Из истории Группы изучения реактивного движения

Версия для печати

 

«Сначала неизбежно идут: мысль, фантазия, сказка. За ними шествует научный расчет, и уже, в конце концов, исполнение венчает мысль»
                                                                                                                 К.Э. Циолковский[1]

«То, что казалось несбыточным на протяжении веков, что еще вчера было лишь дерзновенной мечтой, сегодня становится реальной задачей, а завтра – свершением. Нет преград человеческой мысли!»
                                                                                                                  С.П. Королев[2]

 

 

 

 

 

 

 

«Первый великий шаг человечества состоит в том, чтобы вылететь за атмосферу и сделаться спутником Земли…», -  так писал Константин Эдуардович Циолковский в 1926 г.
В своих научных трудах К.Э. Циолковский показал возможность осуществления космических полетов с помощью ракеты на жидком топливе, появление искусственных спутников Земли и орбитальных станций. Им была разработана первая научно обоснованная теория реактивного движения.
   

  К.Э. Циолковский<br />РГАНТД. Ф. 326. Оп.2. Д. 171К.Э. Циолковский
РГАНТД. Ф. 326. Оп.2. Д. 171

К.Э. Циолковский.
РГАНТД. Ф. 326. Оп.2. Д. 171

 

С.П. Королев в докладе, прочитанном 17 сентября 1947 г. на торжественном заседании, посвященном 90-летию со дня рождения К.Э. Циолковского, сказал: «Самое замечательное, смелое и оригинальное создание творческого ума Циолковского - это его идеи и работы в области ракетной техники. Здесь он не имеет предшественников и намного опережает ученых всех стран и современную ему эпоху[3]».
Первым этапом на этом пути к освоению космического пространства была деятельность Группы изучения реактивного движения (ГИРД) - научно-исследовательской и опытно-конструкторской организации, занимавшейся разработкой ракет и двигателей к ним, которая положила начало ракетостроению.
Ракеты, созданные ГИРД, легли в основу создания ракетно-космической техники. Гирдовцы – это пионеры ракетной техники, усилиями которых были разработаны теоретические и практические основы реактивного полета, созданы первые советские ракеты и реактивные двигатели.
Инициатором создания ГИРД, его основателем в 1931 году былФ.А. Цандер [4]  - ученый, изобретатель, один из создателей первой советской ракеты на жидком топливе «ГИРД-X».

  Ф.А. Цандер<br />РГАНТД. Ф. 133. Оп.1. Д. 195.Ф.А. Цандер
РГАНТД. Ф. 133. Оп.1. Д. 195.

Ф.А. Цандер
РГАНТД. Ф. 133. Оп.1. Д. 195.

 Практические работы Ф.А. Цандера по ракетостроению явились поводом создания ГИРД и послужили научно-технической базой для дальнейшего развития исследований и разработок в этой области. Ф.А. Цандером было предложено несколько идей: создание двигателя внутреннего сгорания, работающего не только на бензине, но и на жидком кислороде, планирующий спуск при возвращении аппарата на Землю, запуск ракеты с большого аэроплана или спутника, тепловая защита аппарата при движении в плотных слоях атмосферы.

В ранних работах Ф.А. Цандера, была впервые рассмотрена возможность использования атмосферы для торможения и возвращения космических кораблей. В 1924 году Ф.А. Цандер запатентовал идею крылатой ракеты, которая должна, была, по его мнению, стать основным средством для выполнения межпланетных перелетов.

В это время Ф.А. Цандера приступил к разработке методик расчета жидкостных ракетных двигателей. Двигатель, работающий на бензине и газообразном топливе, ОР-1 был собран в 1930 году. Это дало возможность приступить к разработке более совершенных двигателей с применением жидкого кислорода.

Результаты, полученные с помощью двигателя О Р-1, позволили Ф.А. Цандеру приступить к разработке ЖРД на низко-кипящем окислителе (жидком кислороде) сначала для ракетоплана и затем для баллистической ракеты.

Королев считал Ф.А. Цандера своим наставником и учителем. В своей книге «Ракетный полет в стратосфере» он написал: «Ближайшим последователем идей К.Э. Циолковского и горячим сторонником и энтузиастом ракетного дела был высокоталантливый инженер-изобретатель Ф.А. Цандер (1887-1933 гг.) Благодаря его работам за последние 10 лет были созданы прототипы первых советских ракетных двигателей. Ф.А. Цандер умер в 1933 г., но сумел создать дружный коллектив работников, своих учеников и последователей[5]».

В течение всей второй половины 1920-х гг. многочисленные энтузиасты ракетной техники, воодушевленные произведениями К.Э. Циолковского, создавали общества, кружки, секции. Все эти объединения, предшествующие ГИРД, не могли реализовать свои планы, поскольку встречали трудности при проведении научно-исследовательских, конструкторских и опытных работ, не имея производственной базы и достаточных средств. Поэтому они быстро прекращали свое существование. Организации, под эгидой которых создавались эти объединения, также не располагали необходимыми средствами.

20 июня 1924 года в Москве по инициативе и при участии Ф.А. Цандера было создано Общество изучения межпланетных сообщений (ОИМС), объединившее энтузиастов ракетной техники и космических полетов. Ф.А. Цандер стал членом Президиума Общества и руководителем секции реактивного движения. Почетным председателем общества был избран К.Э. Циолковский.

Основными направлениями деятельности общества были: научно-исследовательская работа; распространением среди широких масс сведений об изучении межпланетных сообщений, организация лекций, докладов, выставок, создание библиотек, выпуск популярной и научной литературы. Общество просуществовало только до 1925 года.

Создание в 1927 г. ОСОАВИАХИМ[6] изменило это положение поскольку в задачи этой организации входило оказывать содействие развитию новых отраслей. Научно-исследовательская работа явилась одним из основных направлений деятельности ОСОАВИАХИМ. Исследования в области изысканий новых типов летательных аппаратов входила в задачи Бюро воздушной техники, что создало условия для создания и работы организации энтузиастов ракетной техники. В сентябре 1931 г. по инициативе С.П. Королева при Бюро воздушной техники Центрального совета ОСОАВИАХИМ была создана секция реактивных двигателей, которая затем была преобразованная в Группу изучения реактивного движения (ГИРД), называвшаяся вначале МосГИРД, затем- Центральная ГИРД (ЦГИРД). В 04.1932г. было принято решение о создании Опытного ракетного завода ЦГИРД.

 

 

   Цандер Ф.А., Победоносцев Ю.А., Заботин Б.И., Королев С.П., Сумарокова Н.В., Левицкий А.А., Черановский Б.И. 1931<br />РГАНТД. Ф. № 211. Оп. 14. Д. 90.Инициативная группа создателей ГИРД и члены Осоавиахим. Слева направо: Цандер Ф.А.,
Победоносцев Ю.А., Заботин Б.И., Королев С.П., Сумарокова Н.В., Левицкий А.А., Черановский Б.И. 1931.
РГАНТД. Ф.  211. Оп. 14. Д. 90.

Инициативная группа создателей ГИРД и члены Осоавиахим. Слева направо: Цандер Ф.А.,
Победоносцев Ю.А., Заботин Б.И., Королев С.П., Сумарокова Н.В., Левицкий А.А., Черановский Б.И. 1931.
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 90.

Основой для создания группы, как и в 1924 г., для образования Общества изучения межпланетных сообщений было идейное, теоретическое и пропагандистско-просветительское творчество К.Э. Циолковского, а поводом   приступить к практическим работам по ракетостроению, были проекты и разработки Ф.А. Цандера.
Председателем ГИРД был избран сам Ф.А. Цандер, а председателем ее технического совета - С.П. Королев.
К.Э. Циолковский оказывал большое влияние на формирование основных направлений деятельности ГИРД и на дальнейшее развитие движения энтузиастов реактивной техники.

Группа работала в трудных условиях, не имея производственной базы, необходимых материалов, инструментов и измерительных приборов. Сотрудники получали мизерную зарплату.
Решением Президиума Центрального совета ОСОАВИАХИМ ГИРД из объединения, работающего на общественных началах, была преобразована в научно-исследовательскую и опытно-конструкторскую организацию по разработке ракет и двигателей. С августа 1932 г. по распоряжению зам.   наркомвоенмора М.Н. Тухачевского финансирование начало осуществляться  как из средств ОСОАВИАХИМ, так и из государственных средств. Группе  было предоставлено помещение для создания научно-производственной базы. Это позволило развернуть широкую экспериментальную программу создания ракетных снарядов, летательных аппаратов и двигателей для них. Начальником ГИРД был назначен С.П. Королев.

Основными направлениями деятельности ГИРД являлись:

  • научно-исследовательская, проектно-конструкторская и экспериментальная работа по созданию и испытаниям опытных образцов реактивных двигателей разных типов и ракетных летательных аппаратов;
  • научно-техническая пропаганда в области ракетной техники и участие в подготовке специалистов для нее;
  • подготовка кадров специалистов ракетной техники;
  • руководство и координация деятельности периферийных организаций, занимавшихся разработкой проблем ракетной техники в рамках местных организаций ОСОАВИАХИМ.

В состав ГИРД входили четыре бригады.
Основным направлением первой бригады (руководитель -  Ф.А. Цандер) была разработка ЖРД, ракетных летательных аппаратов с ЖРД, изучение возможности использования металла в качестве компонента топлива.
Во второй бригаде (руководитель - М.К. Тихонравов[7] ) осуществлялась разработка кислородных ЖРД с насосной системой подачи и разработка ракет.

Третья бригада (руководитель - Ю.А. Победоносцев[8] ) проводила исследования и экспериментальные проверки работы прямоточных воздушно-реактивных   двигателей.
 

М.К. Тихонравов– начальник 2–й бригады ГИРД, в годы обучения в ВВИА им. Жуковского. Портрет. 1920-е гг..<br /> РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 87.М.К. Тихонравов– начальник 2–й бригады ГИРД, в годы обучения в ВВИА им. Жуковского. Портрет. 1920-е гг..<br /> РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 87.
М.К. Тихонравов– начальник 2–й бригады ГИРД,
в годы обучения в ВВИА им. Жуковского. Портрет. 1920-е гг.
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 87.
Ю.А. Победоносцев – начальник 3-й бригады ГИРД.<br />РГАНТД. Ф. 107. Оп. 3. Д. 20.Ю.А. Победоносцев – начальник 3-й бригады ГИРД.
РГАНТД. Ф. 107. Оп. 3. Д. 20.

Ю.А. Победоносцев – начальник 3-й бригады ГИРД.
РГАНТД. Ф. 107. Оп. 3. Д. 20.

 

Деятельность четвертой бригады (руководитель - С.П. Королев) была направлена на разработку крылатых летательных аппаратов.
В 1933г. группа располагалась в Москве, в подвале дома № 19 по ул. Садово-Спасской, вместе с ЦКБ по планерам ОСОАВИАХИМ, которое возглавлял О.К. Антонов.

 

 

Королев С.П. – начальник ГИРД. Портрет. 1932 г.
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 94.

Королев С.П. – начальник ГИРД. Портрет. 1932 г.
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 94.
Москва, Садово-Спасская, дом 19.Дом, где размещался ГИРД<br />РГАНТД. Ф. 211. Оп. 2. Д. 184. Л. 3.Москва, Садово-Спасская, дом 19.
Дом, где размещался ГИРД
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 2. Д. 184. Л. 3.

Москва, Садово-Спасская, дом 19.
Дом, где размещался ГИРД
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 2. Д. 184. Л. 3.

 

Первым большом успехом ГИРД была ракета ГИРД-09 на жидком топливе конструкции М.К. Тихонравова, запущенная 17 августа 1933 года на Подмосковном полигоне Нахабино. Ракета поднялась на высоту 400 метров, продолжительность полета составила 18 секунд. Эта удача позволила гирдовцам окончательно поверить в свои силы.

Разработанная под руководством С.П. Королева на основе исходных проработок проекта Ф.А. Цандера жидкостная ракета ГИРД-Х была запущена 25 ноября 1933 года с двигателем 10. Стартовая масса ракеты 29,5 кг, масса топлива 8,3 кг, длина 2,2 м, подача топлива - вытеснительная. При пуске ракета взлетела вертикально на высоту 75—80 м, затем, вследствие разрушения крепления двигателя и трубки горючего, круто отклонилась от вертикали и упала на расстоянии около 150 м от места старта.

Конструкция ГИРД-Х получила развитие в более совершенных советских ракетах, созданных в 1935—1937 годы.

 Королев С.П., Ефремов Н.И., Победоносцев Ю.А. Нахабино, 17 августа 1933 г.<br />РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 104.Подготовка к испытаниям ракеты «09»: заливка кислорода в бак ракеты. Стоят (слева направо): Королев С.П., Ефремов Н.И., Победоносцев Ю.А. Нахабино, 17 августа 1933 г.
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 104.

