) консультации по вопросам ведения научно-исследовательской работы врачами эвакогоспиталей: выбор тем, разработка плана и научных методик, рекомендация литературы, помощь в оформлении законченной научной работы;

    в) консультации и помощь в выборе и разработке диссертационных тем для врачей эвакогоспиталей, с предоставлением рабочего места в Институте на срок по договоренности с авторами;

    г) консультации по физико-терапевтическим вопросам, связанным с оборудованием физиотерапевтических кабинетов, эксплуатацией и ремонтом физиотерапевтической аппаратуры в эвакогоспиталях;

    д) консультации по вопросам подготовки и повышения квалифицированных кадров (врачей, методистов-врачей по трудотерапии, ЛФК механотерапии) для эвакогоспиталей.

  2. Подготовку инструктивно-методических материалов для эвакогоспиталей:

    а) исправленного и дополненного издания инструктивно-методических материалов по применению физических методов лечения травм военного времени и их последствий. (Срок исполнения II квартал);

    б) по трудотерапии (Срок исполнения II квартал);

    в) по аэрогелиотерапии (Срок исполнения II квартал);

    г) по применению простейших приборов и приспособлений при лечении боевых травм конечностей (Срок исполнения II квартал);

    д) разработку учебных планов и программ подготовки и повышения квалификации медицинских работников для эвакогоспиталей (в пределах компетенции ГИФ) (Срок исполнения III квартал).

  3. Оказание организационно-научной и организационно-лечебной консультативной помощи на местах путем выезда авторитетных научных сотрудников Института в 2–3 края-области (Срок исполнения II–IV кварталы).

  4. Руководство и помощь в организации и осуществлении 2 межобластных конференций врачей по физиотерапии (с выездом на место 1–2 авторитетных научных сотрудников Института).

    Примечание: по §§ 3 и 4 пункты для осуществления намеченных мероприятий определяются по договоренности с Управлением эвакогоспиталей НКЗ РСФСР.

  5. Практическая помощь эвакогоспиталям в восстановлении выбывших из строя генераторных «ламп ГУ» – 150/от, аппаратов «УВЧ-200», «УВЧ-250» и «ГУФ-250».

    Примечание: Передача УЭГ информационного письма по данному вопросу к 5/VI – 1944 г.

  6. Безотказный прием в ремонт от эвакогоспиталей физиотерапевтической аппаратуры (в мастерских Института в отдельных случаях и на месте по заявкам эвакогоспиталей и требованиям УЭГ).

  7. Изготовление в мастерских Института серии аппаратов для классической электродиагностики для эвакогоспиталей.

  8. Подготовку к изданию пособий и материалов, необходимых в деле улучшения физиотерапевтической помощи эвакогоспиталям:

    а) Руководство по физиотерапевтической технике для врачей эвакогоспиталей и других лечебных учреждений (Срок сдачи в Медгиз – II квартал);

    б) Руководство по основам комплексного лечения в эвакогоспиталях (при участии Института). (Срок сдачи в Медгиз – II квартал);

    в) Брошюры «Практические советы по электротерапии» (Срок сдачи в Медгиз – II квартал);

    г) Монография проф. И.А. ПИОНТКОВСКОГО[18] «Экспериментальные основы УВЧ-терапии раневого процесса».

Директор государственного института физиотерапии (Проф. А.И.Нестеров[19])

РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 53. Л. 7, 7об, 8. Копия. Машинопись.


№ 5

Из Положения о консультационном бюро
при Государственном научно-исследовательском
институте физиотерапии.

Москва
1944 г.

ПОЛОЖЕНИЕ
о консультационном бюро при Государственном научно-исследовательском
институте физиотерапии

  1. Консультационное бюро учреждается при Государственном научно-исследовательском институте физиотерапии в целях оказания высококвалифицированной консультативной помощи работникам эвакогоспиталей и гражданских лечучреждений Наркомздрава РСФСР по всем вопросам, связанным с применением физических методов лечения.

  2. В непосредственные задачи Консультационного бюро входят:

    а) консультации по всем вопросам, связанным с применением физических методов в комплексе с хирургическими и терапевтическими мероприятиями при лечении военных травм, их последствий и различных заболеваний: выбор наиболее эффективных комплексов и методик для лечения тех или иных поражений или заболеваний, помощь в организации правильной комплексной терапии, установление места и времени применения тех или иных физических агентов в комплексе с другими лечебными мероприятиями, учет эффективности применения физических методов;

    б) консультации по всем вопросам, связанным с ведением врачами эвакогоспиталей и гражданских лечучреждений научных работ в области самостоятельного или комбинированного применения физических методов с лечебной целью: помощь в выборе тем, разработке планов и научных методик, рекомендация литературы, помощь в оформлении законченных работ и т.п.

<…>

РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 53. Л. 9, 10. Подлинник. Машинопись.


№ 6

Из материалов 2-го Пленума Научного совета
Государственного института физиотерапии Наркомздрава РСФСР

Москва
23–26 декабря 1944 г.

<…>

ФИЗИОТЕРАПЕВТИЧЕСКАЯ ПОМОЩЬ В ЭВАКОГОСПИТАЛЯХ

А.А. ТАМАЗОВ

Военно-санитарная служба Красной Армии в Отечественную войну характеризуется рядом особенностей: организацией специализированных видов лечебной помощи, широким применением комплексной терапии, чем обеспечивается квалифицированная помощь бойцам и офицерам Красной Армии и высокий процент возвращения их в строй.

В комплексной терапии, наряду с хирургией физиотерапия является обязательным элементом при лечении нервно-травматических поражений. В ряде случаев, в зависимости от характера травматического поражения и стадии его физиотерапия применяется как самостоятельный метод, в других как дополнительный или подготовительный к операционному вмешательству. Значение физиотерапии в комплексном лечении боевой травмы подтверждено на Всесоюзном совещании по комплексной терапии в июне 1940 года.

В отечественную войну впервые в систему медико-санитарного обслуживания Красной Армии физиотерапия вводится в виде особой дисциплины в организационную структуру эвакогоспиталей. Опыт этой работы в эвакогоспиталях Наркомздрава РСФСР в Отечественную войну показал, что физические методы лечения завоевали прочное место в общем комплексе лечебных мероприятий, проводимых в эвакогоспиталях, обеспечивающий высокий процент возвращения в строй, закалённых в боях бойцов и офицеров Красной Армии в максимально короткий срок. 

Физиотерапевтическая практика в годы предыдущих военных событий и в особенности в настоящую войну  показала, что чем раньше начинаю применяться физические методы лечения, тем успех лечения лучше. 

Уже с осени 1941 года, в период первых формирований эвакогоспиталей, перешедших в ведение Наркомздрава, эвакогоспитали примерно в 75% , имели в своём составе физиотерапевтические кабинеты, оснащённые основными видами физиотерапевтической аппаратуры: ртутно-кварцевыми лампами, лампами Соллюкс, частично аппаратами для гальванизации, диатермией и некоторых других видов физиотерапии.

