«Ракета "Энергия" – величайшее достижение не только Советского Союза, но и всего мира». К 25-летию первого запуска

Версия для печати
Ракетоноситель «Энергия» с КА «Скиф ДМ» на УКССРакетоноситель «Энергия» с КА «Скиф ДМ» на УКСС.
Фото с плаката, изданного НИИХИММАШ

Ракетоноситель «Энергия»
с КА «Скиф ДМ» на УКСС.
Фото с плаката, изданного НИИХИММАШ

15 мая 1987 г. в 21 час 30 мин. с Универсального комплекса стенд-старт[A] на космодроме Байконур был проведен первый пуск ракеты-носителя (РН) «Энергия» с космическим аппаратом (КА) «Скиф-ДМ»[B].

После старта обе ступени «Энергии» отработали согласно циклограмме полета. Изменение всех параметров движения ракеты по времени полностью соответствовало заложенным алгоритмам управления. Через 460 секунд после старта КА «Скиф ДМ» отделился от ракеты-носителя на высоте 110 км. В процессе разделения без замечаний сработала система увода КА от РН. Однако после выполнения программных разворотов КА перешел в неуправляемый режим ориентации и, не набрав нужной скорости для выхода на заданную орбиту, по баллистической траектории упал в Тихий океан.

Первый успешный запуск ракеты «Энергия» подтвердил, что в СССР была создана универсальная ракета-носитель сверхтяжелого класса, не имеющая по своим возможностям аналогов в мировом ракетостроении, ракета с двигателями на экологически чистых компонентах топлива: кислород, керосин, водород.

Летными испытаниями комплекса в составе РН «Энергия» и КА «Скиф ДМ» была подтверждена работоспособность РН сверхтяжелого класса с асимметричным боковым расположением выводимого объекта; получен богатый опыт наземной эксплуатации на всех этапах подготовки к старту сверхтяжелого ракетно-космического комплекса; по данным телеметрической информации получен обширный и достоверный экспериментальный материал по условиям выведения, который будет использован при подготовке к запуску МКС «Буран»; начаты испытания космической платформы 100-тонного класса для решения широкого круга задач.

Ракета-носитель тяжелого класса «Энергия» являлась составной частью многоразовой космической системы (МКС) «Энергия – Буран». Разработка МКС началась на основании Постановления Правительства от 17.02.1976 г. «О создании МКС в составе разгонной ступени, орбитального самолета, орбитального буксира-корабля, комплекса управления системой, стартово-посадочного и ремонтно-восстановительного комплексов и других наземных средств, обеспечивающих выведение на северо-восточные орбиты высотой 200 км полезных грузов массой до 30 т и возвращение с орбиты грузов массой до 20 т.». Головным разработчиком МКС было определено НПО «Энергия»[C] – генеральный конструктор В.П. Глушко[D]. Главным конструктором по МКС в целом и РН «Энергия» (разгонная ступень) в январе 1982 г. был назначен Б.И. Губанов[E].

Конструктивно РН «Энергия» состоит из 2-х ступеней. Она выполнена по пакетной схеме с параллельным расположением ступеней и боковым расположением полезного груза, в которой 4 боковых ракетных блока первой ступени (блоки А) располагаются вокруг центрального ракетного блока второй ступени (блока Ц). РН устанавливается на стартово-стыковочный блок (блок Я), предназначенный для ее стыковки с пусковой установкой (ПУ) стартового комплекса. Стартово-стыковочный блок служит опорным силовым элементом при сборке и транспортировке РН. После пуска ракеты стартово-стыковочный блок остается на пусковом устройстве и может использоваться повторно. Двигательная установка РН «Энергия» состоит из 4-х четырехкамерных кислородно-керосиновых двигателей РД-170 (по одному на каждом из 4-х блоков первой ступени ракеты) и 4-х однокамерных кислородно-водородных двигателей РД-0120 на центральном блоке второй ступени.  Двигатели РД-170, обладают рекордными параметрами, и сегодня не имеют аналогов за рубежом[F]. Все двигатели начинают работать со старта,  с опережением на 8 сек  запуска двигателей второй ступени относительно запуска двигателей первой ступени. Система автономного управления РН «Энергия», созданная на базе бортового цифрового вычислительного комплекса, обеспечивает высокую точность выведения полезного груза в заданную область и широкие возможности РН по выходу из нештатных ситуаций, в том числе и при отказе одного из двигателей. Стартовая масса ракеты 2300 т, в варианте с четырьмя боковыми блоками способна вывести на орбиту около 100 тонн полезного груза.

Еще во время разработки РН «Энергия», у американских специалистов родилась идея создания на ее базе сверхтяжелой ракеты-носителя[G] совместными усилиями нашей страны и США. При увеличении диаметра центрального блока на нем можно было установить более мощную двигательную установку, увеличить число боковых ракетных блоков и сделать ряд других доработок. При стартовой массе «международной ракеты» (в американской терминологии IHLLV – International Heavy Lift Launch Vechile) 3820 т на опорную орбиту с высотой 200 км выводилась полезная нагрузка 205 т. Существующий стартовый комплекс и стенд-старт, несмотря на значительные отличия в характеристиках и конструкции ракет «международной» и «Энергии», смогли бы обеспечить пуск сверхтяжелой ракеты при незначительной модернизации. Совместный проект ведущих космических стран с участием других стран мог бы стать мощной, объединяющей в политическом и экономическом отношениях, силой. Создание сверхтяжелой ракеты-носителя могло бы стать шагом к осуществлению полетов не только на Луну, но и, в первую очередь, на Марс.