Подготовка к испытаниям ракеты «09»: заливка кислорода в бак ракеты. Стоят (слева направо): Королев С.П., Ефремов Н.И., Победоносцев Ю.А. Нахабино, 17 августа 1933 г.
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 104.
 Фролов Б.В., Колбасина Л.И., Федоров К.К., Краснухин Н.Н., Полярный А.К., Воробьев М.Г. 25 ноября 1933 г.<br />РГАНТД. Ф. 133. Оп. 1. Д. 83.Ракета ГИРД-Х конструкции Ф.А. Цандера перед первым запуском в окружении сотрудников ГИРД. Слева направо (стоят): Королев С.П., Ефремов Н.И., Душкин Л.С., Корнеев Л.К., Хованский И.И., (сидят): Фролов Б.В., Колбасина Л.И., Федоров К.К., Краснухин Н.Н., Полярный А.К., Воробьев М.Г. 25 ноября 1933 г.
РГАНТД. Ф. 133. Оп. 1. Д. 83.

Ракета ГИРД-Х конструкции Ф.А. Цандера перед первым запуском в окружении сотрудников ГИРД. Слева направо (стоят): Королев С.П., Ефремов Н.И., Душкин Л.С., Корнеев Л.К., Хованский И.И., (сидят): Фролов Б.В., Колбасина Л.И., Федоров К.К., Краснухин Н.Н., Полярный А.К., Воробьев М.Г. 25 ноября 1933 г.
РГАНТД. Ф. 133. Оп. 1. Д. 83.

 

Историческое значение деятельности ГИРД состоит в том, что группа сыграла большую роль в формировании основных направлений ракетной техники и в создании школы ракетостроения.

За два года существования ГИРД выполнила широкий комплекс научных теоретических и экспериментальных исследований, провела летные испытания жидкостных ракет, подготовила кадры высококвалифицированных специалистов не только внутри группы, но и в других организациях, что способствовало появлению в дальнейшем крупных ученых и исследователей в области освоения космического пространства.

Наряду с научно-производственной работой важным направлением в деятельности ГИРД явились пропаганда и популяризация ракетной техники. Перед ГИРД стояла также задача подготовить кадры специалистов в области ракетостроения.

Кроме этого, создание ГИРД сопровождалось образованием аналогичных групп энтузиастов реактивной техники и межпланетных сообщений и в других городах. В связи с этим развивалось еще одно направление деятельности группы - руководство деятельностью местных гирдовских организаций.

Успешные результаты деятельности ГИРД показали необходимость создания единого научно-исследовательского и опытно-конструкторского центра для объединения усилий ученых и конструкторов с целью дальнейшего развития работ в области ракетостроения – новой отрасли народного хозяйства.

Таким центром явился Реактивный научно-исследовательский институт, созданный в 1933 г. на базе Группы изучения реактивного движения и Газодинамической лаборатории.

   Дурнов А.М. Косятов А.С., Щетинков Е.С.,Пивоваров С.А., Дрязгов М.П., Королев С.П., Иванова (Александрова) В.В., Снегирева (Андреева) Е.И., Стеняев А.И.  1934-1935 гг. <br />РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 129.Фото Сотрудники бригады крылатых ракет РНИИ на Софринском военном полигоне. (Слева направо) стоят: Авдонин В.П.,[Пивоваров Б.А.], Флоров Б.В., Александров П.С.; сидят: Дурнов А.М. Косятов А.С., Щетинков Е.С.,Пивоваров С.А., Дрязгов М.П., Королев С.П., Иванова (Александрова) В.В., Снегирева (Андреева) Е.И., Стеняев А.И. 1934-1935 гг.
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 129.

Фото Сотрудники бригады крылатых ракет РНИИ на Софринском военном полигоне. (Слева направо) стоят: Авдонин В.П.,[Пивоваров Б.А.], Флоров Б.В., Александров П.С.; сидят: Дурнов А.М. Косятов А.С., Щетинков Е.С.,Пивоваров С.А., Дрязгов М.П., Королев С.П., Иванова (Александрова) В.В., Снегирева (Андреева) Е.И., Стеняев А.И. 1934-1935 гг.
РГАНТД. Ф. 211. Оп. 14. Д. 129.

 

Задача предлагаемой публикации не только рассказать историю создания ГИРД, но и дать представление о ее деятельности и сотрудниках, о роли и   значении ГИРД в развитии ракетостроения.

В публикацию вошли документы личных фондов бывших сотрудников ГИРД за 1960-е и 1980-е гг.: фонда 133 Л.С. Душкина[9] , конструктора ГИРД; фонда 259 В.Н. Галковского[10] , техника-конструктора ГИРД; фонда 311 Е.К. Мошкина[11] , научного сотрудника и помощника Ф.А. Цандера по расчетно-теоретическим вопросам. В публикацию вошли также воспоминания о работе в ГИРД Н.И. Ефремова[12] , сотрудника и секретаря партийной организации группы, находящиеся на хранении в личном фонде 133.

Документы представлены воспоминаниями, докладами, статьями, где авторы описывают историю создания ГИРД, деятельность входящих в нее бригад, рассказывают о руководителях и других сотрудниках, об основных проектах в ракетостроении, значении группы в становлении нового направления техники, делятся своими впечатлениями о времени, когда главным для них были только стремление к поставленной цели и вера в положительный результат.
С историей создания ГИРД знакомит доклад Е.К. Мошкина, подготовленный в 1980-е гг. (ф. 311,Оп. 2. Д. 173. Л. 1- 10).

В докладе рассмотрены предпосылки создания ГИРД и события, предшествующие ему, говорится о повышенном интересе к ракетостроению и вопросам исследования космического пространства в 1920-е и 1930-е гг., о появлении новых направлений науки, создании первых экспериментальных установок для огневых испытаний двигателей.

Лидерами реактивного движения Е.К. Мошкин называет С.П. Королева, В.П. Глушко[13] , Ф.А. Цандера.
Останавливаясь на основных направлениях деятельности ГИРД, Е.К. Мошкин отмечает особую роль С.П. Королева как организатора работы коллектива со сложной и многоплановой тематикой, организатора взаимосвязей бригад группы разных по технической направленности.

Работа в ГИРД явилась для С.П. Королева первым шагом в его становлении как организатора и ученого по созданию космических систем.

В докладе отмечено, что с созданием ГИРД появляются ученые нового типа, а лидерами в новых направлениях техники становятся молодые ученые.

Автор подчеркивает, что сложные эксперименты и исследования в разработках космических конструкций требовали от сотрудников ГИРД   развития определенных качеств: быть настойчивыми, владеть всесторонними знаниями, совершенствовать и расширять знания и т. д.

В воспоминаниях Н.И. Ефремова, сотрудника и секретаря партийной организации ГИРД,(ф. 311,Оп. 2. Д. 186. Л. 1–10) отмечена большая  роль Ф.А. Цандера в становлении группы. Проведенные Ф.А. Цандером в сентябре 1931 года проектные работы по жидкостному реактивному двигателю 0Р-2 определены началом деятельности ГИРД.

Н.И. Ефремов знакомит с этапами формирования ГИРД, со структурой группы, отмечает, что первый отдел ГИРД, занимающийся научными исследованиями и опытно-экспериментальными работами, а также  четвертый отдел, на который возложены проектные работы, «… вошли в так называемый завод ГИРД», начальником которого был утвержден С.П. Королев.

Автором представлен состав и направления деятельности всех четырех бригад, рассмотрены разработка двигателя ОР-1, ОР-2, ракеты ГИРД-Х, результаты огневых испытаний двигателей.

В воспоминаниях подчеркивается значение экспериментов, огневых испытаний, как основного этапа в работе над созданием двигателя или ракеты.

Н.И. Ефремов отмечает, что работа каждой бригады обязательно строилась во взаимосвязи с другими бригадами, поскольку у всех была одна проблема – реактивное движение.

В состав публикации вошли материалы, повествующие о разработках ГИРД, о главных первых ракетах, создание которых явилось важнейшим результатом деятельности группы.

Так, В.Н.  Галковский, в прошлом сотрудник второй бригады ГИРД, в своих воспоминаниях (1964 г.) повествует о создании первой жидкостной ракеты ГИРД-09, которая в 1933 г. совершила успешный полет (Ф. 259. Оп. 1. Д. 37. Л. 1–7), пишет о становлении ГИРД и формировании ее второй бригады, о первом этапе деятельности молодого коллектива, первых задачах и трудностях, описывает условия, в каких вначале приходилось работать сотрудникам.

В начальный период одной из главных проблем было отсутствие в ГИРД своей производственной базы. Только в 1933 г. с ее созданием стало возможно самим смонтировать испытательное устройство - двигательную установку для проведения «огневых испытаний» и построить специальное пусковое приспособление.

Главной причиной успешной работы ГИРД отмечена высокая результативность и сознательность всех ее сотрудников.
О разработке первой советской жидкостной ракеты ГИРД-Х, созданной в 1933 году по про¬екту Ф.Д. Цандера, рассказывает в своих воспоминаниях (1983г.) участник создания и пуска ракеты в воздух конструктор группы Л.С. Душкин (Ф. 133. Оп. 3. Д. 292. Л. 1–7 ). 

Появление ракеты ГИРД-Х ознаменовало начало развития отечественного жидкостного ракетостроения. На основе ее конструкции в дальнейшем разрабатывались новые ракеты в 1935-1936 гг.
Воспоминания знакомят с историей создания ракеты ГИРД-Х и результатами ее испытаний, отмечает роль Ф.А. Цандера в разработке этого проекта, который стремился внести здесь элементы конструкций, заложенных в его разработках будущего межпланетного корабля.

В ГИРД трудились энтузиасты ракетного движения, которые несмотря иногда на тяжелые условия работы, отсутствие необходимых материалов, инструментов, помещения для проведения экспериментов и испытаний, оставались верны своей цели и мечте.

Поэтому, говоря о самой группе, важно сказать и о ее сотрудниках. С этой целью в публикацию включены тезисы выступления Л.С. Душкина в 1987 г. на торжественном заседании, посвященном 100-летию со дня рождения Ф.А. Цандера, и текст его выступления в 1982 г. на собрании, посвященном 80-летию со дня рождения и 55-летию трудовой и научной деятельности А.И. Полярного[14]  (Ф. 133. Оп.3. Д. 379. Л. 1,4,7-9).
Несмотря на краткое изложение доклада, тезисы дают полное представление о Ф.А. Цандере, человеке, творчество которого послужило основной причиной создания ГИРД а его проекты стали основной научно-технической базой для ее деятельности.(Ф. 133. Оп. 3. Д. 463. Л. 10-11.).

В тезисах отмечена роль Ф.А. Цандера в создании ГИРД, перечислены его работы, предшествующие этому событию, и направления его научной деятельности в ГИРД, а также конструкторские разработки и индивидуальные   работы, описан облик Ф.А. Цандера как наставника и человека, отмечена роль и значение творческой работы Ф.А. Цандера в ГИРД.
«Работа Ф.А. Цандера в ГИРД – трудовой подвиг, который может служить примером в творческой деятельности в наше время», так заканчивает свое выступление Л.С. Душкин об этом человеке.

В другом выступлении Л.С. Душкина в 1982 г. на собрании, посвященном   юбилею А.И. Полярного - одному из первых научных сотрудников ГИРД, участнику первой советской ракеты с ЖРД   ГИРД-Х конструкции Ф.А. Цандера, автор отмечая заслуги Полярного, называет его   правой рукой Ф.А. Цандера.  А.И. Полярному поручилась организация и проведение всех экспериментальных работ, связанных с отработкой и доводкой   двигателя ОР-2.

   В.А. Сытин, О.С. Оганесов, И.А. Меркулов, […] […]  Радюкин, Э.П. Шептицкий, А.И. Полярный, П.К. Нуждин.<br />РГАНТД. Ф. 348. Оп. 6. Д. 134.Перед стартом ракеты. Стоят слева направо: В.А. Сытин, О.С. Оганесов, И.А. Меркулов, […] […]  Радюкин, Э.П. Шептицкий, А.И. Полярный, П.К. Нуждин.
РГАНТД. Ф. 348. Оп. 6. Д. 134.

Перед стартом ракеты. Стоят слева направо: В.А. Сытин, О.С. Оганесов, И.А. Меркулов, […] […]  Радюкин, Э.П. Шептицкий, А.И. Полярный, П.К. Нуждин.
РГАНТД. Ф. 348. Оп. 6. Д. 134.