В дальнейшем своём организационном оформлении и укреплении физиотерапевтические кабинеты были дооборудованы, дополнены некоторыми видами физиоаппаратуры.

Таким образом, в настоящее время все эвакогоспитали Наркомздрава РСФСР, расположенные в местах имеющих электроэнергию, обеспечены физиотерапевтической аппаратурой. В тех местах, где нет электроэнергии, стали применять с лечебной целью местные природные ресурсы, в начале далеко ещё недостаточно. Естественно, что местные факторы стали использоваться и в госпиталях, обеспеченных физиоаппаратурой. Эвакогоспиталям с момента передачи их в систему Наркомздрава, были даны указания о необходимости широкого внедрения в их практику применения природных факторов.

Анализ учётно-статистических данных, с очередностью свидетельствует о несомненных и вместе с тем больших сдвигах развития физиотерапии в организации лечебного процесса в эвакогоспиталях. Эти сдвиги иллюстрируются следующими показателями:

Если взять за 100 количество процедур, отпущенных за первую половину 1942 года (с этого времени начинается отчётность в Управлении Эвакогоспиталей), то рост в последующем выразится в следующих процентных соотношениях:

1 полугодие
1942 г
………… 100%
2 полугодие
1942 г
………… 125%
1 полугодие
1943 г
………… 147%
2 полугодие
1943 г
………… 150%
1 полугодие
1944 г
………… 200%

Динамика всех видов физиотерапевтических процедур по годам представляется в следующем виде:

1942 г.
………… за 100%
1943 г.
………… за 150%
1944 г.
………… за 152%

Если указанное количество процедур представить дифференцированно по отдельным видам физической терапии, то мы имеем следующие показатели:

Количество электролечебных процедур
1942 г.
100%
1943 г.
150%
1944 г.
200%
Количество светолечебных процедур
1942 г.
100%
1943 г.
137%
1944 г.
146%
Количество солнцелечебных процедур
1942 г.
100%
1943 г.
160%
1944 г.
180%
Количество пелоидолечебных процедур
1942 г.
100%
1943 г.
146%
1944 г.
(III квартал)
270%

Анализ приведённых данных указывает на известную закономерность, а именно, светолечебные процедуры, как наиболее доступные по методике применения с самого начала организации стали использоваться довольно широко, а потому в дальнейшем не получили большого роста.

Электролечебные процедуры, более сложные по методике применения и трудно осваиваемые в начале, постепенно начинают применяться и занимать большой удельный вес: рост электролечебных процедур вместе с тем указывает на и рост знаний медицинских работников физиотерапевтических кабинетов.

Показатели роста абсолютных количеств по гелеотерапии и в особенности пелоидотерапии свидельствует о том, что благодаря соответствующим организационным мерам эти виды лечения, мало применяемые в начале, получили, значительное развитие и стали неотъемлемой частью организации физиотерапии, что следует считать вполне закономерным.

В общем развитии физиотерапии в эвакогоспиталях Наркомздрава РСФСР представляют большой интерес динамические сдвиги роста в использовании с лечебной целью местных природных факторов (различных видов грязей, глины, торфа, парафина, солнца, воздуха курортных бальнеологических факторов и их искусственных аналогов). Управлением Эвакогоспиталей РСФСР всё время уделялось внимание широкому внедрению в практику эвакогоспиталей указанных видов физиотерапии и как на заменителей «аппаратной физиотерапии», а как самодовлеющих видов, дополняющих арсенал лечебных средств, для лучшего обслуживания раненых бойцов и офицеров Красной Армии.

Ярким показателем роста этих видов лечения могут служить следующие данные:

 
1 половина
1942 г.
1 половина
1943 г.
1 половина
1944 г.
Грязелечение
472300
899057
1082776
Торфоглинолечение
102290
530525
1301012
Парафинолечение
580340
1088876
1439806
 
154980
2518458
3873674

Как видно из приведённой выше таблицы, наименьший рост развития даёт парафинолечение. Сравнительно невысокий рост парафинолечения объясняется недостатком самого парафина.

Таким образом, налицо широкое использование эвакогоспиталями эффективных и доступных методов физической терапии.

Наряду с этим в эвакогоспиталях применяются также местные искусственные сероводородные ванны, радоновые ванны, лечение горячим песком, нафталином, асфальтенами и др. (Свердловская, Челябинская, Молотовская, Чкаловская, Московская, Рязанская и другие области).

В эвакогоспиталях Наркомздрава РСФСР находит применение также и солнцелечение: однако, этот вид лечения не нашел ещё должного места в лечебном комплексе.

Не получило также ещё должного развития в госпиталях и глинолечение, хотя оно заслуживает большого внимания и не случайно по этому вопросу имеется специальный приказ Наркомздрава СССР и особая инструкция.

О росте и количестве физиотерапевтических процедур в эвакогоспиталях свидетельствует количество отпускаемых за год физиопроцедур, число которых достигает  примерно количество процедур отпускаемых в довоенное время во всех гражданских лечебных учреждениях за 5 лет.

С ростом общего количества отпускаемых процедур, растёт и % охвата раненых физическими методами лечения. В большинстве областей, краёв и АССР охват выше 70%: так в Татарской АССР – 83%, Свердловской – 80, Вологодской – 83%, Московской – 93% , Иркутской – 80% , Красноярском крае – 87%, Горьковской обл. 72% и т.д. 

Одним из показателей качественной постановки физиотерапевтической помощи в эвакогоспиталях является количество процедур, отпускаемых на каждого раненого и здесь, как и по другим показателям отмечается неуклонный рост как по отдельным областям, краям и АССР, так и по федерации в целом.

<…>

Указанное выше свидетельствует о том, что физические методы лечения в эвакогоспиталях находят применение в виде курса лечения, что, несомненно, является значительным, положительным моментом. 

Третьим показателем качества постановки физиотерапевтической помощи является, возможно, раннее применение физических методов лечения. Выборочная проверка тысячи историй болезни и материалы с мест говорят о том, что в этом направлении имеются определённые достижения.

В большинстве госпиталей физиотерапия начинает применяться в первые дни поступления раненых в госпиталь.

Крутым переломом в работе эвакогоспиталей по физиотерапии нужно считать вторую половину 1942 г. со времени реализации первого постановления Совнаркома РСФСР «О мероприятиях по улучшению лечебной помощи в эвакогоспиталях».

За время Отечественной войны мы имеем 3 постановления СНК РСФСР: май 1942 г., июль 1943 г., апрель 1944 г. Во всех этих постановлениях имеются решения, касающиеся развёртывания физиотерапии в эвакогоспиталях. Наиболее развёрнутое решение имеется в постановлении СНК РСФСР от 17-го апреля 1944 г. В этом постановлении имеются конкретные указания по улучшению постановки физиотерапии в эвакогоспиталях и об обязательном внесении в госпиталях торфо-глино,солнцелечения и организации аэромоляриев. Уместно отметить, что большинство работников эвакогоспиталей постановление правительства с честью выполняют.