С развалом СССР и последующими событиями, в 1993 г. программа «Энергия – Буран» была закрыта. 12 мая 2002 г. при обрушении крыши монтажно-испытательного корпуса на Байконуре былиуничтожены хранившиеся там две готовые к использованию, РН «Энергия» и единственный летавший в космос ОК «Буран». Три РН «Энергия» находящихся на стапелях НПО «Энергия» были разрезаны.

В настоящую публикацию включена фонозапись выступления главного конструктора РН «Энергия» Б.И. Губанова, проведенная на заседании Научно-технического совета НИИХИММАШ[H] 15.05.1997 г. Содержание выступления имеет особую ценность. В нем раскрываются детали принятия руководством отрасли решения на запуск РН «Энергия» с КА "Полюс". Это решение диктовалось обстановкой, сложившейся  к началу 1987 г., когда  стало ясно, что изготовление первой летной ракеты-носителя и орбитального корабля МКС «Энергия – Буран» отстает от сроков, определенных Постановлением Правительства от 21 ноября 1977 г. Учитывая это обстоятельство, по инициативе главного конструктора ракеты Б.И. Губанова, поддержанного министром Министерства общего машиностроения О.Д. Баклановым, НПО «Энергия» предложило провести летные испытания экспериментальной ракеты-носителя (индекс 6С). Полученные результаты должны были быть использованы для подготовки запуска МКС «Энергия – Буран». Кроме того, при проведении пуска экспериментальной ракеты можно было получить результаты, дающие ответ на вопросы проведения огневых испытаний двигателей. Заключительными огневыми испытаниями летного экземпляра ракеты-носителя ОК «Буран» предусматривались огневые испытания пакета в полной сборке с выходом на главный режим. Проведение таких испытаний – задача чрезвычайной сложности, а проведение их на стартовой позиции для запуска РН «Энергия» с ОК «Буран», в случае возникновения аварийной ситуации, могло привести к  разрушению старта. Понимая это, НИИХИММАШ предложил провести пуск экспериментальной ракеты 6СЛ[I] с УКСС, находящийся на значительном удалении от штатных стартовых комплексов. Минимальная задача пуска состояла в уходе ракеты после старта на безопасное расстояние от УКСС и сооружений стартового района. Таким образом, проведение огневых испытаний пакета в полной сборке заменялось самим пуском. Решение на пуск экспериментальной РН 6С, после длительных обсуждений на различных уровнях, было принято Государственной комиссией по летным испытаниям – председатель комиссии О.Д. Бакланов. Результаты пуска в полной мере были использованы в обеспечении последующего успешного запуска МКС «Энергия – Буран».

На научно-техническом совете, на котором выступал Б.И. Губанов, присутствовали руководство и сотрудники НИИХИМАШ, значительное число из которых были участниками подготовки и проведения пуска РН «Энергия» с КА «Полюс» 15 мая 1987 г. Это было выступление главного конструктора перед участниками общего дела и единомышленниками.

Б.И. Губанов автор четырехтомного труда «Триумф и трагедия «Энергии». Размышления главного конструктора», изданного в 1998 г. Он стал завершением творческого и жизненного пути выдающегося отечественного конструктора.

 
Публикацию подготовил В.М. Смирнов.
Расшифровка фонозаписи проведена В.Ю. Михайловой.
 

 

Выступление
главного конструктора ракеты-носителя «Энергия» Б.И. Губанова
на заседании Научно-технического совета НИИХИММАШ,
посвященном 10-летию со дня первого запуска ракеты «Энергия»
 

 
Сергиев-Посад 15.05.1997
 

Мы собираемся не часто и, наверное, не часто будем собираться и в будущем. Поэтому я хотел бы некоторыми моментами, связанными с рождением «Энергии», если их не обнародую, то, по крайней мере, с вами поделиться.

 Вопрос подготовки техники был у всех на виду, каждый на своем рабочем месте участвовал в подготовке пуска «Энергии». Но этому предшествовала очень большая, драматичная работа. Она отвлекала очень много сил. Сейчас часто задаешься вопросом: «Если бы был жив Сергей Павлович Королев[1], изменилось бы наше положение и мы, разработчики мощной ракеты, о которой мечтал и которую пробовал создать Королев, жили бы по-другому?». Эта машина [«Энергия»] летает. Она готова к пуску хоть и сейчас, если только не разобрали последний двигатель. Как бы вел себя Королев в этой ситуации – вопрос достаточно сложный, об этом в свете сегодняшних и будущих событий, можно рассуждать только в сослагательном наклонении. Я впервые могу сообщить  об одном факте, связанном с Сергеем Павловичем Королевым, мне об этом рассказал Владимир Васильевич Щербицкий[2], он в то время был тогда председателем Совета министров Украины [Украинской ССР]. Они [делегаты ЦК Украины] присутствовали на одном из заседаний у Хрущева[3]. В один из моментов заседания Хрущев говорит: «В приемной ждет  Королев. У меня с ним будет очень короткий разговор, поэтому давайте прервемся. Войдет Королев, я с ним переговорю, это займет 15 минут, и продолжим совещание». Все согласились. Пригласили Королева, он вошел. В разговоре Королев выставил требование о запуске человека в космос. Речь шла о первом серьезном разговоре об этом с Генеральным секретарем. Иногда в прессе излагается так: политика заставила, вынудила, вот Хрущев и запустил человека в космос. На самом деле это событие произошло благодаря энергии, пробойной силе Сергея Павловича Королева. Хрущев возразил. У них [c Королевым] произошла очень мощная перепалка. В конце разговора, когда Хрущев уже  закруглял  разговор, Королев сказал: «Если Вы не понимаете значение и суть того, что мы предлагаем, тогда я буду обращаться в Политическое бюро, если Генеральный секретарь до этого не дорос». Все присутствующие, а народ в Политбюро такого уровня весьма дисциплинирован, опешили. И вдруг Хрущев буквально обмяк: «Сергей Павлович! Ты подожди, давай чайку попьем, разберемся». Все - и делегаты Украины и Сергей Павлович [Королев] начали пить чай. В конечном счете, во время чаепития, одобрение было дано. Главный вопрос к Королеву был: «Гарантируешь жизнь [космонавта], надежность?». «Я ничего не гарантирую, я только знаю, что мы можем это сделать». Таким образом, этот вопрос был решен.