В выступлении подчеркнуто значение А.И. Полярного в сохранении бригады и ее работы, когда не стало Ф.А. Цандера, отмечены решения, принятые А.И. Полярным после неудачных испытаний двигателя ОР-2, которые в дальнейшем привели к успеху и дали положительные результаты в работе и по двигателю, и по ракете. А работа А.И. Полярного, посвященная разработке метода теплового расчета двигателя с учетом дисоциации, явилась первым исследованием не только в нашей стране, но и за рубежом.

В целом, материалы публикации дают представление об истории ГИРД   и ее работе, о том, в какой сложной обстановке приходилось работать, создавая новое направление техники.

Документы включены в публикацию в извлечениях. Текст, не относящийся к теме или не представляющий интереса, а также раскрывающий события за другой период времени в публикуемые документы не включен.

В публикации использован иллюстративный материал фондов  РГАНТД: № 107, № 133, № 211, № 311, № 326, № 348.

Текст документов, вошедших в публикацию, приведен в соответствие с современными правилами орфографии и пунктуации.

При подготовке статьи использована информация из публикуемых документов; энциклопедических изданий и словарей; интернет - ресурсов.

С полным текстом документов, выдержки из которых представлены в публикации, можно ознакомиться в читальном зале РГАНТД.
Информация о работе читального зала: http://rgantd.ru/chitalnyi-zal.shtml

 

Публикацию подготовила Н. Новикова

 

 

[1] К.Э. Циолковский – (5 (17) сентября 1857—19 ceнтября 1935) — ученый и изобретатель, сделавший ряд крупных открытий в аэродинамике, ракетной технике и теории межпланетных сообщений.

[2]С.П. Королев – (30 декабря 1906 (12 января 1907) — 14 января 1966) — советский ученый, инженер-конструктор, главный организатор производства ракетно-космической техники и ракетного оружия в СССР и основоположник практической космонавтики. Одна из крупнейших фигур XX века в области космического ракетостроения и кораблестроения. Академик АН СССР. Генеральный конструктор ракетно-космической промышленности СССР, председатель Совета главных конструкторов СССР (1950—1966). Герой Социалистического Труда, лауреат Ленинской премии.

[3]Доклад, прочитанный С.П. Королевым 17 сентября 1947 г. на торжественном заседании, посвященном 90-летию со дня рождения К.Э. Циолковского, которое было проведено Академией артиллерийских наук в Центральном Доме Советской Армии. Опубликован в сборнике «Творческое наследие академика Сергея Павловича Королева». М., 1980. с. 203.

[4]Ф.А. Цандер – (11 (23) августа 1887— 28 марта 1933) — советский ученый и изобретатель, один из пионеров ракетной техники. Ф.А. Цандер был одним из создателей первой советской ракеты на жидком топливе «ГИРД-X».

[5]С.П. Королев. Ракетный полет в стратосфере. ГОСВОЕНИЗДАТ, 1934.

[6]ОСОАВИАХИМ - Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству.

[7]М.К. Тихонравов - (16 (29) июля 1900 — 4 марта 1974) — советский инженер, конструктор космической и ракетной техники, сподвижник С. П. Королева. Доктор технических наук, профессор, лауреат Ленинской премии, Герой Социалистического Труда, заслуженный деятель науки и техники РСФСР.

[8]Ю.А. Победоносцев - (7 (20 февраля) 1907 — 8 октября 1973) — советский ученый, конструктор ракетной техники.

[9]Л.С. Душкин (15 августа 1910— 4 апреля 1990) — советский ученый и изобретатель, конструктор жидкостных реактивных двигателей и бортовых энергетических установок летательных аппаратов, доктор технических наук, лауреат Государственной премии СССР, профессор кафедры теории двигателей Московского Авиационного института имени Серго Орджоникидзе. В октябре 1932 г. Л.С. Душкин был приглашен Ф.А. Цандером в Группу изучения реактивного движения (ГИРД), где работал научным сотрудником и помощником Цандера по расчетно-теоретическим вопросам.

[10]В.Н. Галковский (1 (14 июня) 1911– 3 июля 2001) – специалист в области ракетной техники, инженер-конструктор, ветеран. Реактивного научно-исследовательского института (РНИИ). В 1933 г. по приглашению С.П. Королева перешел на работу в ГИРД. Был сотрудником 2-й бригады ГИРД под руководством академика М.К. Тихонравова. Техник-конструктор ГИРД и РНИИ, нач. конструкторского отдела НИИ-4 МО СССР (с 1946), лауреат Государственной премии СССР

[11]Е.К. Мошкин – (1912-2001) - пионер ракетной техники, Действительный член академии космонавтики им. К.Э. Циолковского, почетный профессор Военной Артиллерийской академии им. Ф. Э. Дзержинского. Работы по ракетной технике начал в 1931 г. вместе с С. П. Королевым и Ф. А. Цандером в ГИРД. Принимал активное участие в создании первой отечественной ракеты с ЖРД «ГИРД-Х» и организации первого в мире РНИИ (Реактивный научно-исследовательский институт).

[12]Н.И. Ефремов - сотрудник и секретарь партийной организации ГИРД.

[13]В.П. Глушко (20 августа (2 сентября) 1908 — 10 января 1989) — советский инженер и ученый в области ракетно-космической техники. Один из пионеров ракетно-космической техники, основоположник советского жидкостного ракетного двигателестроения.

[14]А.И. Полярный (Грошенков) (10 октября 1902-1991) — советский конструктор жидкостных ракетных двигателей, один из пионеров ракетной техники.

 

 

№ 1

 

Из доклада Е.К. Мошкина, посвященного истории ГИРД

Мошкин Евгений Константинович, научный сотрудник и помощник Ф.А. Цандера по расчетно-теоретическим вопросам  

 

Москва, [1980-е] гг.

 

Формирование Группы изучения реактивного движения в Москве характеризуется цепью последовательных, логически связанных между собой событий. Они обусловлены развитием социалистического государства, его интересами, становлением промышленности, бурным ростом науки, техники и технологии. Во второй половине 1920-х и в нач. 1930-х гг. заметно расширяется круг интересов советских людей. Главным образом из среды молодежи появляются энтузиасты многих новых направлений науки, возрастает интерес к радио, телевидению, тепловым двигателям и многим другим видам техники. Особое внимание привлекает ракетостроение и вопросы исследования космического пространства.

Мечта о полетах к планетам солнечной системы стала обретать реальные контуры. Возникают группы и кружки по изучению реактивного движения, создаются выставки, все чаще читаются лекции о межпланетных путешествиях. Общественным организациям оказывается поддержка со стороны партийных и государственных организаций.

20 января 1924 года в "Московском обществе любителей астрономии" Ф.А.  Цандер читает лекцию о конструкции своего межпланетного корабля.

В апреле того же года слушатели Академии военно-воздушного флота имени Н.Е. Жуковского создают "Секцию межпланетных сообщений", в мае возникает "Общество изучения межпланетных сообщений".
В середине 1927 года в Москве, "Ассоциация изобретателей" организует "Первую мировую выставку проектов и моделей межпланетных аппаратов".

В Ленинграде, при Институте инженеров путей сообщения создается "Научно-исследовательская секция межпланетных сообщений". С расширенным планом работ секции 25 февраля 1929 года выступил Я.И. Перельман[1] .

В мае 1929 года в Ленинграде, в "Газодинамической лаборатории" (ГДЛ) под руководством В.П. Глушко развертываются работы над электрическими и жидкостными ракетными двигателями.

12 декабря 1930 года в газете "Вечерняя Москва" Н.К. Федоренков[2]  поместил объявление - призыв к тем, кто интересуется межпланетными сообщениями. Аналогичное объявление через месяц появилось в газете "Рабочая Москва".

С начала 1931 года вопросами ракетной техники начинают интересоваться многие крупные организации, в том числе ЦАГИ[3]  и ИАМ[4] .

В мае 1931 года Н.К. Федоренков просит Ф.А. Цандера установить связь с ОСОАВИАХИМ[5] ; Центральный Совет ОСОАВИАХИМ начинает активно содействовать развитию реактивного движения.

В июле 1931 года организуется "Бюро изучения реактивного движения" (БИРД),  а 18-20 сентября в письме, отправленном на имя К.Э. Циолковского, впервые встречается аббревиатура "ГИРД".

В своем ответном письме от 23 октября 1931 года Константин Эдуардович одобряет деятельность, направленную на изучение и развитие ракетной техники.

К этому времени уже были заложены основы теории ракетостроения. Это - труды К.Э. Циолковского (с 1895 г.), Ф.А. Цандера (с 1908 г.),  В.II. Глушко (с 1921 г.), Я.И. Перельмана (с 1915г.), Н.А. Рынина[6]   (с начала 20-х годов), Ю.В. Кондратюка[7]  (с 1918 г.) и других ученых.

СП. Королев познакомился с трудами К.Э. Циолковского в 1929 году, после чего он сразу же увлекся вопросами реактивного движения.

Создаются первые экспериментальные установки: в 1930 году начинаются огневые испытания ЖРД[8]  серии ОРМ конструкции В.П. Глушко и двигателя ОР-1, разработанного Ф.А. Цандером.

Большое значение для дальнейшего развития ракетостроения имела встреча двух выдающихся ученых – С.П. Королева и Ф.А. Цандера. Первое знакомство, по всей видимости,  состоя¬лось на аэродроме ОСОАВИАХИМ 5 октября 1931 года. В этом же месяца Фридрих Артурович демонстрирует С.П. Королеву 32-е испытание ОР-1. Наличие действующего реактивного двигателя способствовало ускорению решения многих организационных вопросов.

В ноябре 1931 года Ф.А. Цандер заключает с центральным советом  ОСОАВИАХИМ договор на разработку и изготовление двигателя ОР-2 для  ракетопланера.

В апреле 1932 года ГИРД получает постоянное помещение для проведения всех видов работ. С I мая 1932 года С.П. Коро¬лева назначают начальником ГИРД.

Итак, база для успешного развития ракетной техники создана: не стало сомнений в необходимости разработки ракет, имелись основы теории реактивного движения и первые приближенные методы расчета двигателей, уровень науки, техники и технологии позволял начать серьезные разработки, начатые испытания реактивных двигателей дали обнадеживающие результаты, произошло объединение энтузиастов, а из их числа выделялись лидеры реактивного движения – С.П. Королев, В.П. Глушко, Ф.А. Цандер.

К июню 1932 года определились основные направления дея¬тельности ГИРД и ее структура.

Обращает на себя внимание строго продуманный подход в организации и проведении работ.

С одной стороны, она характеризуется взаимосвязью ряда направлений.   
 Важнейшими из них были:

  • научно-исследовательские и опытно-конструкторские раз¬работки по применению реактивных двигателей;
  • широкая техническая пропаганда и популяризация ракет¬ной техники;
  • подготовка кадров-ракетчиков;
  • руководство и координация деятельностью ГИРД в стране.

С другой стороны, системный подход обеспечивался постепенным   нарастанием сложности решаемых проблем и, наконец, организацией    широкого комплексного фронта исследований.

СП. Королев знал, что для решения проблем ракетной техники необходимы летательные аппараты различных типов. Поэтому нужны были ракеты и баллистические и крылатые с двигателями воздушно-реактивными, на твердом и на жидком топливе. Однако основные надежды С.П. Королев возлагал на жидкостные кислородные двигатели.

Перспективность кислородного топлива обосновывалась возможностью повышения его теплотворной способности и работоспособности истекающих из сопла газов за счет поэтапного улучшения качеств горючего. Наметился переход от высококонцентрированного спирта к керосину, затем к жидкому водороду. Не исключалось в дальнейшем обогащение молекулярного кислорода атомарным[9]  и молекулярного водорода -  атомарным.

Кроме этого, учитывалось, что при использовании кислорода и водорода, ресурсы которых не ограничены, не происходит загрязнение окружающей среды.

Работу начали с проектирования, изготовления и испытания небольших экспериментальных двигателей и летательных аппаратов. Со временем намечалось осуществление полетов на относительно большие дальности и в стратосфере. После накопления достаточного опыта решения ряда принципиально важных научных, технологических и организационных задач ученые предполагали перейти к всестороннему изучению космического пространства. Было ясно, что выход в космос потребует 20-30 лет упорного труда.

Здесь потребуется большое количество топлива и опять-таки лучшим вариантом будет сочетание кислорода с водородом.

Образ Сергея Павловича Королева весьма сложный, самобытный, В Королеве сочеталось и в очень своеобразной форме многие человеческие качества, порой самые противоречивые. Он был крупным ученым, умелым организатором, опытным, не смотря на свою молодость, руководителем добрым и требовательным.
<…>
С.П. Королев много делал для становления и развития ГИРД. Процесс становления был очень сложным и требовал большой настойчивости и энергии, особенно в выборе творческого направления, в решении вопросов финансирования, организации производственной базы, в утверждении намеченной тематики и ряде других вопросов.