Анализ имеющихся материалов за годы Отечественной войны говорит о том, что показатели соотношения отдельных основанных видов физиотерапии – электросветолечения приближаются к нормальным показателям, выработанным многолетним опытом и практикой, мирного времени. Однако этот показатель не везде одинаков. В одних областях он соответствует принятым нормативам (Новосибирская, Курганская, Челябинская, Красноярский, Алтайский край, Тат АССР и др.) в других областях это соотношение не выдерживается и отмечается резкий разрыв (Пензенская, Тульская, Тамбовская, Бурято-Монгольская АССР).

За годы Отечественной войны не только последовательно увеличивается количество отпускаемых процедур и охват физическими методами , но наряду с этими также последовательно расширяются показания к лечению отдельными видами физической терапии. Если в 1942 г. и начале 1943 г. некоторые теплолечебные процедуры – пелоидетерапия применялись ещё мало и только при ограниченных патологических процессах: тугоподвижность суставов, контрактуры, то эти методы в последующем и наряду с другими стали применяться при повреждениях периферических нервов, длительно незаживающих ранах, ранах при травмах костной системы и их последствиях. Весьма существенным положительным моментом в постановке физиотерапевтической помощи, к сожалению не получившим ещё широкого развития, являются применение физиотерапии в действенном рациональном комплексе с другими методами лечения.

В ряде госпиталей Татарской, Башкирской АССР. Челябинской Омской, Горьковской Новосибирской, Московской и других выбор метода, методика лечения устанавливается физиотерапевтами, совместно с ведущими хирургами, начальниками отделений и ординаторами. Однако эта совместная работа, дающая наилучшие результаты лечения, ускоряющая сроки лечения и влияющая на повышение выписки в строй, далеко ещё не является распространённой – общепринятой. Комплексное лечение состоит в научно-обоснованном сочетании методов общего и местного воздействия, направленное на ускоренное заживления ран, восстановление функций и укрепление всего организма.

Впереди задача – добиться введения в практику госпиталей своевременного рационального применения лечебного комплекса, с одновременным или последовательным применением физической терапии. Эта основная задача. Может быть решена. Совместными усилиями, ведущих хирургов, врачей физиотерапевтов, врачей по лечебной физкультуре и других специалистов. Если ведущий хирург госпиталя не сумеет устранить изоляцию заинтересованных в лечении специалистов, возглавить их работу, комплексное лечение останется лишь на бумаге. Там, где нет совместной работы ведущего хирурга, врача физиотерапевта, врача лечебной физкультуры, там нет комплексного лечения, а есть изолированность вредный разнобой, совершенно недопустимый в работе эвакогоспиталей.

Наряду с проводимой организационно-лечебной работой врачами физиотерапевтами проводится немалая работа по изучению влияния физических методов лечения на течение огнестрельных ранений и других боевых поражений. Клиническая тематика, над которой работают врачи эвакогоспиталей, является весьма актуальной. Имеет большую практическую ценность и в полной мере соответствует проблематике и тематике рекомендованной учёными медицинскими советами НКЗ РСФСР и НКЗ СССР.

Особое внимание уделяется работам по следующим проблемам: лечение физическими методами травматических остеомиелитов, травм периферических нервов, тугоподвижность суставов и контрактур; длительно незаживающих ран, язв и проч. Имеются темы, посвященные разработке новых методик по электротерапии, пелоидотерапии и лучистой энергии. Большое место уделяется изучению влияния различных пелоидов. В тематике этого порядка заслуживает внимания изучение глинолечения в условиях эвакогоспиталей. Рациональная разработка этой темы и положительные результаты имеют большое  практическое значение как в условиях работы в военное время, так и в особенности в послевоенное время.

Только 20-ти областям федерации в эвакогоспиталях разрабатывается 279 научных тем по следующим разделам физиотерапии: парафинотерапия – 42, грязелечение – 54, торфолечение – 22, гальванизация – 21, фарадизация – 11, УФ-терапия – 22, глинолечение – 12, бальнеотерапия – 7, УВ-терапия – 16, солнцелечение – 14, комбинированная терапия – 8, рентгенотерапия – 2, диатермия – 16, д' Арсенвализзация – 8, различные виды физиотерапии – 44.

Эти данные свидетельствуют о том, что большинство тем посвящено изучению влияния различных природных факторов, что несомненно является положительным фактом, указазывающим на значительное распространение эффективность этих видов физической терапии.

Этим перечнем не исчерпывается тематика, проводимая в госпиталях. Получаемые за последнее время из ряда областей данные говорят о том, что этот перечень может быть расширен.

Успешному развитию физиотерапии в эвакогоспиталях способствует наличие в отделах эвакогоспиталей инспекторов консультантов, которые руководят организацией физиотерапевтической помощи и являются проводниками инструктивных указаний и распоряжений Наркомздрава РСФСР.

<..>

Кадры.

Происшедшие за последнее время изменения в госпитальной сети в связи с передислокацией и новыми формированиями не могли не отразиться на состоянии физиотерапевтических кадров.

По неуточнённым данным в настоящее время в эвакогоспиталях имеется примерно 400 врачей – физиотерапевтов; большинство из них – с достаточным стажем по физиотерапии. Наиболее обеспеченными квалифицированными кадрами врачей являются эвакогоспитали Москвы, Горьковской Ивановской, Курганской, Молотовской областей и ТатАССР. Средними медицинскими кадрами большинство эвакогоспиталей обеспечены хорошо. Медсёстры имеют достаточный опыт и подготовку. В некоторых областях медицинские сёстры в физиотерапевтических кабинетах выдвинуты в субординаторы. (Ярославская, Кировская и другие).

Оснащение.

Как указывалось, выше все эвакогоспитали Наркомздрава обеспечены физиотерапевтической аппаратурой. Наиболее оснащёнными являются эвакогоспитали г. Москвы и Омской области.

Однако количество аппаратуры, особенно портативной всё ещё недостаточно. Процент амортизации и неисправной аппаратуры достигает до 20% к общему количеству аппаратов. Аппаратура местами бездействует из-за отсутствия запасных частей и принадлежностей, больше всего из-за отсутствия горелок и для ртутно-кварцевых ламп и ламп для соллюксов. Качество изготовляемых горелок для ртутно-кварцевых ламп – невысокое.

Крайне недостаточно обеспечены госпитали УВЧ-генераторами малой мощности, которые вполне оправдали себя при лечении различных видов боевой травмы.

Следует отметить также недостаточность гальванических аппаратов и совершенное отсутствие аппаратов для электродиагностики.

Гальванизация является одним из наиболее испытанных эффективных видов физической терапии, особенно при лечении поражений периферических нервов. Не менее важным и нужным в практике нейрохирургических  госпиталей является аппаратура для электродиагностики, которая отсутствует в громадном большинстве эвакогоспиталей.