Кто, в сущности, виноват в том положении, в которое мы попали сейчас? То ли это генеральные конструкторы, которые безмолвны и бездеятельны в сохранении своего детища, то ли это результат смены власти? Влияние власти, конечно, существенно. В свое время Сталин, открывая направление ракетной техники[4], даже в то время когда ракеты были незначимы в вооружении страны, тем не менее, он поддержал и поддерживал это направление до его мощнейшего развития. Еще при Сталине родилось техническое задание на разработку ракеты Р-7[5], потом подписанное Маленковым[6]. Что касается Хрущева, то при нем развитие этого направления было очень мощное. Каждый руководитель нашего государства, включая Брежнева[7], лично занимался ракетной техникой, кроме наших сегодняшних руководителей. Недавно в прессе прозвучала очень интересная фраза о том, что космос – это зеркало времени. Если космос и наша ракетная техника будет в таком состоянии, как она сейчас – то это будет зеркалом нашего времени, а это время рождаем и мы с вами вместе с правительством.

Мотором начала разработки «Энергии», тогда она называлась «Буран»[8], был Дмитрий Федорович Устинов[9]. Это был режиссер, требовательный и талантливый организатор, который заставил всех двигаться в нужном направлении. Есть много нюансов, связанных с конструктивным оформлением, с общим оформлением облика ракеты, с тем, насколько основательно и настойчиво действовал Дмитрий Федорович Устинов при ее создании. У истоков конструкторской разработки стояли Валентин Петрович Глушко и Игорь Николаевич Садовский[10]. Это были первые проектанты, первые создатели облика ракеты. Затем начался, как в свое время выражался Вернер фон Браун[11], когда было принято решение «чайниками», так он называл своих руководителей,  «инженерно-организационный расход пота», «инженерный пот» потек рекой. Первым организаторский барьер преодолел Сергей Александрович Афанасьев[12]. Надо отдать должное, что при его мощной, тяжелой руке, организация и введение в строй промышленных объектов велось очень эффективно.

Совсем недавно, год тому назад, когда была годовщина пуска «Энергии», также 15 мая, вышла статья, в которой, по сути дела, прозвучало обвинение нам, что в течение долгого времени мы больше не говорим о своей ракете – величайшем достижении не только Советского Союза, России, но и достижении, в конце концов, всего мира. Обвинительные слова прозвучали примерно так: «Складывается впечатление, что кому-то очень хочется поставить точку над прошлым страны, кому то хочется быстрее сравнять недоуменные вопросы до всеобщего согласия, кто-то умело руководит прессой, замалчивающей причины и факты самих событий». Сегодня 10 лет [с даты старта «Энергии»], но ни одного упоминания или вопроса о том, что с ней стало, в прессе нет. Даже телевизионные заставки, символизирующие достижения ракетной техники, демонстрируют только Р-7, у меня глубокое уважение к этой ракете, но это не последнее слово в нашей ракетной технике. Я целиком согласен с тем, что в статье дается формулировка, что  такие значительные события замалчиваются при нашем молчаливом согласии.

Сегодня высказываются сожаления о том, что в свое время незаслуженно закрыли разработку ракеты Н-1[13], можно согласиться с постановкой этого вопроса. Однако четыре неудачных пуска [Н-1]– это все же четыре неудачных пуска. Но такая же ракета по своей грузоподъемности и энергетической возможности [«Энергия»] отлетала своих положенных два пуска. После этого, к сожалению, с этой ракетой «концы в воду». Говорят, что это произошло тогда, когда разрушили Советский Союз. Но я вам скажу, это мои личные суждения, личные исследования в этом плане – такое стремление обозначилось еще в апреле 1985 г. Именно тогда происходила смена времени – знаменитый апрельский пленум 1985 г.[14] и последующие события. В апреле 1985 г. Григорий Васильевич Романов[15], тогда секретарь ЦК [КПСС], весьма амбициозный, энергичный деятель, которого прочили в свое время быть Генеральным секретарем ЦК, пригласил большую группу министров, руководство НПО «Энергия», министерства [МОМ] и на этом совещании было принято решение запустить «Мир»[16] к 27-му съезду КПСС. 27-й съезд намечался на февраль 1986 г. Судя по пульсу разработки  «Энергии» в то время, было видно, что падает ее интенсивность. Я вынужден был тогда, как главный конструктор, обратиться к секретарю ЦК [Романову] и, не то, чтобы опротестовать, но предупредить, что программа открытия «Мира» может повлиять на программу «Буран». К нему [Романову] было очень сложно пробраться, но, в конечном счете, со всякими приключениями я добрался до кабинете секретаря. Его в этот момент в кабинете не было, звучала музыка песни Аллы Пугачевой «Без меня тебе любимый мой лететь одним крылом…». Мне было удивительно – такой солидный кабинет, музыка вовсю играет, а я тут с кучей чемоданов. Из задней комнаты вышел Григорий Васильевич. В принципе с ним было очень легко говорить. Вот тезисы этого разговора: «Сложилась ситуация, которая заставила поднять старый проект «Мира» и запустить «Мир», чтобы каким-то образом отметить открытие 27-ого съезда. Решение это неоспариваемое. У меня в течение трех часов сидели министры, они подписали постановление. Это постановление уже вышло, ты можешь ничего тут не говорить. Ты, как главный конструктор, занимайся «Энергией», а я буду заниматься «Миром». Я говорю: «Ничего себе! Секретарь [ЦК] будет заниматься «Миром», а главный конструктор, который не имеет влияния, будет заниматься ракетой «Энергия». Но он сказал, что ему доложили о том, что подготовка «Мира» к пуску с подготовкой «Энергии» не пересекается и на ее отработку не повлияет. В апреле 1985 г. произошел пуск «Зенита»[17] – это разработка Владимира Федоровича Уткина[18]. В июне 1985 г. Романов выводится из состава Политбюро, как первый выводимый из старых «политбюровцев». В упомянутом разговоре с Григорием Васильевичем о проблемах с разработкой «Энергии», когда он спросил: «А что вы можете предложить взамен «Мира», я, впервые на уровне секретаря [ЦК], заявил, что у нас есть стендовая машина, называемая «6С», которую мы собираемся переделать в летный вариант. Так как  у Владимира Федоровича [Уткина]  блоки «А»[19] готовы уже в летном варианте, то у нас вырабатывалась композиция ракеты в летном варианте. Он позвонил Громыко[20], они стали советоваться: успеем мы или не успеем с запуском к 1986 году, ну и посчитали, даже не советуясь со мной, что мы не успеем, что более правильное решение – это запуск «Мира». Если говорить: кто же автор возрождения  программы «Мир», то это, в моем личном представлении, Романов Григорий Васильевич, о котором сейчас, к сожалению, совсем не упоминают.