Все это отнимало много сил и времени, и все же С.П. Королев находил время для непосредственной научной творческой работы. Он руководил  четвертой бригадой, вникал в тематику других подразделений, участвуя в отработке всех двигателей и ракет в процессе их проектирования, экстремальных и огневых испытаний.

Руководить таким коллективом со сложной и многоплановой тематикой приходилось ему впервые. И все же ему удалось с первых же дней найти правильную линию взаимодействия между бригадами, разными по технической направленности и даже с разной спецификой работы. Он хорошо знал, что технические проблемы усложняются и доступны решению только коллективам, охватывающим многие и разные специальности при условии привлечения специалистов из смежных областей науки и техники.

Важно координировать и направлять к единой цели творческие усилия всех разработчиков с разными профилями, управляя из единого центра. Поэтому С.П. Королев и не пытался решать проблемы раздельно в каждой области, как это делали подчас отдельные ученые.

Такая линия в творчестве уже в ГИРД наметила черты ученого нового типа, который позже в период технической революции стал ведущим в решении проблемной тематики. ГИРД - это первый шаг становления С.П. Королева, как будущего организатора и ученого по созданию космических систем.

Здесь интересно отметить своеобразную взаимосвязь: С.П. Королев, руководя ГИРД создал организацию нового для того времени типа, впервые решившую (за короткие сроки!) принципиально новые проблемы. Одновременно с этим ГИРД и гирдовцы помогли С.П. Королеву стать лидером практического ракетостроения в нашей стране.

В своей работе Сергей Павлович опирался на коллективы: партийную организацию, технический совет, конструкторские бригады.

И еще одна характерная особенность: лидером в новом направлении техники ученый становится в возрасте, едва превышающим 20 лет. С.П. Королев – в возрасте 25 лет, В.П. Глушко – в возрасте 23 лет.

В технический совет ГИРД вошли старшие инженеры всех четырех творческих бригад: от первой бригады - старшие инженеры Ф.А. Цандер и Л.К. Корнеев, от второй бригады - старшие инженеры М.К. Тихонравов и Н.И. Ефремов, от третьей бригады - старший инженер Ю.А. Победоносцев, от четвертой бригады - старшие инженеры Е.С. Щетинков, Н.А. Железников, А.В. Чесалов. Председателем технического совета был С.П. Королев.
Заседания технического совета созывались по мере необходимости. Обычно это увязывалось с обсуждением плана проведения опытов, результатов экспериментов, либо в том случае, когда рассматривался очередной этап в отработке объектов, а также при утверждении новых проектов, или результатов теоретических исследований.

В работе совета принимали участие многие; при необходимости туда приглашался весь инженерный состав бригады, вопросы которого включались в повестку дня.

В процессе заседания каждый присутствующий мог высказываться столько раз, сколько считал необходимым. Принятые на техническом совете решения были обязательными для исполнителей. Технический совет ГИРД был действенным и пользовался заслуженным авторитетом. Он оказал заметное влияние на качество разработок, направленность в тематике, на результаты исследований.

Следует подчеркнуть, что обсуждаемые вопросы на техническом совете были сложными и новыми. Они требовали от участников глубоких знаний, поэтому гирдовцы уделяли должное время изучению теоретических работ по гидравлике, газодинамике, аэродинамике, сопромату и т. д.

<…>

О гирдовцах.

<…>
Про них говорят, гирдовцы были энтузиасты, бескорыстные труженики, люди, мало заботившиеся о личном благополучии, сменившие личную обеспеченность, лучшие условия труда на меньшую зарплату и все это во имя решения новой, трудной и неизведанной идеи.

В условиях ГИРД помимо горячего желания и увлеченности требовались еще настойчивость и разносторонние знания. Надо было обладать изобретательностью и уметь слажено работать в творческом коллективе. В ГИРД особенно ценилась причастность каждого к создаваемым объектам. Чтобы работать с хорошей отдачей им приходилось постоянно совершенствовать и расширять знания. Для этого, прежде всего, инженерному составу следовало непрестанно повышать знания, прибегать к консультациям крупных ученых, часто посещать лекции по специальным вопросам.

Этого требовали сложные эксперименты и теоретические исследования, а также инженерные расчеты в разработках совершенно новых необычных конструкций.

Средний возраст гирдовцев не превышал двадцати трех лет. В ГИРД они пришли из разных организаций. У них были различные трудовые школы, свои, хотя еще и небольшие традиции. Но было общее – это горячее желание отдать свой труд, свое умение новому необычному, почти сказочному делу и сделать хотя бы немного в продвижении вперед к извечной мечте человечества. В этом сказывалась увлеченность свойственная молодости, это было естественно и прекрасно. Они умели много работать и чувствовали себя  счастливыми, когда добивались даже небольшого успеха. В ГИРД работало всего 85-90 человек, из них 40-45 были производственные рабочие, что составляло примерно 50% от всего состава.

Инженерно-технический состав являлся основным разработчиком всей тематики. Он составлял примерно 45%, (38-40 человек). Из них конструкторов и чертежников 17%. Конструкторы ГИРД, как правило,  окончили 4-6 месячные чертежно-конструкторские курсы и проработали по несколько лет в этой специальности в авиационных конструкторских бюро, накопив там опыт и навыки в работе.

Многие инженеры и конструкторы имели авиационное образование. Работа на авиационных предприятиях приобщила их к передовой технике и дала некоторые навыки в производстве сложных расчетов в области аэродинамики, теплотехники и прочности, привило им культуру производства летательных аппаратов, ознакомила с новыми материалами и новой технологией. Это в некоторой степени подготовило их для работы в области ракетной техники.

Коллективов с таким технически насыщенным составом было в те годы мало, а это являлось одним из факторов успешной деятельности ГИРД.

Производственной деятельности в ГИРД содействовала и хорошая деловая атмосфера в коллективе, созданная усилиями общественных организаций и, прежде всего, влиянию коммунистов, С.П. Королева и руководителей бригад.
<…>

РГАНТД. Ф. 311. Оп. 2. Д. 173. Л. 1 -10. Подлинник. Рукопись. Машинопись.

 

№ 2

 Воспоминания Н.И. Ефремова о работе в ГИРД

Ефремов Николай Иванович, сотрудник и секретарь партийной организации ГИРД

 

Завод ГИРД
Москва.1980-1981 гг.

 Убыстряющийся технический прогресс, возрастающая роль авиации создали условия к тому, что идеи К.Э. Циолковского находили все большее признание у сторонников, прокладывая в нашей стране, особенно после Октября, путь к началу практической деятельности в ракетно-космической области. В ЭТОМ отношении показательны усилия инженера Ф.А. Цандера. Он, начиная с двадцатых годов, искал возможности ДЛЯ инженерного осуществления этих идей.

Ф.А. Цандер выступал с публичными докладами, где знакомил со СВОИМИ проблемами, разрабатывал отдельные теоретические вопросы, связанные с полетами на реактивных аппаратах, а затем перешел к подготовке экспериментов по жидкостным реактивным двигателям. Для этой цели он создает упрощенный образец двигателя, работающего на этом принципе, с ТЕМ, чтобы провести серию огневых экспериментов и на их основе приступить к созданию уже самого жидкостного реактивного двигателя промышленного назначения.

Начиная с января 1931 года Ф.А. Цандер провел серию огневых опытов на этом приборе, привлекая помощников из кружка ракетчиков Московского авиационного института – Н.И. Ефремова, Г.И. Иванова, В.А. Федулова. С их помощью он ведет не только огневые испытания и эксперименты, но и выполняет газодинамические и тепловые расчеты к задуманному им жидкостному реактивному двигателю, о чем делает ряд записей в своем дневнике.

Основываясь на этих результатах Ф.А. Цандер делает следующий шаг и заручившись поддержкой Центрального Совета ОСОАВИАХИМ, начинает в сентябре 1931 года проектные работы по жидкостному реактивному двигателю 0Р-2. Это и становится практически началом деятельности ГИРД.

Развивая начатые работы, Ф.А. Цандер 18 ноября 1931 года заключает   социалистический договор с председателем Бюро воздушной техники Я.Е. Афанасьевым[10] , согласно которому они начинают финансироваться. 
Одновременно проектирование ЖРД обретает конкретное направленное назначение. Двигатель ОР-2 предназначается для установки на ракетоплан, разработку которого берет на себя С.И. Королев. Затем организационные вопросы перешли к С.П. Королеву, который энергично действуя укрепил и расширил возможности группы и как результат 25 февраля 1932 года решением президиума Центрального Совета ОСОАВИАХИМ под председательством И.С. Уншлихта[11]  группе выделили тринадцать тысяч рублей. Это дало возможность перевести группу Ф.А. Цандера на оплачиваемую работу.

Через несколько дней после этого 31 марта 1932 года ГИРД получил помещение под производственную базу по Садовой, 19, где развернули работу уже четыре творческие бригады, там же начали размещать производственные мастерские и испытательную комнату.

Однако официальное оформление положения и структуры ГИРД запоздало и приказ об этом, подписанный председателем Центрального Совета ОСОАВИАХИМ Р.П. Эйдеманом[12], вышел только в июне 1932 года.
Согласно ему творческая, научно-исследовательская и опытно-экспериментальная работы возлагались на первый отдел ГИРД, а производственная работа - на четвертый отдел ГИРД.  
Согласно этой структуры первый и четвертый отделы вошли в так называемый Завод ГИРД, начальником которого утвердили С.П. Королева. Это и стало тем творческим ГИРД, который дал первые образцы ракетной техники разных направлений.

Теперь из этого названия слово «завод» выпало и творческую часть отнесли просто к ГИРД. Поэтому мы в своем изложении говоря «ГИРД»,   имеем ввиду только творческую часть общего ГИРД.

Это следует оттенять и потому, что существовали по этому приказу еще второй и третей отделы, но они не участвовали в творческой работе ГИРД, а занимались широкой технической пропагандой и популяризацией идей реактивного движения и первоначальной подготовкой кадров, а также вовлечением широкого изобретательства в развитие моделизма. Хотя эти два отдела входили в общий ГИРД и подчинялись руководству ГИРД, они вели самостоятельную деятельность и размещались на территории Центрального Совета ОСОАВИАХИМ.

Производственная база ГИРД. Пусть это всего лишь часть подвального помещения, но энтузиасты гирдовцы превратили своими руками темный подвал в базу для развертывания творческой деятельности. Там с апреля 1932 года начали действовать четыре творческие бригады, производственная мастерская и испытательная маленькая станция. С этого началась полнокровная деятельность молодой творческой организации  Завод ГИРД, или, как это принято, просто ГИРД (Группа изучения реактивного движения).

В сентябре 1981 года исполняется пятьдесят лет со дня начала деятельности ГИРД.

Всякое начинание сопряжено с трудностями роста, в ГИРД же все получалось сложнее, сказывались новизна и необычность тематики, к которой многие относились с предвзятым мнением. Очевидно, что при таком отношении все усложнялось во много раз.

Предубеждение усиливалось еще и тем, что мы были организацией полуобщественного типа, а это ставило в положение, при котором плановое производственное снабжение и финансирование осуществлялись во вторую очередь. Это вносило дополнительные трудности. И все же небольшой коллектив гирдовцев за короткий срок сделал много.

Они не только дали первые образцы ракет и других объектов, но и смогли наметить основные направления будущего развития ракетно-космической техники.

С первых же дней своей деятельности молодой коллектив решал задачу широкого технического поиска в выборе основного направления В развитии реактивной техники. Такая линия отчетливо просматривается в тематике конструкторских бригад. В каждом творческом подразделении были заложены разные технические направления присущие одной бригаде.

В ГИРД не существовало стандартных методов и приемов в  работе и все же сохранялось единство замысла, коллективность творчества, а на первый взгляд, казалось бы, самостоятельность действий бригады была только формой широкого охвата с разных позиций одной и той же проблемы - реактивное движение.

Уточняя это положение можно добавить, что бригадная тематика строилась с таким расчетом, чтобы в общем плане ГИРД реактивная проблема обследовалась с разных позиций, с особых технических направлений.
Первая бригада имела в своей основе разработку жидкостных реактивных двигателей и только позже они подключила и ракеты. В основу планов бригаду легли проекты и идеи Ф.А. Цандера, подготовленные им еще до создания ГИРД.

Вторая бригада в основу своих разработок взяла проектирование ракет, но при отсутствии жидкостных реактивных двигателей, в бригаде вынуждены была заняться и разработкой двигателей к своим ракетам.
Третья бригада вела работы, связанные с воздушно - реактивными двигателями.