Такое состояние физиотерапевтической аппаратуры естественно отрицательно отражается на рациональной организации физиотерапевтической помощи. Это обстоятельство не даёт возможности: приблизить физиотерапевтическую помощь в постели раненого, установить аппаратуру в перевязочных, где в основном проходит весь лечебный процесс и где легче всего осуществлять комплексное лечение.

Опыт работы эвакогоспиталей НКЗ РСФСР за годы Отечественной войны показал правильность организации физиотерапевтической службы. Следует, однако, отметить некоторые дефекты штатного порядка.

Так, по штатному расписанию начальник физиотерапевтического кабинета положен от 600 коек и выше. Таким образом, в госпиталях с меньшим количеством квалифицированного руководства физиотерапией не имеется, и по существу этот раздел лечебной работы почти полностью находится в руках среднего медперсонала. Такое положение, конечно, отражается на постановке физиотерапевтической помощи. Правда, в госпиталях, при отсутствии начальников кабинетов, руководство кабинетами возлагается на одного из ординаторов. Однако такое руководство нельзя признать полноценным.

В процессе работы эвакогоспиталей выявились также дефекты в документации, отчётности и учёте работы, в результате чего отчётность не отражала истинных производственных показателей. В текущем году Управлением эвакогоспиталей даны инструктивно методические указания о единой системе и методике учёта работы; тем самым в настоящее время упорядочена отчётность по физиотерапии.

Опыт работы эвакогоспиталей показал возможность применения во всех госпиталях с лечебной целью местных природных факторов (не требующих для своего применения, каких либо сложных установок) и выявил место и значение местных лечебных факторов в общем лечебном комплексе.

Госпитальная практика за годы Отечественной войны подтвердила большую эффективность раннего применения физических методов лечения и ввела много новых методик в особенности применение парафина, что не имело место в условиях мирного времени.

Практика эвакогоспиталей значительно расширила арсенал различных видов физической терапии (парафиномасляная смесь по методу доцента Лепского […][20] – совокерит, глина в комбинации с торфом, песком и другие), применяемых с хорошим терапевтическим эффектов, при различных травматических и других поражениях военного времени.

Наконец проводимая во многих госпиталях Федерации – научно-тематическая работа подтвердила эффективность физических методов лечения в общем лечебном комплексе на течение различных патологических процессов, на исходы и сокращение сроков лечения.

Богатейший опыт лечения, накопленный в эвакогоспиталях НКЗ РСФСР в Отечественную войну в области физиотерапии, безусловно, может быть положен в основу организации физиотерапевтической помощи ив послевоенное время.

Отечественная война приближается к концу, но она ещё не окончена, впереди ещё большая напряженная работа. Эвакогоспитали находятся на новом этапе работы, они уже не являются эвакогоспиталями, это «специализированные» госпитали, где раненые заканчивают своё лечение. Эвакогоспитали носят теперь характер госпиталей восстановительной терапии, где роль физиотерапии в лечебном комплексе еще более повышается:

Я позволяю себе закончить следующими словами: «Войну физиотерапевты начали с травматологами, совместно с ними они должны и кончить ее, ибо только их совместная работа может обеспечить возврат максимального количества пострадавших во время войны и полезному общественному труду».

 <…>

Доц. ДЕДОВ […] (Москва):

Я хотел бы остановить ваше внимание на том, что с того момента, как доблестная Красная Армия стала продвигаться на запад, госпитали стали работать в условиях глубокого тыла, – процент отпускаемых на 6–12 месяцев из Красной Армии и вовсе уволенных из тыла эвакогоспиталей увеличивается.

Работа эвакогоспиталей на новом этапе требует, чтобы мы коренным образом перестроили всю лечебную работу. Если год, полтора года тому назад мы довольствовались только ростом хирургической активности и достигли в этом направлении немало успехов, то в настоящее время мы говорим о том, что количество операций сейчас может быть не таким высоким, но самые операции должны быть более продуманными и более сложными. Сейчас каждый госпиталь глубокого тыла должен быть госпиталем восстановительной хирургии. И отсюда понятно, что роль физиотерапии должна иметь в этих госпиталях и имеет исключительно большое значение. При этом мы вправе предъявить и к физиотерапевтам те же требования, что и к хирургам, т.е. чтобы физиотерапия в госпиталях была более продуманной, более целеустремленной, чтобы она привела в наших госпиталях к тем результатам, о которых говорил академик Руфанов[21]. Он говорил, что можно довести количество трудоспособных до 92%, а ограниченно трудоспособных – еще на несколько процентов больше и только 0,8% будет инвалидов. Наша задача заключается в том, чтобы эти решения не растянуть на длительный срок и сделать все это как можно быстрее.

Поскольку об этом здесь мало говорилось, я хочу на этих вопросах остановиться. В частности, я совершенно согласен с проф. Беленьким[22], который говорил, что нельзя посылать на грязевые курорты раненых с необратимым контрактурами. Они прекрасно лечатся в больницах и госпиталях, в частности, кровавым методом. Но я не могу согласиться с тем, что наша санаторно-курортная помощь инвалидам Отечественной войны должна быть поставлена только как курортная помощь. На ряде курортов следует организовать мощные ортопедо-травматические отделения, оснастить их самыми сложными ортопедическими аппаратами, ибо имеющийся у меня опыт комбинации такого лечения дает исключительно благоприятные результаты.

Второе – необходимо расширить влияние физиотерапевтических центров, о котором здесь говорилось.

Влияние, которое имеют физиотерапевтические институты, должно стать в условиях военного времени еще более широким.

Мне хорошо известно, что институт физиотерапии в Свердловске влияет и на соседние области, а недавно Народный Комиссар поставил перед этим институтом такой вопрос, чтобы его влияние распространялось и на Кировскую область.

Я думаю, что если на территории всей Федерации мы имеем всего 3 физиотерапевтических института, то мы обязаны построить их работу таким образом, чтобы их влияние на периферию было бы действенным и наиболее широким.

Последний вопрос – это участие трудотерапии, трудоучения и трудоустройства тех лиц, о которых мы с вами должны заботиться. Я думаю, что это не будет преувеличено, если я скажу, что в госпиталях установилась такая традиция: как только раненый выписался и ушел за порог госпиталя, тут же оканчивается забота о нем всех лечащих врачей, которые положили столько труда и энергии, столько произвели подчас сложных операций, чтобы восстановить трудоспособность этого больного. Поэтому мне бы хотелось, чтобы физиотерапевты в этом отношении последовали примеру наших передовых хирургов, которые по 2–3 раза за неделю выделяют приемные часы и консультируют этих товарищей, направляют их, дают им советы, посылают их на предварительные операции, на санаторно-курортное лечение и т.д.