В августе 1985 г. мною было подписано извещение, согласно которому, ракета 6СЛ должна была готовиться в летном варианте. Это не было авантюрой, это не было каким-то очень смелым решением – это было нормальное техническое решение. Дело в том, что в летном варианте на ракете предусматривалось проведение огневых технологических испытаний. Огневые технологические испытания должен был проходить весь пакет[21]. Точно также все происходит в боевом режиме, то есть не было  смысла проводить стендовые испытания. Можно  воспользоваться тем, что конструкция позволяет проводить огневые испытания и направить их результаты на подготовку к лёту. Станция «Мир» в это время уже готовилась к запуску. Идея нашего опережающего пуска расплывалась, и не все эту идею поддерживали, даже генеральный конструктор, я имею в виду Валентина Петровича Глушко. Понимая существо дела и сложность этой машины, он выразился примерно так: «Такую машину можно пускать только в пьяном виде». Кто поддержал, я бы сказал, пробил возможность реализации этого пуска, это Олег Дмитриевич Бакланов[22]. По сути дела, Олег Дмитриевич Бакланов является автором пуска. В декабре 1985 г. выпал легкий снежок, воскресенье, вдруг звонит Олег Николаевич [Шишкин][23] и приглашает в кабинет министра. Сидят Олег Дмитриевич, Олег Николаевич: «Слушай, у тебя же была идея реализовать пуск на 6СЛ?». Я сказал, что генеральный конструктор не согласен, я же не могу перепрыгнуть через него. Тогда Олег Дмитриевич сказал: «Генерального мы берем на себя, а остальное бери на себя ты». Так началось движение машины. Но самое главное, что организовал Олег Дмитриевич – это три самолета, в которые всех нас посадили и сказали: «Не уедете с полигона пока не пустим машину». Это было гениально! Чувствовалось, что руководство борется за реализацию пуска.

Машина к этому времени была в разобранном виде, мы начали сборку. Любой пуск просто так - не может быть оправдан. Но дело в том, что еще до того как заявить о том, что пуск совершить можно, мы провели мощнейшую экспериментальную отработку. Надо отдать должное производственникам и ЗЭМа[24] и «Прогресса»,[25] была выполнена большая, мощнейшая программа испытаний, были выполнены практически все пункты этой экспериментальной отработки. По нашим расчетам мы выходили на уровень надежности порядка 0,95[26]. Но для того, чтобы сократить время до пуска, нам надо было решить те проблемы, которые мы, конструкторы, заложили в необходимость проведения огневых технологических испытаний блоков А, блока Ц и пакета в целом. Удалось убедить, путем создания многих комиссий на уровне Военно-промышленной комиссии[27], Академии наук [СССР], отказаться от этих видов испытаний, что ставило под некоторое сомнение утверждение разработчиков Н-1 о том, что нужен крупногабаритный стенд для проведения огневых испытаний пакета. Мы отказались от огневых испытаний. Мы доказали, что самый лучший вариант – дать возможность ракете уйти со старта, чтобы не делать возможных разрушений сложных стартовых сооружений. Александр Александрович Максимов[28], тогда командующий Космическими силами, все время нас предупреждал и практически был если не тормозом, то, по крайней мере, критиканом этого пуска. Он все время меня предупреждал: «Завалишь! Смотри, будет прокурор. Я на Н-1 наглотался, теперь вам тоже самое предстоит пройти с «Энергией».

Когда в этом вопросе НИИХИММАШ проявил гражданскую, конструкторскую смелость, я объявил о том, что НИИХИММАШ готов реализовать пуск со своего собственного стенда УКСС. Это было решающим доводом для принятия решения о проведении пуска летной машины. Здесь большую роль сыграли Юрий Александрович Корнеев[29], Александр Александрович Макаров[30]. Александр Александрович Макаров в то время занимался только этим делом, он был всей движущей силой по запуску.