Четвертая бригада включилась в разработку проблем связанных с развитием реактивных крылатых аппаратов (ракетоплан, крылатые ракеты).

Таким образом, сумма направлений всех четырех бригад охватывала широкий диапазон возможных основных направлений в развитии реактивной техники. К этому следует добавить, что к методам исследований и создания объектов отвели большое место широким экспериментам, без чего не строилась работа во всех звеньях.

Эксперименты, опыты и огневые испытания стали необходимыми элементами в творчестве бригад. Без проверки и апробирования основных элементов в создаваемых конструкциях и теоретических положений работа не строилась. В конечном свете доводочные и огневые испытания стали одним из основных этапов. По мере развития работ испытательная станция становилась местом где завершалась проблема.

Многое оказалось не таким как представлялось в начале работы и все это уточнялось и прояснялось в испытаниях и экспериментах. Порой первая же огневая проверка приводила к полной переработке конструкции.
Все этапы в создании гирдовских реактивных образцов, начиная с зарождения идеи, процесса проектирования и завершающего этапа, весь цикл работ выполнялись одними и теми же людьми по каждому объекту. Такая последовательность и единство действия оказались наиболее рациональными в гирдовских условиях и они содействовали наиболее качественному выполнению создаваемых объектов. В этом свете рассмотрим выполнение работы в каждой творческой бригаде.

Первая бригада. В ее состав входили: начальник бригады - старший инженер Ф.А. Цандер, заместитель начальника бригады - старший инженер Л.К. Корнеев, инженеры - А.И. Полярный, Л.С. Душкин, А.В. Саликов, А.И. Грязнов, конструкторы – Е.К. МОШКИН, С.С. Смирнов, Л.Н. Колбасина, Н.М. Вевер, А.И. Подлипаев, А.[…]. Лаврова.

Деятельность бригады началась с проектирования жидкостного реактивного двигателя ОР-2 с тягой 50 килограмм, предназначавшегося для установки на ракетоплан РП-1.

Ф.А. Цандер помимо руководства бригадой взял на себя обязанности ведущего инженера и одновременно вел основные тепловые и газодинамические расчеты. К проекту он приступил с заранее продуманными схемами конструкции двигателя и был безгранично счастлив приступая к реальному осуществлению своей мечты.

Его безграничная увлеченность служила примером и воспитывала помощников в том же духе. Но его творчество неожиданно прервалось. В марте 1933 года он ушел из жизни. В последней своем письме, уже тяжело больной он завешал: «Товарищи вперед и только вперед, все выше к звездам».

После его смерти работу продолжали ПОМОЩНИКИ. Начальником бригады стал старший инженер Л.К. Корнеев. Ведущим инженером по жидкостному реактивному двигателю ОР-2 стал инженер А.И. Полярный, а по ракете ГИРД-Х - инженер Л.С. Душкин. В подготовке испытаний участвовали механики - В.П. Авдонин, М.Г. Воробьев и Б.В. Фролов.

Проектирование в бригаде началось с ЖРД ОР-2, работавшего на жидком кислороде и бензине с тягой в 50 килограмм. Этот проект был продолжением разработки, начатой Ф.А. Цандером летом 1931 года.

Проектирование и изготовление деталей завершили в последнем квартале 1932 года, а в декабре того же года двигательную установку собрали на макете, где проверили систему на герметичность и провели холодную проливку с отладкой арматуры в системе подачи топлива.

Огневые испытания начали 18 марта 1933 года, во время которых через несколько секунд работы двигателя прогорело сопло. Начались длительные и разносторонние исследования в поисках путей увеличения продолжительности работы двигателя. Одновременно испытания показали, что двигатель ОР-2 не развивает расчетной тяги. Поначалу полагали, что недобор тяги связен с заниженным расходом топлива. Однако, после доведения расхода до нормы тяга оставалась заниженной. Видимо причина коренилась в другом. В процессе огневых испытаний установили, что в двигателе топливо не сгорает полностью. На процесс сгорания могли влиять такие факторы, как зажигание, расположение форсунок, подача топлива, размеры камеры сгорания и другое. Со всеми этими явлениями сталкивались впервые и их следовало понять и изучить.
Началась проверка всех элементов конструкции. Шаг за шагом обследовалось все, изучалось в процессе огневых испытаний, Процесс доводки был сложным и длительным. Объем работ обширен и трудоемок, и на это уходили месяцы напряженной работы всей бригады.

Больше всего затратили УСИЛИЙ на отработку камеры сгорания и сопловой части. Искали способы надежного зажигания, исследовали различные варианты охлаждения, отлаживали систему питания и способы подачи топлива.

Камера сгорания работала в условиях сильно окисленной среды и высоких температур, а это приводило к ее прогоранию на первых же секундах работы двигателя. Началась борьба буквально за секунды ее работы. Система принудительного охлаждения не решала задачи в поэтому пошли по пути применения керамических покрытия камеры сгорания. Каждое покрытие многократно проверялось на огневых испытаниях. Только с одними окислами магния провели несколько десятков огневых запусков, а ведь были и графитовые покрытия, применялась и шамотная защита, и многое другое.

В результате пришли к выводу, что лучшим средством защиты камеры сгорания является футеровка из естественного графина, при полном отсутствии в нем посторонних примесей. Это дало устойчивую работу двигателя без прогорания на протяжении 35-40 секунд, что было большим успехом на первом этапе. Однако, это еще не соответствовало техническим условия и работа продолжалась, чтобы довести двигатель ОР-2 до пригодности к установке на ракетоплан РП-1. В конечном счете достигли и этого, только позже намеченного срока.

Вторым объектом, над которым работала первая бригада, стала ракета ГИРД-Х. Ее конструкция приведена в книге Ф.А. Цандера. Мы же здесь коснемся некоторых особенностей ее.

В двигательной установке проекта ракеты намечалась проверка давней идеи Цандера по использованию отработанных металлических конструкций ракеты в качестве горючего. Идея совершенно новая в технике и поэтому, понимая сложность даже эксперимента, Цандер предусмотрел рабочий вариант двигателя для ракеты на жидком кислороде и жидком бензине.

Чтобы проверить возможность сжигания металлического горючего даже в упрощенном виде, он наметил провести предварительные опыты на двигателе ОР-1, добавив к нему приспособление подводящее порошок магния, который и должен был служить добавкой к бензину, как наиболее простой способ применения металлического горючего.

К экспериментам приступили уже без Ф.А. Цандера. После запуска двигателя ОР-1 подключили подачу порошка магния в двигатель, но сразу же постигла неудача. Порошок при входе в камеру сгорания спекался в твердый комок и перекрывал проходное сечение, прерывая подачу твердого горючего. Поначалу казалось, что с такой помехой можно справиться и довольно легко. Повторили запуски, при этом охлаждали подающую порошок трубку, повышали давление подачи, применяли ряд других способов, но устранить дефект не могли. Порошок магния продолжал спекаться. Пришлось отказаться временно от этой заманчивой идеи.
Частичная проверка ее продолжилась несколько позже в работах третьей бригады, где использовали эту идею в иных условиях и получили некоторый положительный результат. Сделано это было так. В конструкцию ВРД[13]  ввели в каркас детали из электрона, чтобы закрепить топливную шашку в канале воздушно-реактивного двигателя, предотвратив этим выброс горючего в момент выстрела из пушки этой конструкции. В процессе работы ВРД предохранительная электронная деталь сгорала вместе с белым фосфором, увеличивая тепловое баланс. В этом случае подтверждалась в какой - то мере идея Цандера.

Одним из результатов огневых испытаний двигателя ОР-2 было установлено, что смесь бензина с жидким кислородом в реактивном двигателе приводила иногда к взрывам в камере сгорания, тогда как спиртово-кислородная смесь давала нормальное и устойчивое горение.

Поэтому в двигателях ОР-2 и ГИРД-Х бензин заменили на этиловый спирт, что сразу же дало положительные результаты. Понадобилось в двигателе ГИРД-Х всего шесть огневых стендовых испытаний, чтобы довести его до летного СОСТОЯНИЯ. В результате полет ракеты ГИРД-Х состоялся 25 ноября 1933 года в Нахабино[14] .

Двигатель заработал нормально и ракета плавно вышла из направляющих пускового станка. Ракета устойчиво набирала высоту, но неожиданно на высоте 80-100 метров полет прервался. Причиной тому послужило то, что возникшая вибрация при работе двигателя разрушила узел крепления и двигатель отделился от корпуса ракеты. Так впервые в ракетной технике познакомились с разрушительным действием вибрации от двигателя.
И все же в полете получили необходимые данные. В частности, нас интересовали вопросы устойчивости в стабилизированном и неуправляемом полете ракеты. В соответствии с этим каждая  ракета ГИРД имела отличие в оперении.  Это было важно в проведении поиска и проверка метода расчета устойчивости полета. Ракета ГИРД-Х получилась устойчивой на участке взлета, где она имела наименьшую скорость и была в режиме малой устойчивости.

РГАНТД. Ф. 311. Оп. 2. Д. 186. Л. 1–10. Подлинник. Машинопись.

 

№ 3
Из воспоминаний В. Н.  Галковского о работе в ГИРД

Галковский Владимир Николаевич, техник-конструктор ГИРД

 

Истории становления ГИРД Как создавалась первая ракета во второй бригаде

Москва. Не ранее 1964 г.

Деятельность коллектива второй бригады это одна из ярких страниц истории ГИРД. Ей принадлежит почетное место при оценке успехов ГИРД в развитии ракетной техники.

Молодой коллектив увлеченный идеями реактивного движения поставил перед собой задачу создания ракетного летательного аппарата.

Умело используя достижения науки и техники с помощью своего руководителя М.К. Тихонравова, коллектив второй бригады создал первую жидкостную ракету ГИРД-09. При активной поддержке начальника и всех сотрудников ГИРД эта ракета совершила успешный полет в 1933 г.

Но начнем по порядку. Вспомним, что предшествовало созданию нашей бригады. Михаила Клавдиевича Тихонравова еще до прихода в ГИРД хорошо знали в ОСОАВИАХИМ как инженера планериста. Однако он был глубоко увлечен идеями ракетной техники. В начале 1932 г. работая в МосГИРД по пропаганде и изучению проблем реактивного движения Тихонравов вместе с С.П. Королевым и другими товарищами решил, что настала пора от пропаганды переходить к практической деятельности и он стал собирать группу для работы над практическим решением этой проблемы. Еще до прихода в ГИРД Михаил Клавдиевич часто беседовал с нами увлекательно, рассказывая о перспективах ракетной техники, умело воспитывая и зарождая в нас энтузиазм к этому совершенно новому делу.

В начале тридцатых годов к ракетной технике, которая практически еще была в зачаточном состоянии, некоторые относились несерьезно, считая ее областью фантастики. Видимо в памяти людей жило воспоминание о судьбе первых пороховых ракет, которые от артиллерийского оружия скатились до средств праздничного увеселения, а проекты межпланетных кораблей были слишком далекими от реальности. Однако так думали не все. Энтузиасты ракетной техники организаторы ГИРД Цандер, Королев, Победоносцев, Тихонравов и другие видели реальные пути практического использования идей ракетной техники уже теперь. Опираясь на таких энтузиастов, руководство ОСОАВИАХИМ при содействии технического штаба Начальника Вооружений РККА М.Н. Тухачевского[15]  организовало производственную группу по изучению реактивного движения, а по сути дела ракетную лабораторию в Москве. Теперь дело было за кадрами для этой столь необычной организации. Они не заставили себя ждать. Молодежь, увлеченная грандиозными идеями, постепенно приходила в ГИРД и как потом показала жизнь навсегда связывала свою судьбу с ракетно-космической техникой.

Блестящее будущее ракетной техники, нарисованное рассказами старших товарищей и прочитанное в книгах, казалось нам настолько заманчивым, что фантазия превращалась в реальную возможность. Не раздумывая долго, мы решили оставить авиацию, где мы работали, и перейти в новую неизведанную область техники.

Здесь невольно вспоминаются слова Константина Эдуардовича Циолковского «…если бы люди знали, что ждет их на пути завоевания космоса, они со страхом бы отшатнулись»[16].

Да, нас ждали серьезные трудности. Но, мы были молоды и не боялись их.