Вопросы трудотерапии сейчас в эвакогоспиталях подняты и с помощью СНК и ЦК партии мы привлекли к этому делу шефствующие организации. Сейчас мы имеем у нас в госпитале 840 показательные образцовые мастерские.

Среди госпитальных работников существует неправильная установка, что трудообучение – это дело НКСобеза, и что мы этим не должны заниматься в широком масштабе. На новом этапе мы обязаны этим заниматься. Мы имеем сейчас контингенты, которые требуют продолжительного пребывания в госпитале, мы должны о них заботиться. И если мы за это дружно возьмемся, мобилизуем весь комплекс терапии, в частности, физические методы лечения, а они, как показал пленум Совета института, находятся сейчас на хорошем подъеме, то добьемся тех результатов, о которых говорил здесь акад. Руфанов, в самое непродолжительное время.

<…>

РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 48. Л. 172–187, 230–232. Подлинник. Машинопись.


№ 7

Из Резолюции 2-го Пленума Научного совета
Государственного института физиотерапии Наркомздрава РСФСР

Москва
23–26 декабря 1944 г.

<…>

Советская физиотерапия за годы Отечественной войны имеет несомненные успехи, которые выражаются прежде всего в признании физической терапии как важнейшего интеграла комплексного лечения боевой травмы. Физиотерапия вошла в операционную и перевязочную и стала средством лечения боевых травм в самых острых их стадиях и в различных клинических их формах.

Советские физиотерапевты внесли много нового и оригинального в доктрину комплексного лечения боевой травмы. Эта доктрина основывается на плодотворном синтезе патоморфологических и патофизиологических данных с новейшими данными о механизме действия физических агентов в едином понятии патогенетической терапии.

На этой основе разработаны научно обоснованные методики комплексного лечения отморожения, травм мягких тканей, травм центральной и периферической нервной системы, огнестрельных остеомиелитов и т.д.

<…>

ФИЗИОТЕРАПИЯ В ЭВАКОГОСПИТАЛЯХ по докладу ТАМАЗОВА А. А.

Пленум Научного Совета Государственного института физиотерапии, констатируя достижения в деле физиотерапевтического лечения военной травмы, как в смысле охвата раненых, так и в деле разработки новых весьма эффективных лечебных комплексов – считает необходимым:

  1. Дальнейшее повышение качества работы физиотерапевтических кабинетов в эвакогоспиталях.

  2. Более широкое внедрение в лечебную практику эвакогоспиталей использования природных лечебных факторов, в особенности солнцелечения.

  3. Постановку работы физиотерапевтов эвакогоспиталей в тесном содружестве с врачами различных клинических специальностей, ибо только такая совместная работа может обеспечить высокое качество комплексности лечения.

  4. Усиление мероприятий по обработке огромных накопленных материалов по результатам лечения военной травмы физическими факторами, обращая особое внимание на сравнительную оценку эффективности различных методов.

<…>

РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 35. Л. 1, 4, 5. Подлинник. Машинопись.


№ 8

Из Инструкции
«Восстановительная трудовая терапия в эвакогоспиталях».
Государственный институт физиотерапии Наркомздрава РСФСР

Москва
1944 г.

ВОССТАНОВИТЕЛЬНАЯ ТРУДОВАЯ ТЕРАПИЯ В ЭВАКОГОСПИТАЛЯХ

Оглавление.

Введение.

§ 1. Понятие трудовой терапии.

§ 2. Различные формы трудовой терапии.

§ 3. Трудовая терапия – часть комплексного лечения.

§ 4. Типичные двигательные нарушения, являющиеся объектом воздействия трудовой терапии.

§ 5. Связь между трудовой терапией и другими лечебно – восстановительными средствами, направленными на борьбу с дефектами двигательного аппарата.

§ 6. Медицинские показания и противопоказания к применению трудовой терапии.

§ 7. Спецефические особенности восстановительной трудовой терапии.

§ 8. Восстановительная ценность различных трудовых операций.

§ 9. Метолика восстановительной трудовой терапии.

§ 10. Организация восстановительной трудовой терапии в эвакогоспиталях.

§ 11. Связь трудовой терапии с трудовым обучением и трудоустройством раненых.

Приложения:

I. Схема соотношений между трудовыми операциями с одной стороны и движениями, мышцами и периферическими нервами верхней конечности – с другой.

II. Основные формы документации, применяющиеся в восстановительной трудовой терапии.

III. Основное оборудование мастерских трудотерапии.

IV. Список основной литературы на русском языке.

Введение.

Каждый эвакогоспиталь ставит своей задачей – скорейшее и наиболее полноценное восстановление боеспособности и трудоспособности раненых. Для достижения этой цели должны быть всемерно мобилизованы все лечебно–восстановительные средства. Огромную и давно признанную роль в системе этих средств приобрели в наших госпиталях методы физиотерапии, лечебной физкультуры и механотерапии. Продуманное сочетание этих методов и их объединение в единый комплекс обеспечит быстрое восстановление нарушенных функций. По вопросам примечания этих методов накоплен богатый фактический материал, на основе которого написано уже немало специальных руководств и инструктивно – методических указаний.

Значительно менее освещена роль трудовой терапии, как лечебно – восстановительного средства в борьбе с наследствами военных травм. Место трудовой терапии в системе комплексного лечения еще не определилось с необходимой ясностью. Ни принципы, не методы восстановительной трудовой терапии не вошли еще прочно в сознание врачей и не получили заслуженного применения в практике эвакогоспиталей. До сих пор мы являемся еще свидетелями путаницы основных понятий, связанных с трудовой терапией, не говоря уже о том, что идеи трудовой терапии нередко находят ложное применение на практике. Мы часто наблюдаем случаи опошления трудовой терапии и сведения ее к участию раненых в различных хозяйственных работах без сколько ни будь обоснованных медицинских критериев и без медицинского контроля.

Между тем, восстановительная трудовая терапия обладает целым рядом специфических достоинств. Разумное их использование в общей системе восстановительной работы госпиталя повышает эффект лечения не только в плане общеоздоровительном, но и в плане восстановления определенных функций. Правильно понятая и умело примененная трудовая терапия способствует, в частности, скорейшему восстановлению двигательных функций, полноценность которых имеет самое непосредственное отношение к трудовой деятельности человека. В этом смысле восстановительная трудовая терапия является тем методом, который осуществляет преемственность между восстановлением функций и восстановлением трудоспособности в прямом и профессиональном значение этого слова. Восстановительная трудовая терапия перекидывает прямым мостом от лечебно-восстановительных мероприятий к мероприятиям по трудовому обучению и переобучению раненых, к их трудоустройству.

Сказанного достаточно, чтобы уяснить, насколько созрела потребность в уточнение задач, принципов и методов восстановительной трудовой терапии. Выпуском настоящей инструкции мы намереваемся удовлетворить эту потребность лишь в частичной мере. Вслед за первым инструктивно – методическим письмом будут периодически выходить дополнительные инструктивные указания, освещающие специальные вопросы восстановительной трудовой терапии.