11 или 13 мая [1987 г.] приезжает Горбачев[31]. Его сопровождала большая делегация, в т.ч. и члены Политбюро [ЦК КПСС] Зайков[32], Чебриков[33], министр обороны кандидат в члены Политбюро Соколов[34], Маслюков[35], секретарь Казахстана Колбин[36] и Назарбаев[37]. Встречать Горбачева Олег Дмитриевич [Бакланов] поручил мне и Гудилину[38]. Когда Горбачев вышел из автобуса и Олег Дмитриевич [Бакланов] представил нас как руководителей  разработкой «Энергии» и руководство пуском, первое слово Горбачева было: «Пускать эту ракету Политбюро вам не разрешит». Это было заявлено основательно. Мы понимали, что такое  заявление рождено не просто так, не сходу. Оно было подготовлено на основе каких то предварительных обсуждений, докладов и т.д.,  и спорить на ходу, что пуск должен обязательно состояться, было бесполезно.  Поэтому мы начали показывать технику и давать по ней пояснения. Когда мы объясняли, что идет захолаживание баков и что при криогенной температуре баки изменяются и, по нашим расчетам, полюса днищ баков смещаются на 150 мм, то, я вам скажу, для него это было большое впечатление. Он потом сказал: «Ведь ракета то дышит на 150 мм». Это впечатление, кстати, было даже и решающим.  Когда обходили ракету  по кругу было задано много вопросов, в том числе, о температуре газового пламени работающего двигателя. Тут он [Горбачев] вспомнил: «Колбин! Вот где надо шашлыки жарить». Потом докладывал Олег Николаевич [Бакланов] по трассе и безопасности пуска, для этого были подготовлены соответствующие материалы.  А дальше поднялись вместе с Гудилиным и всей его командой на одном лифте.  Когда спустились вниз он [Горбачев]  говорит: «Да,  есть вопрос. Нам его надо решать. У нас здесь, практически, есть кворум Политбюро». Олег Дмитриевич [Бакланов] все время находился неотступно около Горбачева - это было наше самое передовое звено, которое могло обеспечить для нас положительное решение. Здесь произошел следующий эпизод. Когда Владимир Павлович Бармин[39] стал объяснять построение старта,  а Владимир Павлович всегда основательно, четко, фундаментально рассказывал про каждую систему, он завлек практически весь состав присутствующих. На старте стояла «Энергия» с макетом «Бурана», это был второй наш экземпляр. Небольшое количество людей, так получилось, когда Горбачев отошел в сторону, стояло отдельно. В этом малом круге были: Горбачев, Олег Дмитриевич Бакланов, Соколов, Маслюков, Чебриков. Горбачев, так посмотрел и говорит: «Нам ракета «Энергия» вероятно будет нужна (тогда названия ракеты «Энергии» еще не было), а «Буран» вряд ли нам будет нужен».  Вначале я не обратил на это внимание, я думал, что сказано это случайно, но возвращаясь теперь к тем годам, когда состоялась наша встреча с Горбачевым, становится понятным, что после встречи Горбачева с Рейганом в Рекъявике[40], когда уже была практически предопределена наша судьба, вопрос о рождении «Энергии» становился весьма сложным.

Следующим был осмотр блока «А» и центрального блока на территории МИКа[41]. Там Горбачева удивило очень экспансивное отношение, всех находящихся в этом зале, к судьбе пуска. По схеме осмотра мы должны были пойти направо, но тут, перед входом в блок «А», стеной стоял народ. Если бы я не знал каждого в лицо, я бы не поверил, что наши люди могут так говорить. Дело в том, что он [Горбачев], заранее подготовленный, сразу начал говорить о трудностях: что у нас мотовоз[42] не работает, продуктов нет и т.д. «Вы, видимо, недовольны?». «Довольны! Нам ничего не надо!». «Так будем пускать?». «Будем пускать!». «Вот тут главные конструкторы настаивают на пуске. Гарантируете [успех]?». «Гарантируем!». Я был просто в восторге –  ведь это люди, которые работают на конкретном рабочем месте. Я все торопил: «Давайте быстрее к блоку «А», а Зайков говорит: «Какой тебе блок «А»? Вот тебе блок «А» и на народ показывает, а все в белых халатах, значит, все наши люди, и оказывается им не надо ни еды и ничего им не надо, лишь бы пустить эту ракету. Это удивительное дело! В конце всего, после осмотра, рождалось решение о том, что все же ракету надо пускать. И тут, набравшись нахальства, мы решили мы его [Горбачева] пригласить на пуск. Имелись в виду два варианта: если генеральный секретарь будет присутствовать с нами и будет авария, то, все же, он с нами был, он вместе с нами участвовал, а если все будет нормально, то при этом присутствовал генеральный секретарь и значимость этого пуска будет существенно выше. Горбачев немедленно отказался. Я ему говорю: «Михаил Сергеевич! Если бы я был генеральным секретарем, я бы конечно согласился остаться на столь значимый, эпохальный пуск». А Зайков говорит: «Поэтому ты и не генеральный секретарь». Этот шутливый разговор имел свой корень и свою тональность. Как объяснил Зайков: «Ты имей в виду: если бы генеральный секретарь присутствовал на пуске, и у вас было бы все нормально, то значит, что вы  открываете новый веток спирали в гонке вооружений,  вроде справедливо, а если будет у вас авария, то в мире скажут, что вам и генеральный секретарь не помог». Принимая во внимание первое объяснение насчет гонки вооружений и «рейкъявикскими» решениями, становится яснее, что ракета, практически, реализации в создании не подлежала, т.е. подлежала торможению в разработке. По сути дела, в этом плане мы в это время были заложниками, я не боюсь этого слова. К сожалению, мы не знали о внутренних причинах, мы были движимы одним желанием – пустить ракету. Так или иначе, решение на пуск было принято. Оно  принималось в столовой. Из нее выбежал Олег Дмитриевич [Бакланов] и сказал: «Все! Вам разрешается пуск». Тут же было принято решение на продолжение подготовки к запуску, поскольку мы были в двухсуточной готовности, на пятнадцатое число [15 мая 1987 г.]. Мы тогда не вспоминали о том, что пятнадцатого числа ровно 30 лет назад [15 мая 1957 г. ] была пущена «семерка»[43], у нас были свои заботы.