В теплый майский вечер я и еще две девушки, конструкторы и Наташа Шульгина спустились в темный подвал большого дома на Садово-Спасской улице, дом № 19. Пройдя коридор мимо комнаты начальника ГИРД, мы попали в следующую комнату довольно большого размера, почти без окон. В одном углу комнаты сидел бледный худой человек с добрыми глазами. Это был руководитель первой бригады ГИРД Фридрих Артурович Цандер. Рядом с ним сидел его помощник, Александр Иванович Полярный. Противоположный угол комнаты предназначался для второй бригады. Там сидел Михаил Клавдиевич Тихонравов. Я устроился за пустым столом, расстелил чертежную бумагу, положил рейсшину и ощутил, что построение мое падает. По-видимому, такое же чувство охватило и беспомощно озиравшихся девушек. Оно и понятно, после светлых, хорошо оборудованных конструкторских залов самолетостроительных КБ ЦАГИ попасть в сырой подвал, не имея никакого задела, не зная с чего печатать и как работать все это не радовало. Тем более, что никто не обещал особенных заработков.

Не понимаю, как постепенно проходило это первое тяжелое впечатление от ГИРД. Хорошо только помню, что мы каждый час выходили из подвала во двор, чтобы согреться. Вот примерно в таких условиях мы начали работу в Московской ракетной организации. Трудно было, но горячая вера в прекрасные идеи новой техники согревала нас, превозмогала трудности, помогая найти верную дорогу.

Постепенно конструкторские разработки и теоретические исследования, начатые в бригаде под руководством Тихонравова, привели молодой коллектив к созданию оригинального проекта ракеты, вселившего уверенность в правильность выбранного направления.

Но это было потом. А в начале мысль следовала известным идеям межпланетных ракет, где двигательная система должна была иметь насосную подачу компонентов топлива. Поэтому первой работой в бригаде была работа по проектированию кислородного испарительного насоса, являвшегося основным агрегатом будущей двигательной системы. 

Анализируя работу бригады сейчас, видно, что направление было взято правильное. Выбор схемы насоса и его режима работы решали основные параметры будущей двигательной системы ка в части конструкции баков для топлива, так и самого двигателя, определяя весовые характеристики первых и удельную тягу второго. Итак, задача номер один – насос.

Сейчас вспоминается эта первая работа в ГИРД, и представляются те же невероятные трудности, когда и в глаза мы никогда не видели ни жидкого кислорода, ни каких - либо устройств для работы с ним, а конструкция насоса должна была быть сделана в течение фантастически короткого срока.

Помню с большим напряжением, часто консультируясь с работниками завода «Статэй газ», были найдены первые конструктивные очертания, послужившие началом для разработки опытного варианта конструкции насоса. Вскоре были сделаны чертежи для изготовления насоса.

В тот начальный период ГИРД еще не имел никакой производственной базы, поэтому изготовление деталей производилось на различных предприятиях Москвы. Где только можно было там и заказывали мы свои изделия. Где по знакомству, а где за небольшую плату. Готовые детали в карманах либо в портфелях приносили в мастерскую ГИРД.

Но пока шло изготовление насоса мы поняли, что идем слишком сложным путем и что на первое время лучше начать с более простой системы подачи так называемой вытеснительной.

Становилось ясно, что система подачи будет одной из главных задач при создании конструкции будущей ракеты. Это определило дальнейшую работу бригады.

И вот здесь, как это бывает в поисковой работе, принимая и отбрасывая различные решения, наш коллектив под руководством Тихонравова напал на оригинальную идею применения для первой ракеты окислителя и горючего различного агрегатного состояния. Окислитель был взят жидкий, то есть жидкий кислород, а горючее – твердое, то есть пастообразный бензин. Теперь такая пара компонентов называется гибридным топливом.

Это обстоятельство сильно упрощало дело, так как подавать в камеру двигателя, выдавливая из бака нужно было один окислитель, причем парами самого жидкого кислорода, второй бензин закладывался в специальных «сотах» (как мед в улье) в самой камере ракетного двигателя.

Проектирование двигателя, кислородного бака и пускового крана были первым этапом создания проекта ракеты «ГИРД-09». Все эти узлы нужно было собрать в одну двигательную установку. В этой работе нам несомненно помог опыт, накопленный в авиации.

В комнату бригады стал все чаще заходить начальник ГИРД С.П. Королев, вникая в наши работы, он давал различные организационные советы.

В начале 1933 г. в ГИРД организовалась производственная группа.

Пришли работать квалифицированные специалисты из разных областей техники. Это были механики и слесари: А.С. Раецкий, Л.А. Иконников, В.П. Авдонин, М.Г. Воробьев, Н.Н. Краснухин, Е.М. Матысик, И.М. Моисеев, Б.В. Фролов, К.К. Федоров, А.Б. Рязанкин, П.С. Александров и другие.

Вскоре привезли первый токарный станок, на котором приступил к работе первый токарь П.К. Нуждин, за ним токарь Б.В. Шедько. К июлю-августу механическая мастерская была оснащена шестью токарными станками, одним строгальным и другим оборудованием. Большинство станков были получены с других предприятий, как списанные, совершенно не снащенные. На этих станках работали токари А.В. Козлов, П.И. Костяшин, А.В. Астахов, М.В. Бочков, Н. Петров и другие. Зачастую работали в две смены.

В штате производства организовалась группа медников, в состав которой входили […] […] Берг, А.Г. Окунев и другие.

Этот небольшой коллектив производства, не имея достаточного оборудования института и условий для работы, все же изготовляя необходимые детали, собирая целые изделия, помогал бригадам ГИРД  двигать вперед технику.

В процессе формирования производственной группы началось изготовление первых деталей ракеты на своем токарном станке, а также путем слесарной клепки из листового материала. Изготовление камеры двигателя и сборка узлов всей двигательной установки происходили в трудных условиях потому, что тогда у нас не было сварочного аппарата. Герметичность швов, прочность соединений выполняли пайкой серебром, а его не хватало и тогда приходилось приносить из дома серебряные вещи, чтобы дело не стояло. Эти работы говорят о том, как дорого было гирдовцам то, что они делали не за страх, а за совесть. Работа двигалась и пора было думать о том как организовать "огневые" испытания двигательной установки.

Старший инженер Ефремов поехал в г. Баку заказывать партию «твердого» бензина (смесь бензина с канифолью). Договорились о получении жидкого кислорода на заводе «Сжатый газ».

Теперь нужно было срочно делать испытательное устройство, на котором проводить «огневые» испытания двигательной установки. Здесь большое умение и находчивость проявила наша производственная группа. По эскизам конструкторов они сделали оригинальное, простое устройство, которое с помощью небольших приспособлений следовало смонтировать на месте испытания.

Опять возник вопрос, где же испытывать двигательную установку? Ведь в нашем подвале этого не сделать – возможен взрыв и пожар, а над нами квартиры. Поехали в управление технического штаба РККА, там посоветовали – поезжайте на инженерный полигон в Нахабино, там помогут вам в таком деле. Поехали в Нахабино и договорились. На полигоне были построены различной формы железобетонные блиндажи с амбразурами. Вот это и была первая точка в Советском Союзе, где началась отработка жидкостных ракет.

Привезли испытательное устройство и установили вблизи блиндажа так, чтобы из амбразуры через зеркало можно было наблюдать за работой двигательной установки, а точнее за показанием манометра, стоящего на крышке бака и за истечением выходящей струи из сопла двигателя. В амбразуру провели тягу, открывающую пусковой кран и провод от магнето на электросвечу зажигания, стоящую на камере двигателя.

Вскоре начались «огневые» испытания, во время которых происходило немало различных опасных моментов, окончившихся благополучно и научивших нас уму-разуму.

А в это время в бригаде развертывался второй этап проектирования. Началась компоновка корпуса ракеты головной и хвостовой части ее.

Возникли следующие вопросы: запуска ракеты из специального пускового приспособления, получения установочного полета и затем спуска ее на парашюте для сохранения материальной части. Все было совершенно ново и вначале не понятно, как нужно было решать эти вопросы?

Летом 1933 г. началась подготовка к пуску ракеты. На полигоне около блиндажа стали строить пусковое приспособление, состоящее из четырех трехметровых вертикальных стоек. Направляясь по стойкам и разгоняясь, ракета двигалась вверх, переходя после взлета в устойчивый полет. Первые несколько неудачных пусков и наконец удачный полет ракеты «ГИРД-09» 17 августа 1933 г. подробно описаны в литературе.

Оправдались надежды коллектива второй бригады. Совместными усилиями с производственниками они добились успешных пусков ракеты. Простота ее конструкции обеспечила надежность при запусках, а также долгую службу после сделанных модернизаций и усовершенствований.

После первого успеха вторая бригада стала значительно смелее работать по созданию других более сложных ракет.

К этому времени в бригаде уже постоянно работали товарищи: М.К. Тихонравов, Н.И. Ефремов, […] […] Галышев, В.С. Зуев, Ф.Л. Якайтис, Б.Н. Галковский, В.А. Андреев, О.К. Поровина, Н.И. Шульгина, З.И. Круглова, Е.И. Снеегирева и другие.

В заключении хочется сказать, что практика работы ГИРД – это показатель высокой результативности и сознательности ее членов как второй бригады, так и всех остальных гирдовцев.

Творческий коллектив ГИРД был настоящим коллективом коммунистического труда, спаянный единой целью, работая высокопроизводительно, не считаясь со временем и с размером зарплаты.

Успешной работой коллектива ГИРД 17 августа 1933 г. была открыта первая страница истории ракетостроения в нашей стране.

В Нахабино под Москвой, на месте первых испытательных установок и пусковых станков, на которых отрабатывались двигательные системы первых советских жидкостных ракет. Установлен небольшой обелиск, сооруженный на скромные средства, собранные учащимися ближайшей школы.

Видимо в недалеком будущем здесь будет стоять монумент, достойный этого важного события.

Проводя историческую параллель, следует сказать, что стартовая площадка наших первых ракет в Нахабино была первым полигоном, а стала старшим братом современного Байконура. И мы, гирдовцы, гордимся этим.

РГАНТД. Ф. 259. Оп. 1. Д. 37. Л. 1–7. Автограф. Машинопись.

 

№4
Воспоминания Л. С. Душкина о ракете ГИРД-Х

Душкин Леонид Степанович, конструктор ГИРД

Родники отечественного жидкостного ракетостроения

Москва, 1983 г.

<…>
Пятьдесят лет тому назад - 25 ноября 1933 года в районе Нахабино под Москвой был осуществлен пуск в воздух жидкостной кислородной ракеты ГИРД-Х, созданной в ГИРД в 1933 году по проекту Ф.Д. Цандера.
Это событие вошло яркой страницей в летопись истории развития отечественной ракетно-космической пауки и техники, ознаменовав собой начало развития отечественного жидкостного ракетостроения.

Ракета ГИРД-Х примечательна не только давностью лет с момента ее создания, но, в больше степени, тем, что она была первой Советской классической жидкостной ракетой, идея создания которой была заложена в начале века в трудах К.Э. Циолковского и которая стала в наше время общепринятым типом ракеты.

Известно, что до запуска в воздух ракеты ГИРД-Х ранее, а именно 17 августа 1993 года,  состоялся пуск в воздух ракеты ГИРД-9, созданной в ГИРД по проекту М.К. Тихонравова, которую считают первой   советской ракетой  пущенной в воздух.

Однако, ракета ГИРД-9 не была чисто жидкостной ракетой, так как работала на гибридном ракетном топливе – жидком кислороде п твердом бензине. Этот тип   ракеты не получил какого-либо развития в ракетостроении за истекшие 50 лет.

В печатных изданиях, относящихся к истории ракетно-космической техники, сведения о ракете ГИРД-Х носят отрывочный, а подчас и искаженный характер. Эти сведения могут дать ответы лишь на вопросы что, где и когда и не затрагивают   таких важных сторон, как история создания ракеты ГИРД-Х, особенно ее конструкции, результаты испытаний, последующее развитие работ и т.д.

Мне довелось принимать непосредственное участие в создании ракеты ГИРД-Х и осуществлении ее летных испытаний.

Это событие является для меня далеким и близким. О нем сохранились в памяти яркие следы. Поэтому я могу более подробно рассказать о том, как все било в действительности.

Первоначально проект ракеты ГИРД-Х был разработан непосредственно Ф.А. Цандером в конце 1932 года, когда была завершена в ГИРД постройка по его проекту кислородного жидкостного ракетного двигателя ОР-2 для пилотируемого ракетоплана.   

Ракета ГИРД-Х принципиально отличалась от других образцов жидкостных ракет разрабатывающихся тогда в ГИРД. В качестве топлива в ней предусматривалось использование жидкого кислорода, в качестве окислителя и бензина в качество горючего. Наряду с использованием этих основных компонентов предусматривалось применение в качестве дополнительного компонента топлива - металлического горючего в виде порошкообразного магния или алюминия, запасаемого в ракете в отдельном баке и подаваемого в двигатель одновременно с жидкими компонентами топлива.