Настоящая инструкция посвящена изложению основных принципов и методов восстановительной трудовой терапии и ее применению к двигательным нарушениям, возникающим на почве наиболее частых и типичных травм верхней конечностей.

<…>

§ 10. Организация восстановительной трудовой терапии.

Организация трудовой восстановительной терапии предполагает очень тесную связь методиста с лечащим врачом. Особенно важно на всех этапах восстановительной работы отдавать себе ясный отчет в природе двигательного дефекта раненого, его анатомо – физиологических особенностей, стадий патологического процесса и реальных возможностях к восстановлению.

На первом этапе лечащий врач, совместно с методистом, намечает программу восстановления движений, и заранее учитываются все мыслимые трудности и способы их устранения.

Для реального осуществления намеченной программы в госпитале должен быть большой арсенал трудовых операций. Лучше всего создать, хотя бы несколько мастерских, в первую очередь, столярную, т.к. именно столярные работы заключают в себе такое множество и такое разнообразие двигательных проявлений, что для каждого почти дефекта можно подобрать соответствующую работу (Список оборудования – см. в приложение III). Но даже при отсутствии специальных мастерских можно организовать целый ряд работ в палатах: плетение сетей, изготовление ложек, портсигаров, простейшие картонажные работы, выделка искусственных цветов, сортировочные и упаковочные работы, разрисовывание, вязание и т.д.

Назначаемые на трудотерапию раненые подлежат систематическому наблюдению в процессе их работы с обязательной документацией всех наиболее существенных этапов восстановления. Необходимо при этом производить периодически хотя бы минимум измерений для оценки объекта и силы движения до применения данного вида терапии и по ходу его применения.

Вопрос о методах и специальной аппаратуре, предназначенной для этого измерения, заслуживает особого внимания и будет освещен в специальной инструкции.

Опыт применения восстановительной трудовой терапии в ряде госпиталей показывает, что наибольшие трудности при введение восстановительной трудовой терапии встречаются в связи с организацией соответствующих мастерских, выбором помещений, поисками оборудования и материалов и т.д.

Весь круг относящихся сюда вопросов представляет особенный интерес. Ответы на эти вопросы можно найти в специальной брошюре (см. приложение III), в которой с предельной конкретностью и детализацией разъяснено как можно преодолеть организованно – хозяйственные трудности, связанные с созданием мастерских трудотерапии, их оборудованием и т.д.

Каждый тип госпиталя имеет свои задачи. Применение восстановительной трудовой терапии в госпиталях различного профиля далеко не однозначные задачи.

Сейчас только в общих чертах, возможно, типизировать объем и содержание работ по восстановительной трудовой терапии применительно к госпиталям разного типа. Так, например, в близких к фронту госпиталях для легкораненых должны быть использованы такие трудовые процессы, которые совершаются на открытом воздухе или в мастерских с несложным и не громоздким оборудованием. В этих госпиталях исключительно ценными является использование некоторых видов работ военного характера в качестве особого рода восстановительной трудовой терапии (например, монтаж и разборка оружия и т.п.).

Этот ряд работ может быть легко включен в программу военизированных занятий. Нам известен опыт только одного госпиталя такого типа, как нам кажется, опыт этот является весьма обнадеживающим.

Необходимо отметить, что в каком госпитале не применялась бы восстановительная терапия, некоторые условия остаются совершенно обязательными для обеспечения эффективности этой работы.

Такими условиями являются: дифференцированный подбор трудовых заданий, сообразно локализации и характеру дефектов и регулирование приемов работ раненого с помощью специальных инструментов и приспособлений или иными средствами, во избежание фиксации дефекта и явлений отрицательной компенсации.

Если методист по трудовой терапии освоит эти два основных правила и будет тщательно следить за их соблюдением, то можно с уверенностью сказать, что функциональная терапия обогатится чрезвычайно ценным методом, до сих пор недостаточно еще внедрившимся в практику лечебно–восстановительной работы наших госпиталей.

Применение восстановительной трудовой терапии предполагает фиксацию наиболее существенных фактов и определенные способы документирования. Опыт некоторых госпиталей уже выработал специальные формы документов, в которых регистрируются важнейшие данные по ходу восстановительного процесса. В приложение II мы приводим эти формы.

<…>

РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 53. Л. 82–84; 108–111. Подлинник. Машинопись.


№ 9

Из Инструктивно-методических указаний
«Аэрогелиотерапия в эвакогоспиталях».
Государственный институт физиотерапии Наркомздрава РСФСР

Москва
1944 г.

УПРАВЛЕНИЕ ЭВАКОГОСПИТАЛЕЙ НАРКОМЗДРАВА РСФСР

АЭРОГЕЛИОТЕРАПИЯ В ЭВАКОГОСПИТАЛЯХ

(Инструктивно-методические указания)

Разработаны Государственным институтом физиотерапии.
(доц. Г.С. Варшавер[23],  канд. мед. наук Г.А. Невраев[24])

1. Общие правила и методика проведения аэрогелиотерапии.

При лечении травматических поражений, а также и при некоторых заболеваниях военного времени в комплексе с другими методами физической терапии эффективным является применение солнечных и воздушных ванн (гелиотерапия и аэротерапия).

Аэротерапия.

  1. Лежание или пребывание обнаженного, или полуобнаженного больного на воздухе – воздушные ванные являются не только успокаивающей, но, в зависимости от температуры воздуха, - тонизирующей и закаливающей процедурой.

  2. При аэротерапии основным действующим началом является воздействие воздуха – его температуры, движения, влажности, причем в меньшей степени оказывает влияние также и рассеянная солнечная радиостанция. Действие прямых солнечных лучей при этом исключается.

  3. Воздушные ванны начинают с 5–10 минут, ежедневно удлиняют их продолжительность на 10 минут и доводят до 1–2 часов, в зависимости от погоды и самочувствия больного. У незакаленных или ослабленных больных не следует проводить воздушные ванны при сильном ветре, а также начинать курс лечения при температуре воздуха ниже 20°. При охлаждении больного и появлении «гусиной кожи» воздушная ванна должна быть или прекращена, или ее следует в таких случаях сочетать с движением – ходьбой, гимнастикой и т.д.

  4. Воздушные ванны применяются, как самостоятельная лечебная процедура или же  как подготовительная для перехода к солнечным ваннам. Если воздушные ванны являются только подготовительными, то их проводят в течение нескольких дней, а затем переходят к солнечным. В нежаркое время можно начинать солнечные ванны без вводных воздушных ванн. При приеме солнечных ванн больной проводит в тени некоторое время (10–15 минут) как перед началом солнечной ванны, так и после окончания ее, особенно в жаркую погоду. Кроме того, применяют солнечные ванны с повторным чередованием пребывания на солнце и в тени, так называемые интермитирующие солнечные ванны.