Теперь о том, как она [ракета] получила наименование «Энергия». В тот период формула времени была – ускорение. Не перестройка, а ускорение, энергия. Нам было понятно -  ускорялся технический прогресс. И вот тогда Глушко предложил генеральному секретарю в знак этого периода назвать ракету «Энергия». Горбачев дал согласие, это было в домике Королева,[44] Так с этого дня она стала называться «Энергия».

Пуск состоялся. Вы больше меня знаете, как все происходило.

К концу выступления я подхожу к нашей трагедии, трагедии  «Энергии». Сегодня, когда  мы ехали в машине, по радио было сказано, что вот 10 лет тому назад, 15 мая, была запущена уникальная ракета-носитель, но, к сожалению, при этом пуске была неудача, связанная с неработоспособностью специального груза[45], который был на борту «Энергии». Однако, по оценке многих специалистов, по большому счету наш пуск был нормальным. Говорят, что «Энергия» была закрыта в связи с недостатком финансирования. Этому можно верить или воспринимать такую формулировку. Но с точки зрения объяснения закрытия этой темы из-за нехватки финансирования, то  это слишком просто. По закону Паркинсона[46] есть два варианта губить идеи, направления, губить людей: или их уничтожать, или «перекрывать кислород». Методики разные, а результат один и тот же.

Недавно журнал «Итоги» оповестил: проект «Буран» – это крушение космических амбиций. Разве мы руководствовались амбициями, перед нами стояла задача обороны страны. «Буран» строился для того что бы противостоять построению системы стратегической оборонной[47] инициативы Рейгана, это было известно. Главное преимущество «Бурана» не в том, что вот эта сложная, мощная конструкция вытягивает всего лишь 30 т, не в этом ее смысл, а в том, что она дает возможность, и это было обязательным условием, возвращать с орбиты многотонные грузы, это значит, что речь шла о ядерном вооружении орбит. Почему у американцев, а американцы расчетливые люди, почему до сих пор у них в руках «Спейс шаттл»,[48] а мы, такие умные, тут же на глазах у всех своими руками уничтожили «Буран». Приведу недавнее высказывание руководителя одного из наших крупных предприятий: «Если посмотреть глобально, я думаю, мы не будем возвращаться к этому проекту, у нас нет таких потребностей.  Если отношения между Россией и США будут оставаться такими же, как сейчас, то держать два аналогичных «челнока» для совместного использования, в перспективе, станции «Альфа»,[49] слишком дорого». Т.е. все действия по замораживанию этой темы, даже после наших удачных пусков, оправдываются. А что говорят американцы? Недавно привезли одну американскую статью. В ней речь шла о том, что у американцев тоже есть некоторое снижение по интенсивности развития космоса, в сравнении с тем  временем, когда создавался «Сатурн».[50] Они отвечают: «Раньше у нас был конкурент, мы соревновались с русскими, теперь русские переделывают свои ракеты в алюминиевые кружки для сбора милостыни». Это высказывается американский специалист. Большое достижение, что «Буран» находится в ЦПКиО![51]

 Нам сейчас говорят, что когда мы вспоминаем  прошлое, то это присуще всем старикам, они обязательно вспоминают молодость, когда их любили девушки или их любили мужчины. Я понимаю так – у нас ностальгия не по своей молодости, у нас ностальгия по нашему делу, которое мы делали и в поте и, даже будем говорить, в крови. Сегодняшний наш праздник – это праздник нашей совести, это праздник нашей честности в труде. С этим я Вас и поздравляю!

 
РГАНТД. Арх. 1260-01. Фонозапись на магнитной ленте.
 

Примечания.

[A] Универсальный комплекс стенд-старт (УКСС). Предназначен для проведения огневых стендовых испытаний блока второй ступени, огневых стендовых испытаний ракеты-носителя и огневых технологических испытаний отдельных ракетных блоков. Стенд размещен на территории космодрома Байконур в районе сборки и пуска «Энергии». Для первого запуска РН «Энергии» с КА «Полюс» стенд был доработан в декабре 1986 г. – январе, феврале 1987 г.

[B] КА «Скиф ДМ» использовался при запуске РН «Энергия» в качестве полезной нагрузки. Макет имел длину 37 м, диаметр 4,1 м и массу около 80 т. В целевом модуле «Скифа-ДМ» размещались экспериментальные установки для проведения прикладных и геофизических экспериментов. Расположение «Скифа-ДМ» на РН аналогично расположению орбитального корабля «Буран». На борт КА было нанесена надпись «Полюс», в сообщении ТАСС о запуске было использовано это название.

[C] НПО «Энергия» – в н. вр. ОАО «Ракетно-космическая корпорация им. С.П. Королева».

[D] Глушко Валентин Петрович (1908–1989). Советский ученый в области физико-технических проблем энергетики, основоположник советского ракетного жидкостного двигателестроения. С 1967 по 1974 – начальник и главный конструктор КБ Энергомаш (г. Химки). В 1974 г. назначен директором и генеральным конструктором НПО «Энергия». Под его руководством была создана многоразовая космическая система «Энергия — Буран». Он возглавлял работы по совершенствованию пилотируемых космических кораблей «Союз», созданию орбитальной станции «Мир». Дважды Герой Социалистического Труда (1956, 1961), академик АН СССР (1958). Лауреат Ленинской (1957) и Государственных (1967, 1984) премий СССР. Награжден орденами Ленина (1956, 1958, 1968, 1975, 1978), Октябрьской Революции (1971), Трудового Красного Знамени (1945), золотой медалью им. К.Э. Циолковского (1958), дипломом им. Тиссандье (ФАИ).