Представляет интерес история создания ракеты ГИРД-Х. Разработкой ее Ф.А. Цандер, занялся преследуя далеко идущие цели. Во-первых, он не был удовлетворен развитием работ по бескрылым ракетам, которые велись в ракетной бригаде ГИРД, считая, что они не обладают перспективностью для создания дальнобойных ракет. Во-вторых, стремился внести в разрабатываемые в ГИРД конструкции изделий элементы моделирования идей заложенных в его проектах будущего межпланетного корабля, представлявшего собой сочетания аэроплана и ракеты, выполняющих функции носителя и космического корабля с использованием в них металлического горючего. Создание ракеты ГИРД-Х по предложенному им проекту решало эти задачи.

Рассматривая ГИРД как преддверие развития практических работ, связанных с созданием космических кораблей, Ф.А. Цандер на первое место в работе ГИРД ставил развитие работ, имеющих оборонное значение для страны.

Ф.А. Цандер не был сторонником создания составных работ способных решать проблему достижения больших дальностей полета ракет. Им он предпочитал одноступенчатые ракеты со сжиганием в двигателе металлических элементов конструкции ракеты по мере того, как надобность в них при дальнейшем полете отпадает.

Эта идея Ф.А. Цандера и послужила основой включения ракеты ГИРД-Х в план практических работ ГИРД. Первостепенное значение в работе по ракете ГИРД-Х Ф.А. Цандера придавал освоению методов подачи и сжигания в двигателе металлического горючего. Им были произведены в первоочередном порядке экспериментальные работы по сжиганию порошков металлов на имевшейся модели ракетного двигателя ОР-1 и осуществлена разработка конструкции двигателя для ракеты.

Однако вдохнуть в эту идею жизнь ему не удалось. В марте 1933 г. произошло печальное событие: Ф.А. Цандера не стало. Бригада Ф.А. Цандера и ГИРД неожиданно осиротели. Создалось трудное положение – претворять идеи Ф.А. Цандера без его вдохновляющей и руководящей роли.

Здесь надо отдать должное С.П. Королеву как руководителю ГИРД, который оказал энергичную поддержу бригаде  Ф.А. Цандера в работе по двигателю ОР-2 и ракеты ГИРД-Х, не допустил растерянности в ее творческой деятельности и мобилизовал ее силы на работу о удвоенной энергией.

В процессе дальнейшего развития работ по ракете ГИРД-Х, жизнь заставила внести некоторые изменения в первоначальный проект ракеты.

Применение металлического горючего в ракете было снято с повестки дня. Была произведена замена бензина как горючего на этиловый спирт. Была переработана конструкция самого двигателя. Внесенные изменения в первоначальный проект двигателя не изменяли качественного облика ракеты.

Ракета продолжала оставаться в ГИРД ракетой конструкции Ф.А. Цандера. Таковой она вошла и в историю отечественной ракетной техники.

В окончательной виде ракета ГИРД-Х характеризовалась следующими основными данными: стартовый все равен 29,5 кг, запас топлива 8,5 кг. Подача топлива в двигатель вытеснительная. Длина ракеты  составляет 226 см, а ее диаметр 14 см. Конструкция ракеты являлась навои п оригинальной. Ракета имела цилиндрическую форму и состояла из 5-ти отсеков расположенных последовательно один за другим   к соединяющихся между собой винтами. Одной из характерных особенностей конструкции ракеты ГИРД-Х являлось использование топливных баков в качестве несуших элементов корпуса ракеты. Эта идея была предложена Ф.А. Цандером впервые и получила широкое применение в современном ракетостроении. Наиболее трудной проблемой при создании ракеты ГИРД-Х являлось создание для нее работоспособного двигателя. Сложность здесь состояла в том, что эту работу надо было начинать сначала, т.е. с нулевого положения и расчета на использования по созданию кислородного двигателя  ОР-2.
<…>
Выполнение работы по разработке п отработке двигателя для ракеты, получившего индекс О-10, легло на плечи А.И. Полярного.

Согласно предъявляемым требованиям двигатель должен был обеспечивать получение тяги порядка 75 кг при давлении в камере   до 10 атм. при удельной тяге порядка 100 кг.

Здесь надо прямо сказать, что мне в разработке п отработке двигателя повезло. По истечении 4-х месяцев напряженного труда удалось заставить 2-ой вариант конструкции   с выдачей испытуемых показателей. Уже в октябре месяце он успешно прошел контрольные стендовые испытания, которые дали основание принять решение об осуществления запуска ракеты ГИРД-Х в воздух с использованием испытанного экземпляра двигателя.

Конструкция двигателя была новой п оригинальной. Он имел грушевидную   форму с цилиндрической камерой смешения в торце двигателя. В ней были   применены струйные форсунки для обоих компонентов топлива. Теплозащита камеры осуществлялась с помощью наружного преточного охлаждения жидким кислородом. Для зажигания топлива в нем применялась электрическая искровая свеча.

Уместно отметить, что конструкция двигателя для ракеты ГИРД-Х признается работоспособной и оригинальной с точки зрения современных взглядов   па метод организации смесеобразования и охлаждения кислородных жидкостных ракетных двигателей.

Не мешает отметить также и то, что сходные с двигателем 0-10 конструкторские решения по организации смесеобразования и охлаждения  были применены   намного позднее, при создании   спиртово-кислородного двигателя для ракеты  ФАУ-2.

Подготовка ракеты ГИРД-Х к пуску в воздух был завершен к первой половине ноября месяца.   В этот момент ГИРД входил в состав, созданного на базе объединения ГИРД и специализированного института.   ГИРД входил в него с хорошим багажом.

Пуск ракеты ГИРД–Х в воздух был назначен и состоялся 25 ноября 1933 года на станции ГИРД на полигоне в Нахабино.

Документом об этом событии является, воспроизводимая здесь фотография ракеты ГИРД-Х перед пуском ее в воздух в окружении сотрудников ГИРД, принимавших участие в осуществлении его.
О ходе летных испытаний ракеты ГИРД-Х и их результатах сохранились протоколы, составленные участниками пуска ракеты в воздух. В них говорится, что старт ракеты был осуществлен с первой попытки и прошел успешно.

Выйдя из старта, ракета стала стремительно набирать скорость в высоту. В  дальнейшем произошло отклонение полета от заданного вертикального направления. Она полетела по параболической траектории и упала в лесу. Работа двигателя была слышна после старта в течение примерно 12 сек. При осмотре ракеты было установлено, что многие элементы ее были разрушены от удара о землю. Ракетный двигатель каких-либо повреждений не имел кроме наружных вмятин. Осмотр упавшей ракеты и наблюдение за ее полетом позволили сделать вывод, что запуск ракеты в воздух прошел успешно.
Двигатель и элементы конструкции ракеты функционировали в камере нормально. Имевшее место отклонение от заданного вертикального положения явилось результатом возникновения бокового вектора тяги, вследствие появления дефекта технологического порядка в узле крепления и центровки двигателя в корпусе ракеты.

Пуск ракета ГИРД-Х в воздух как вполне успешный, давший   богатый практический опыт для развития дальнейших работ по кислородным ракетам.

Самим результатом пуска ракеты ГИРД-Х было то, что ГИРД выдержал экзамен на зрелость В создании НОВЫХ ЖИДКОСТНЫХ ракет, обладающих большой перспективностью в своем развитии.

Анализ  практического эксперимента по ракете ГИРД-Х позволил поставить в порядке дня и новые задачи для развития этого направления в ракетной технике. Они сводились в основном к решению двух задач, а именно: к увеличению тяги спиртово-кислородных двигателей без создания на основе их более крупных работ и к разработке методов обеспечения устойчивости   полета ракет.

Первая задача вылилась в самостоятельную работу и привела к созданию в 1935-1936 году образцы спиртово-кислородного двигателя с тягой 300 кг, весом 100 кг.

Что касается второй задачи, то она начала решаться непосредственно на образце ракеты ГИРД-Х путем модификации ее конструкции, получившей название «ракета-609».

В ней была осуществлена установка гироскопического автомата стабилизации, управляющего рулями ракеты на стабилизаторе в хвостовой ее части.

Этот гироскопический автомат стабилизации полета ракеты под индексом «РА-2» был разработан и построен в 1935-1936 гг. под руководством С.К. Пивоварова.

Динамические наземные испытания его в ракете дали хорошие результаты, однако, довести эту интересную и перспективную работу до испытаний тогда не удалось по печальной причине. В этот период руководство РНИИ добилось решения о прекращении всех работ по кислородным ракетным двигателям и летательным аппаратам. Жизнь доказала недальновидность этого решения.

РГАНТД. Ф. 133. Оп. 3. Д. 292. Л. 1–7.  Подлинник. Машинопись.

№ 5
Тезисы выступления Л. С. Душкина на торжественном заседании, посвященном 100-летию со дня рождения Ф.А. Цандера

Душкин Леонид Степанович, конструктор ГИРД

Москва, 7 сентября1987г.

I. Вступление.

Работа Ф.А. Цандера в ГИРД – важнейший этап в его творческой деятельности. Конечный этап в жизни. Особенностью этапа является развитие практических работ по ракетной технике в сочетании с научной деятельностью по проблемам космонавтики. Целью доклада является освещение работ Ф.А. Цандера на основе личного впечатления – как сотрудника бригады Ф.А. Цандера в ГИРД.

II. Что представлял собой ГИРД.

ГИРД – экспериментально-конструкторская организация под эгидой ЦС ОСОАВИАХИМ (финансы) и Наркомвоенмор[17]  (техника).

Цель и задачи ГИРД – разработка реактивных двигателей и разработка летательных аппаратов оборонного назначения.

Структура ГИРД – 4 бригады (Ф.А. Цандер, М.К. Тихонравов, С.П. Королев, Ю.Д. Победоносцев). Место действия – г. Москва, ул. Садово – Спасская (подвал). База ГИРД – производственные мастерские, испытательная станция в Нахабино. Численность состава порядка 100 человек.

III. Роль Ф.А. Цандера в создании ГИРД и становление его работ.

Основателем ГИРД является Ф.А. Цандер, внесший проект жидкостного кислородного ракетного двигателя ОР-2, обоснованный работами по ОР-1.

Оценка задач ГИРД Ф.А. Цандером:

а) создание изделий для внедрения в оборонную технику,

б) предверие практических работ, способствующих созданию КЛА по его проекту «аэроплан-ракета».

Метод решения задач по Ф.А. Цандеру – создание изделий, обладающих перспективностью использования для создания Ф.А. Цандера КЛА .

Топливо для ЖРД - жидкий кислород и бензин (в перспективе водород).

Ракетоплан АП-1 с ЖРД – модель аэроплана – носитела КЛА.

Кислородные ракеты с ЖРД бескрылые и крылатые - модели КЛА.

ПВРД[18]   – модель двигателя для аэроплана носителя КЛА.

Пример о принадлежности ГИРД к решению проблем, относящимся к межпланетным полетам – письмо Ф.А. Цандера к 75-летию К.Э. Циолковского от 7. 09.1932 г.

IV. Научная деятельность Ф.А. Цандера в ГИРД.

Научное кредо: «Проблема суперавиации и очередные задачи по подготовке к межпланетным путешествиям».

Направления научной деятельности Ф.А. Цандера в ГИРД.

а) относящиеся к тематике ГИРД по ЖРД;
б) индивидуальная работа вне плана ГИРД, относящаяся к проблемам космонавтики.

Перечень научных работ Ф.А. Цандера, относящихся к тематике ГИРД:

а) Разработка методов теплового расчета ЖРД с учетом диссоциации продуктов сгорания;
б) Обоснование эффективности применения металлического горючего как средства повышения энергетики жидких топлив.

Перечень индивидуальных работ Ф.А. Цандера, относящихся к космонавтике:

а) Работа над второй книгой по договору с издательством от 02.07.1932 г. под названием «Расчет реактивных двигателей и их комбинаций с другими типами двигателей. Рукопись книги не завершена и утрачена. Часть глав рукописи опубликованы в сборнике по ракетной технике, 1931-1942гг."
б) Редактирование для издания «Сборника трудов К.Э Циолковского» . Работа завершена. Сборник издан в печати.
в) Перевод с редактированием для издания книги Г. Оберта[19]  «Ракета в межпланетное пространство». Работа не завершена и утрачена.

V. Конструкторские разработки Ф.А. Цандера в ГИРД.

а) Разработка конструкций к постройке кислородных ЖРД под индексом
ОР-2 для ракетоплана  РП-1. Ее особенности.
б) Разработка конструкции жидкостной кислородной ракеты ГИРД-Х.
в) Результаты работ.
   1) Пуск в воздух первой чисто жидкостной ракеты ГИРД-Х, состоявшийся        25.11.1933 г.
   2) Доводка двигателя ОР-2 в 1934 г. и осуществление с ним пуска в воздух крылатой ракеты конструкции С.П. Королева.