  5. После воздушной ванны целесообразно, особенно в теплое время года, назначать водные процедуры – душ, обливание или обтирание водой с постепенным понижением ее температуры с 34–32° до 24–22°, с последующим энергичным растиранием кожи докрасна.

  6. К этой группе процедур относится в известной мере и спокойное лежание одетым на свежем воздухе, что возможно во всякое время года. При этом больной должен быть защищен от ветра, а в холодное время года – хорошо укрыт одеялом или специальным меховым мешком. Продолжительность такого лежания 1–2 часа, один–два раза в день.

Гелиотерапия. Солнечное излучение является сложным, состоящим из инфракрасных, видимых и ультрафиолетовых лучей. Наряду с изменениями, возникающими (эритема и пигментация), солнечные лучи оказывают многообразное влияние, которое сказывается в улучшении процессов кроветворения, повышения состояния иммунитета и реактивности в борьбе с инфекциями, в благотворном влиянии на трофику тканей я стимулировании регенеративных процессов, в улучшении аппетита, сна и общего состояния.

При гелиотерапии с лечебной и профилактической целью используются как прямые, так и рассеянные солнечные луче при одновременном воздействии на тело также и воздуха, его температуры, движения и влажности.

  1. Солнечные ванны бывают общими, когда облучается все тело, и местными, когда облучается лишь часть тела.

  2. Каждой солнечной ванне должна предшествовать кратковременная (5–10 мин.) воздушная ванна на теневой части площадки.

  3. Вслед за общей солнечной ванной дается отдых в тени в течение 10–15 мин, а затем, как и после воздушной ванны, назначается, обтирание, обливание или душ. Более крепким больным разрешают купанье, после чего полезен небольшой отдых в тени.

  4. Солнечные, а также воздушные ванны следует делать натощак, лучше всего проводить их через полчаса после легкого завтрака, после более сытной еды - не ранее чем через 1– 1/2 часа.

  5. Солнечные ванны принимают на открытой части площадки, обнаженные больные лежат ногами к солнцу, попеременно на спине и груди, а при длительных ваннах также на, том и другом боку. При местных ваннах вся неподвергаемая облучению часть тела должна находиться в тени или должна быть прикрыта одеждой.

  6. Необходимо всегда заботиться о предохранении головы от прямого перегревания. Для этой цели устанавливаются над головой щитки-зонтики из парусины, фанеры и т.п.

  7. Интенсивность солнечной радиации нарастает, начиная от восхода солнца до полудня, а затем постепенно понижается. Солнечная ванна одинаковой продолжительности, принятая в разное время дня, а также в разное время года и на равной географической широте – будет неодинаково по количеству и качеству, падающей на тело солнечной энергии.

  8. Лучшим временем дня для приема солнечных ванн в наиболее жаркое время года (июнь, июль, август) являются утренние часы от 8–11. Ближе к полдню, когда температура воздуха значительно повышается, солнечные ванны часто плохо переносятся. В северных районах, а также в весеннее и осеннее время года, прием солнечных ванн лучше проводит около полудня.

  9. При проведении гелиотерапии особое внимание должно быть обращено на правильную дозировку солнечных ванн. В основу дозировка положено постепенное приучение больного к действию солнечных лучей. Облучения начинают с малых доз в течение нескольких минут и, постепенно повышая дозу, доводят их до 1/2-1 – 1 1/2 часов. При общих солнечных ваннах, наряду с увеличением продолжительности ванны, постепенно увеличивают облучаемую поверхность тела. У слабых больных солнечные ванны начинают с облучения стоп и постепенно переходят к облучению всего тела. У большинства больных можно начинать лечение сразу с облучения всего тела.

  10. Количество поглощенной телом солнечной энергии эквивалентно количеству образовавшегося при этом тепла. Количество этого тепла, приходящегося на 1 кв. см, облучаемой поверхности тела, определяется в малых калориях. Содержание у.ф. лучей в солнечном излучении в течение дня вначале нарастает, а после полудня постепенно спадает. В летние месяцы количество у.ф. лучей, по сравнению с зимними и осенними месяцами, увеличивается. Помимо высоты стояния солнца большое значение имеет и состояние прозрачности атмосферы (задымленность в запыленность воздуха может снижать количество солнечной энергии до 50 %). Пониженная прозрачность, особенно для у.ф. лучей имеется при значительном содержании пыли и дыма в окружающих слоях атмосферы.

  11. Дозировка солнечных ванн производился, таким образом, в малых калориях или же при отсутствии необходимых приборов - в минутах, учитывая вышеуказанное значение времени дня, года и т.д. С известной приближенностью можно считать, что для средних широт (45- 55°) в летние месяца - 5 мал. калорий соответствуют пятиминутной солнечной ванне. Пять малых калорий принимают за одну дозу солнечной радиации.

  12. Начинают солнечные ванны с одной такой дозы (5 мал. калорий), одна половина которой (2 1/2 мал. кал.) дается на переднюю поверхность тела, а другая на заднюю поверхность. При последующих ваннах дозировка в зависимости от состояния больного повышается каждой раз или после приема нескольких ванн на 5 мал. калорий и постепенно при общих солнечных ваннах доводится, в зависимости от заболевания, до 30–60 мал. калорий. Общие солнечные ванны, как правило, назначаются ежедневно.

  13. При местных солнечных ваннах начинают обычно также с 5–10 мал. кал. и доходят также до 30–60 мал. кал. Местные солнечные ванны применяются ежедневно или через день, в зависимости от вызываемой или местной (в области поражения) и общей реакции.

  14. Для усиления воздействия на местный процесс, местные солнечные ванны комбинируются с общими. Курс солнцелечения в ряде случаев может проводиться также в комбинации с грязелечением или другими видами физиотерапии.

  15. Общий курс солнцелечения обычно состоит ив 25-35 ванн. Не следует проводить слишком длительных непрерывных курсов гелиотерапии.

  16. При гелиотерапии необходимо всегда принимать во внимание, кроме самого солнечного света другие метеорологические фактора:

    а) барометрическое давление;

    б) температуру окружающего воздуха и степень влажности его, которая в значительной мере определяет тепловые ощущения при данной температуре. Внимание врача должно быть всегда обращено на то, чтобы избежать перегревания больного; при значительном поглощении телом солнечных лучей терморегуляция осуществляется путем отдачи избытка тепла, преимущественно благодаря наступающему при потоотделении испарению влаги с поверхности кожи; чем значительнее влажность воздуха при высокой его температуре, тем меньше испарение с поверхности кожи и вместе с тем затруднено и ее охлаждение; пониженное испарение и, в результате этого, малое охлаждение – ведут к перегреванию и к плохому самочувствию больного, к ощущению слабости и разбитости;

    в) движение воздуха, испарение с кожи в значительной степени усиливается при наличии ветра, который в жаркую погоду улучшает самочувствие; в других случаях, например, при воздушных ваннах, сильный ветер при недостаточно высокой температуре поведет к большой потере тепла и к избыточному охлаждению и явится неблагоприятным фактором.