[E] Губанов Борис Иванович (1930–1999). Конструктор ракетной техники. Один из главных руководителей работ по созданию современных баллистических ракет стратегического назначения, в т.ч. с разделяющимися головными частями. Главный конструктор космической системы «Энергия – Буран» и ее ракеты-носителя «Энергия», Руководитель работ по проектам РН тяжелого и сверхтяжелого класса на базе ракеты-носителя «Энергия» в т.ч. со спасаемыми ракетными блоками первой ступени. Окончил Казанский авиационный институт. С 1953 по 1982 работал на различных должностях в КБ «Южное», г. Днепропетровск, Украина. С 1992 по 1993 – первый зам. ген. конструктора – главный конструктор темы в НПО «Энергия». Герой Социалистического Труда (1976). Лауреат Ленинской премии (1980). Д.т.н. (1978), автор и соавтор более 100 научных трудов, статей, изобретений. Награжден орденами Трудового Красного Знамени (1959, 1961). Настоял на проведении летных испытаний и обеспечил руководство пуском РН «Энергия» с КА «Полюс» 17.05.1987 г.

[F] На базе двигателя РД-170 НПО «Энергомаш» разработал двигатель РД-180, поставляемый в США для ракет-носителей Атлас-3, Атлас-5.

[G] Губанов Б.И. ТРИУМФ И ТРАГЕДИЯ «ЭНЕРГИИ». Размышления главного конструктора». Том 3: «Полет в небытие». Глава «Международная ракета».

[H] НИИХИММАШ – Научно-исследовательский институт химического машиностроения (г. Пересвет Московской обл.) – головной испытательный центр Российского космического агентства по стендовой отработке жидкостных двигателей, двигательных установок на различных компонентах топлива, а также по испытаниям космических аппаратов в термобарокамерах в условиях имитации космоса. Деятельность института как испытательного центра началась в 1949 г. проведением огневых испытаний двигателей первых ракет. Коллектив НИИХИММАШ принимал непосредственное участие в создании на космодроме Байконур универсального комплекса стенд-старт (УКСС), с которого осуществлен первый запуск РН «Энергия» с КА «Полюс». Именно руководство НИИХИММАШ вышло с предложением произвести первый запуск РН «Энергия» с КА «Полюс» с УКСС, не подвергая стартовый комплекс «Энергия–Буран» риску разрушения при аварийном пуске.

[I] 6СЛ – экспериментальная ракета с индексом 6С, доработанная в летном варианте.

 

[1] Королев Сергей Павлович (1907–1966). Советский ученый, конструктор и организатор производства ракетно-космической техники и ракетного оружия СССР, основоположник практической космонавтики. Дважды Герой Социалистического Труда (1956, 1961), лауреат Ленинской премии 1957), академик Академии наук СССР (1958).

[2] Щербицкий Владимир Васильевич (1918–1990). Советский партийный и государственный деятель. Член Политбюро ЦК КПСС (1971–1989), депутат Верховного Совета СССР (1958–1989), член Президиума Верховного Совета СССР (1972–1989), 1-й секретарь ЦК КП Украины (1972–1989). Дважды Герой Социалистического Труда (1974, 1977).

[3] Хрущев Никита Сергеевич (1894–1971). Советский партийный и государственный деятель. В годы Великой Отечественной войны член Военных Советов Юго-Западного направления, Сталинградского, Южного, Воронежского, 1-го Украинского фронтов. Первый секретарь ЦК КПСС (1953–1964), Председатель Совета Министров СССР (1958–1964). Герой Советского Союза (1964), трижды Герой Социалистического Труда (1954, 1957, 1961).

[4] «В свое время Сталин, открывая направление ракетной техники…». 13 мая 1946 г. вышло Постановление Совета Министров СССР «Вопросы реактивного вооружения», подписанное Председателем Совета Министров Союза ССР И. Сталиным. Постановление стало исходным пунктом по созданию реактивного вооружения и определило пути развития отечественной ракетной техники.

[5] Р-7 (разг. «семерка») – двухступенчатая межконтинентальная баллистическая ракета с отделяющейся головной частью массой 3 т и дальностью полета 8 тыс. км. Р-7 разработана в ОКБ-1 под руководством главного конструктора С.П. Королева. Постановление на ее разработку принято Правительством СССР 20.05.1954 г. Модификация Р-7А с увеличенной до 11 тыс. км дальностью состояла на вооружении РВСН СССР с 1960 по 1968 гг. На базе Р-7 создано целое семейство ракет-носителей среднего класса, до сегодняшнего времени позволяющих реализовывать программы освоения ближнего и дальнего космоса, в т.ч. программы пилотируемых полетов.

[6] Маленков Георгий Максимилианович (1902–1988). Советский государственный и партийный деятель. Член Оргбюро ЦК ВКП(б) (1939–1952), член ЦК КПСС (1939–1957), кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС (1941–1946), член Политбюро ЦК КПСС (1946–1957), секретарь ЦК КПСС (1939–1946, 1948–1953), Председатель Совета министров СССР (1953–1955). Курировал ряд важнейших отраслей оборонной промышленности, в том числе создание водородной бомбы и первой АЭС в мире. Герой Социалистического Труда (1943), три ордена Ленина (1943, 1945, 1952).

[7] Брежнев Леонид Ильич (1907–1982). Советский государственный, военный и партийный деятель. Первый секретарь ЦК КПСС (1964–1966), Генеральный секретарь ЦК КПСС (1966–1982), Председатель Президиума Верховного Совета СССР (1960–1964, 1977–1982). Маршал Советского Союза (1976). Герой Социалистического Труда (1961), четырежды Герой Советского Союза (1966, 1976, 1978, 1981).