VI. Облик Ф.А. Цандера как наставника и человека.

     1). Характерные качества Ф.А. Цандера как наставника.
а) Демократичность и доброжелательность.
б) Высокая ответственность и дисциплинированность в работе (стенография, картотека, работа вечером и в выходные).
в) Высокая работоспособность и организованность в работе.
г) Увлеченность и одержимость в работе.
д) Высокий уровень знаний в широком диапазоне проблем.
е) Научный подход в работе. Нетерпимость к эмпиризму.
ж) Главная сила воздействия – личный пример.

     2). Облик Ф.А. Цандера как человека.
Внешний облик: высокий рост, среднее телосложение, задумчивое сосредоточенное лицо, скромность в поведении и взаимоотношении с людьми, мягкий характер и изобретательское остроумие.
VII. Роль и значение творческой работы Ф.А. Цандера в ГИРД.
а) Закладка направлений в развитии ЖРД и ЛА и методов их освоения, создания своей культуры в проектировании реактивных двигателей, открытие конструкторской культуры по ЖРД.
б) Разработка первого отечественного кислородного ракетного двигателя ОР-2 многоразового действия с регулируемой тягой.
в) Разработка первой отечественной жидкостной кислородной ракеты ГИРД-Х, ставшей моделью в современном ракетостроении.
г) Воздействие личного примера на развитие творческой деятельности С.П. Королева, М.К. Тихонравова, Ю.А. Победоносцева, А.И. Полярного, Е.С. Щетинкова[20] .

VIII. Заключение.

Работа Ф.А. Цандера в ГИРД является большим вкладом в развитие отечественной ракетно-космической науки и техники.

Работая в ГИРД он проявил себя как основоположник ракетной техники и буревестник космической эры.

Работа Ф.А. Цандера в ГИРД – трудовой подвиг, который может служить примером в творческой деятельности в наше время.
<…>

РГАНТД. Ф. 133. Оп. 3. Д. 463. Л. 10-11. Подлинник. Рукопись.
 

№ 6

 

Из доклада  Л. С. Душкина, прочитанном на собрании, посвященном 80-летию со дня рождения

и 55-летию трудовой и научной деятельности А.И. Полярного

Душкин Леонид Степанович, конструктор ГИРД

О жизни и научном техническом творчестве Александра Ивановича Полярного

Москва,1982 г.

Вступление

Я знаю А.И. Полярного в течение 50-ти лет, начав совместную работу с ним в области ракетной техники в ГИРД в 1932 году, мы работали потом бок о бок в РНИИ, НИИ-3, НИИ-1 и ОКБ-1.

За это время нам довелось ни один пуд соли съесть. Все это дало мне возможность хорошо узнать непосредственно облик юбиляра и соответственно оценить его человеческие качества, его научно-техническую деятельность и творческий потенциал.

Нашего юбиляра - А.И. Полярного хорошо знают в широких кругах научно-технической общественности, связанных с ракетно-космической наукой и техникой.

Его знают и ценят как одного из старейших ветеранов советской ракетной техники, как сподвижника Ф.А. Цандера, С.П. Королева и др.

Его знают и ценят как талантливого специалиста в области двигателестроения и ракетостроения, внесшего своим личным творческим трудом большой вклад в развитие этих новых областей науки и техники.

Его знают и ценят сейчас как неутомимого новатора исследователя в области развития иных отраслей техники на базе использования  современных достижений науки.

Наконец его знают и ценят как замечательного человека, которому свойственна доброжелательность и доверие к людям, честность,  трудолюбие и оптимизм.

Весь жизненный и творческий путь А.И. Полярного насыщен напряженным трудом, отдаче всех сил и энергии любимому делу на благо процветания родины.

<…>
А.И. Полярный окончил ТСХА[21]  в 1927 году и до 1930 года работал научным сотрудником в одной из лабораторий Академии.

За это время он уже имел некоторый запас знаний по расчетам конструкции ракет И ИХ полету.

В 1931 году он поступил работать в НИИ ГВФ[22] , где им была предпринята попытка разработать метеорологическую ракету для зондирования атмосферы.

В конце 1931 года А.И. Полярный участвуя в организационном собрании в ЦГИРД при ОСОАВИАХИМ встретился с Ф.А. Цандером, который пригласил его к себе на работу. 

Сначала  она проходила в ИАМ[23]  (как ЦИАМ). Здесь А.И. Полярный под руководством Ф.А. Цандера занимался термодинамическими расчетами по ЖРД, проводил эксперименты модели двигателя с ОР-1, по металлическому  топливу и др.

После создания ГИРД как опытной экспериментальной конструкторской организации Полярный перешел в 1-й бригаду ГИРД,  которой руководил Ф.А. Цандер.

С этого момента и началась творческая деятельность А.И. Полярного в области ракетной техники, которая продолжается по существу до  настоящего времени,  т.е. ровно 50 лет.

<…>
Результаты научно - технической деятельности А.И. Полярного, их роль и значение.

Расскажу о значительном вкладе А.И. Полярного в развитие отечественной ракетной техники. Каждый этап его трудовой деятельности содержит в себе поиски путей рационального практического решения поставленных задач и практического их применения.

Перечислять их в полном объеме нет необходимости. Картина будет достаточно ясной, если остановиться на некоторых из них как наиболее характерных и наиболее существенных.

В первую очередь хочется рассказать о его работе В ГИРД в бригаде Ф.А. Цандера,  основной целью которой было создание кислородного ЖРД для ракетоплана (двигатель ОР-2 кислородной жидкостной ракеты), (ракета ГИРД-Х).

Бригада Ф.А. Цандера состояла всего из 9 человек: инженеров, техников, конструкторов, расчетчиков.

А.И. Полярный в бригаде был правой рукой Фридриха Артуровича. Ему поручилась организация и проведение всех экспериментальных работ, связанных с отработкой и доводкой   двигателя ОР-2.

Когда Ф.А. Цандера не стало, бригада осиротела и все тяжести и заботы о сохранении бригады и продолжении работ легли на плечи А. И. Полярного; и с этой задачей он справился успешно.

Первые испытания двигателя ОР-2 завершились неудачно. Однако вместо растерянности, обычно свойственной в таких случаях, А.И. Полярный сумел найти и провести в жизнь решения, которые привели к успеху в работе по двигателю и ракете.

Трезво оценив суть дело, он смело и решительно внес изменения в конструкцию двигателя, которые сразу изменили в положительную сторону ход событий: двигатель ОР-2 уже к августу 1932 года стал работоспособен.
Что нового было внесено юбиляром в конструкцию двигателя и дало положительные результаты. Во-первых, была устранена предварительная газификация жидкого кислорода перед вводом его в камеру двигателя, чего боялся Ф.А. Цандер. Во-вторых, применено проточное охлаждение камеры жидкого кислорода вместо охлаждения водой, предусмотренного Ф.А. Цандером.

В-третьих, им была произведена замена керосина, как горючего, на этиловый спирт, целесообразность которого была основательно обоснована расчетами.

Большим творческим вкладом А.И. Полярного, связанным с работами по двигателю ОР-2, являлась его теоретическая работа, посвященная разработке метода теплового расчета двигателя с учетом дисоциации. Эта работа явилась первым исследованием не только у нас, но и за рубежом. Публикация этой работы в печати при участии в ней академика Зельдовича была осуществлена лишь в 1947 году.

Говоря о деятельности А.И. Полярного  в ГИРД,  нельзя не упомянуть о его роли и в создании ракеты ГИРД-Х по проекту Ф.А. Цандера. Здесь тоже не обошлось без внесения им корректив в первоначальный вариант конструкции ракеты, которые в конечном итоге привели к успешному пуску ее в воздух в ноябре 1933 года.

Все сказанное о творческом вкладе А.И. Полярного при работе в ГИРД имело ценность не только для деятельности ГИРД, оно оказало благотворное влияние на ход развития последующих работ по кислородным ЖРД и ракетам, создававшимся в РНИИ и других организациях.

К сожалению, после создания РНИИ на базе объединения в одну организацию ГИРД и ГДЛ работы по кислородным ЖРД были свернуты и Александр Иванович Полярный в 1934 году принял решение об уходе из него, занявшись поиском нового пристанища для продолжения творческой деятельности в выбранном им направлении.

<…>

РГАНТД. Ф. 133. Оп.3. Д. 379. Л. 1,4,7-9. Подлинник. Машинопись.
 

[1]Я.И. Перельман ((22 ноября (4 декабря) 1882 - 16 марта 1942) — российский, советский ученый, популяризатор физики, математики и астрономии, один из основоположников жанра научно-популярной литературы и основоположник занимательной науки, автор понятия «научно-фантастическое». 

[2]Н.К. Федоренков – член группы энтузиастов ракетной техники.

[3] Центральный аэрогидродинамический институт им. профессора Н. Е. Жуковского.

 [4]ИАМ - Институт авиационного моторостроения.

[5] ОСОАВИАХИМ - Общество содействия обороне, авиационному и химическому строительству 

[6] Н.А. Рынин (11 декабря (23 декабря) 1877 — 28 июля 1942) — советский ученый и популяризатор в области воздухоплавания, авиации и космонавтики, один из организаторов и активистов, член бюро ЛенГИРД. Автор ряда работ по реактивной технике, межпланетным сообщениям и освоению стратосферы. 

[7] Ю.В. Кондратюк (наст. - Шаргей Александр Игнатьевич); (9 (21) июня 1897 — 25 февраля 1942) — украинский советский ученый, один из основоположников космонавтики. В начале XX века рассчитал оптимальную траекторию полета к Луне. Эти расчеты были использованы NASA в лунной программе «Аполлон». Предложенная в 1916 г. Шаргеем траектория была впоследствии названа «трассой Кондратюка». 

[8] ЖРД - жидкостный ракетный двигатель — химический ракетный двигатель, использующий в качестве ракетного топлива жидкости, в том числе сжиженные газы. 

[9] Атомарный - 1. хим. существующий в виде не соединенных в молекулы отдельных атомов. 2. спец. единый, неделимый. 

[10]Я.Е. Афанасьев - Председатель Бюро Воздушной техники научно-исследовательского отдела Центрального совета ОСОАВИАХИМ СССР. 

[11] И.С. Уншлихт (19 (31) декабря 1879 - 29 июля 1938) -  партийный деятель СДКПиЛ и ВКП(б), один из создателей советских органов государственной безопасности — ВЧК—ГПУ. 

[12] Р.П. Эйдеман ( 27 апреля 1895 — 12 июня 1937) — советский военный деятель, комкор (1935). 

[13] Воздушно-реактивный двигатель (ВРД) — тепловой реактивный двигатель, в качестве рабочего тела которого используется смесь забираемого из атмосферы воздуха и продуктов окисления топлива кислородом, содержащимся в воздухе. 

[14] Нахабино — рабочий поселок в городском округе Красногорск Московской области. В 1933 году на полигоне в Нахабине были запущены первые советские ракеты ГИРД-9 и ГИРД-10. 

[15]М.Н. Тухачевский (16 февраля 1893 — 12 июня 1937) — советский военный деятель, военачальник РККА времен Гражданской войны, военный теоретик, Маршал Советского Союза (1935). Расстрелян в 1937 г. по «делу военных», реабилитирован в 1957 г. 

[16]Из истории ракетной техники». Наука. М., 1964. С.96. 

[17]Наркомвоенмор - В 1920-х - 1930-х гг высший военный орган РСФСР, СССР носил название Народного комиссариата по военным и морским делам. 

[18] ПВРД -  Пульсирующий воздушно-реактивный двигатель — вариант воздушно-реактивного двигателя. 

[19] Герман Юлиус Оберт (25 июня 1894 — 28 декабря 1989) — немецкий ученый и инженер в области космонавтики и ракетостроения, один из основоположников современной ракетной техники. 

[20] Е. С. Щетинков (1907 – 1976) - старший инженер 4 группы ГИРД. 

[21] ТСХА - Тимирязевская сельскохозяйственная академия. 

[22] НИИ ГВФ - Научно-исследовательский институт гражданского воздушного флота. 

[23]ИАМ - Институт авиационного моторостроения.

 

 

© РГАНТД, 2002–2017
Использование материалов сайта РГАНТД допускается только после письменного согласия администрации сайта.
При использовании материалов сайта указание источника (РГАНТД) и гиперссылки на http://rgantd.ru обязательно!

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Сайт ВНИИДАД Сайт 'Вестник архивиста' Официальный портал РОИА Официальный сайт Роскосмоса