    Совокупность этих трех моментов (температура, влажность, движение воздуха) обусловливает так называемую «эффективную» температуру, которая может быть определена инструментальным путем. В зависимости от того или иного сочетания указанных компонентов «эффектная» температура будет различна и даст возможность судить о целесообразности принятия солнечных ванн при данных условиях погоды.

    Необходимая для этих определений аппаратура: психрометр (сухой и смоченный термометр) и анемометр для определения скорости ветра - проста, но все же не всегда имеется. Поэтому часто приходится ориентироваться на определение переносимости солнечных ванн больными.

    Пониженное испарение пота у большинства принимающих солнечные ванн при высокой температуре воздуха и отсутствии ветра указывает на высокую влажность воздуха и неподходящую «эффективную» температуру. Если в этих условиях ванны переносятся хуже, чем обычно, они должны быть прекращены.

  17. Явления плохой переносимости солнечных ванн могут стоять также в зависимости от наличия непринятых во внимание противопоказаний к назначению солнечных ванн от нарушения правил дозировки ванны.

    Немалую роль при этом играет и нерациональное устройство аэросолярия, последнее в большинстве случаев создает условия для перегрева больных.

  18. К явлениям, указывающим на плохую переносимость солнечных ванн, связанных в большинстве случаев с перегревом больного, относятся:

    а) ухудшение общего состояния, появление общей слабости, раздражительности, головокружения, головных болей, ухудшение сна и аппетита, повышение температура тала;

    б) появление расстройств со стороны сердечнососудистой системы, сердцебиение, отдышка;

    в) обострение очаговых явлений на месте травмы или ухудшение в течении основного заболевания;

    г) обострение латентно протекающих болезненных процессов, в первую очередь – туберкулеза легких.

  19. При наличии указанных отрицательных явлений после приема солнечных ванн, в зависимости от состояния больного, следует сделать перерыв на несколько дней, далее - уменьшать дозировку солнечных ванн; установить интервалы между ваннами в 1–2 дня: перейти от обычных солнечных ванн к ваннам рассеянного солнечного света (исключается возможность перегрева); применять так называемые интермитирующие солнечные ванны, при которых больные каждые 15–20 минут переходят в теневую часть площадки, а затем снова возвращаются на солнце; наконец, при очень плохой переносимости или ухудшении течения основного болезненного процесса приходится вовсе отказаться от солнечных ванн.

<…>

РГАНТД. Ф. 186. Оп. 1-6. Д. 35. Л. 112–118. Подлинник. Машинопись.

 


[1] Смирнов Ефим Иванович (1904–1989). Советский военный и государственный деятель; доктор медицинских наук, профессор, академик АМН СССР, генерал-полковник медицинской службы; Герой Социалистического Труда (1978).

[2] Бурденко Николай Нилович (1876–1946). Русский и советский хирург, организатор здравоохранения, основоположник советской нейрохирургии, главный хирург Красной Армии (1937–1946), академик АН СССР, академик и первый президент АМН СССР (1944–1946), Герой Социалистического Труда (1943).

[3] Коган […] Врач глазного отделения эвакогоспиталя № 1748.

[4] Тамазов А.А. Сотрудник Государственного научно-исследовательского института физиотерапии.

[5] Дедов […] Доцент.

[6] Лебедева В.П. Директор Центрального института усовершенствования врачей Наркомздрава СССР. 1942 г.

[7] Ланг Георгий Федорович (1875–1948). Советский врач-терапевт, академик АМН СССР.

[8] Левит Владимир Семенович (1883–1963). Российский и советский хирург, доктор медицинских наук, профессор, генерал-майор медицинской службы, заслуженный деятель науки РСФСР.

[9] Приоров Николай Николаевич (1885–1961). Советский травматолог-ортопед, академик АМН СССР, заслуженный деятель науки РСФСР.

[10] Бергман. Ученый секретарь Центрального института усовершенствования врачей Наркомздрава СССР.

[11] Гориневская Валентина Валентиновна (1882–1953). Основоположник отечественной травматологии, первая заведующая кафедры общей хирургии в Самаре и первый руководитель травматологической клиники в Москве на базе института им. Склифосовского.

[12] Вовси Мирон Семенович (1897–1960). Советский терапевт, профессор, генерал-майор медицинской службы, академик АМН ССС , Заслуженный деятель науки РСФСР.

[13] Брайцева […]. Профессор. Член Совета профессоров Центрального института усовершенствования врачей. 1942 г.

[14] Гельмгольц Генрих Людвиг Фердинанд (1821–1894). Немецкий физик, врач, физиолог и психолог. Основоположник физиологии зрения. В Москве именем Гельмгольца назван НИИ Глазных болезней.

[15] Орлов [Н. ...]. [Зам. Директора Государственного научно-исследовательского института физиотерапии Наркомздрава РСФСР. 1944 г.].

[16] Нестеров Анатолий Иннокентьевич (1895–1979). Советский терапевт, учёный и организатор здравоохранения, создатель советской школы ревматологов, академик АМН СССР, вице-президент АМН СССР (1953–1957), заслуженный деятель науки РСФСР, Герой Социалистического Труда , лауреат Ленинской премии, вёл организацию терапевтической службы в эвакогоспиталях. В 1943–1950 гг. являлся директором Государственного научно-исследовательского института физиотерапии Наркомздрава РСФСР.

[17] Шютте […]. Начальник эвакогоспиталя № 5330. Майор медслужбы.

[18] Пионтковский И.А. Профессор медицины.

[19] Нестеров Анатолий Иннокентьевич (1895–1979). Советский терапевт, учёный и организатор здравоохранения, создатель советской школы ревматологов, академик АМН СССР, вице-президент АМН СССР (1953–1957), заслуженный деятель науки РСФСР, Герой Социалистического Труда , лауреат Ленинской премии, вёл организацию терапевтической службы в эвакогоспиталях. В 1943–1950 гг. являлся директором Государственного научно-исследовательского института физиотерапии Наркомздрава РСФСР.

[20] Лепской […]. Доцент.

[21] Руфанов Иван Гурьевич (1884–1940). Советский хирург, действительный член АМН СССР, Заслуженный деятель науки РСФСР.

[22] Беленький […]. Профессор медицины.

[23] Варшавер Григорий Семенович. В 1941–1943 гг. директор и научный руководитель Государственного научно-исследовательского института физиотерапии Наркомздрава РСФСР.

[24] Невраев Г.Л. К.м.н. 1944 г.

© РГАНТД, 2002–2016
Использование материалов сайта РГАНТД допускается только после письменного согласия администрации сайта.
При использовании материалов сайта указание источника (РГАНТД) и гиперссылки на http://rgantd.ru обязательно!

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Сайт ВНИИДАД Сайт 'Вестник архивиста' Официальный портал РОИА Официальный сайт Роскосмоса