[8] Первоначально ракета «Энергия» имела обозначение по индексу 11К25, она часто называлась по общему названию проекта «Буран». Так назывался орбитальный самолет, входящий в состав МКС «Энергия – Буран». Головной разработчик НПО «Энергия» – генеральный конструктор В.П. Глушко, разработчик планера орбитального корабля НПО «Молния» – генеральный конструктор Г.Е. Лозино-Лозинский.Первый и последний полет «Бурана» состоялся 17.11.1988 г. в беспилотном варианте с посадкой в автоматическом режиме.

[9] Устинов Дмитрий Федорович (1908–1984). Советский политический и военный деятель. Маршал Советского Союза (1976). Нарком вооружения СССР 1941 – 1946), Министр вооружения СССР (1946–1953), Министр оборонной промышленности СССР (1953–1957), Министр обороны СССР (1976–1984), член Политбюро ЦК КПСС (1976–1984). Дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), Герой Советского Союза (1978).

[10] Садовский Игорь Николаевич (1919–1993). Соратник С.П. Королева. Ученый, конструктор баллистических ракет дальнего действия с двигателями на твердом топливе, один из руководителей разработки и реализации проекта по созданию многоразовой космической системы «Энергия – Буран». Доктор технических наук (1981), профессор (1980). Награжден орденами Ленина (1971), Трудового Красного Знамени (1961), Знак Почета (1951, 1953, 1957). Лауреат Государственной премии СССР (1973).

[11] Вернер фон Браун (1912–1977). Германский, а с конца 1940-х годов – американский конструктор ракетно-космической техники, один из основоположников современного ракетостроения, создатель первых баллистических ракет, в т.ч. Фау-2. В США он стоял во главе программ по созданию боевых ракет дальнего действия и ракет-носителей. Руководитель разработок ракет-носителей серии «Сатурн» и космических кораблей серии «Аполлон» по программе полетов астронавтов США на Луну.

[12] Афанасьев Сергей Александрович (1918–2003). Советский государственный деятель, организатор работ по ракетно-космической технике. Первый министр общего машиностроения СССР (1965–1983), министр тяжелого и транспортного машиностроения СССР (1983–1987). Дважды Герой Социалистического Труда (1975, 1978). Лауреат Ленинской (1973) и Государственных (1952, 1976) премий СССР. Награжден семью орденами Ленина (1958, 1961, 1966, 1968, 1971, 1975, 1978).

[13] Н-1 – ракета-носитель сверхтяжелого класса. Разработка Н-1 началась в ОКБ-1 под руководством С.П. Королева на основании Постановления Правительства от 23 июня 1960 года «О создании мощных ракет-носителей, спутников, космических кораблей и освоении космического пространства в 1960–1967 гг.». Первоначально Н-1 предназначалась для вывода на околоземную орбиту тяжелой (75 т) орбитальной станции с перспективой обеспечения сборки тяжелого межпланетного корабля для полетов к Венере и Марсу. С началом «лунной гонки» Н-1 стала разрабатываться в качестве носителя космического корабля Л3 в комплексе Н1-Л3 советской лунно-посадочной пилотируемой программы. Н-1– трехступенчатая ракета, стартовая масса 2820 т, масса выводимого полезного груза на орбиту с высотой 200 км – 90 т, окислитель – кислород, горючее – керосин. Маршевые двигатели разрабатывались в авиадвигательном КБ Н.Д. Кузнецова (г. Самара). Проведено 4 пуска, все аварийные. В 1974 г. с приходом к руководству НПО «Энергия» В.П. Глушко и отсутствия поддержки Политбюро и Министерства общего машиностроения, несмотря на создание маршевых двигателей НК-33 многократного запуска, программа Н-1 была закрыта.

[14] Апрельский пленум 1985 г. Пленум ЦК КПСС состоялся 23 апреля 1985 года. На нем Генеральный секретарь ЦК КПСС М.С. Горбачев сообщил о планах широких реформ, направленных на всестороннее обновление общества, краеугольным камнем которых было названо «ускорение социально-экономического развития страны». Уже на этом пленуме началась замена членов Политбюро на сторонников Горбачева.

[15] Романов Григорий Васильевич (1923–2008). Советский партийный и государственный деятель. Кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС (1973–1976), член Политбюро ЦК КПСС (1976–1985), секретарь ЦК КПСС (1983–1985), первый секретарь Ленинградского обкома КПСС (1970–1983). Герой Социалистического Труда (1983).

[16] «Мир» («Салют-8») – орбитальная станция третьего поколения, представлявшая собой сложный многоцелевой научно-исследовательский комплекс. Работа над проектом началась в 1976 г. Головная организация НПО «Энергия». «Мир» впервые позволил реализовать модульный принцип построения орбитального комплекса. Базовый блок выведен на орбиту 20.02. 1986 г. В период 1987–1996 гг. к нему было пристыковано 6 целевых модулей, укомплектованных научной аппаратурой различного назначения. На станции побывало 15 экспедиций посещения, из них 14 – международных, работало 104 космонавта из 12 стран. В рамках программы «Мир – Шаттл» было осуществлено семь кратковременных экспедиций посещения с помощью кораблей «Атлантис», «Индевор», «Дискавери», во время которых на станции побывали 44 астронавта. За 15-летний период полета ОК «Мир», несмотря на нештатные ситуации и непрерывно ухудшающееся бюджетное финансирование, выполнено более 31200 экспериментов по основным направлениям научных исследований, из них по федеральной программе более 23600. В 2001 г. правительство РФ, ссылаясь на дороговизну дальнейшей эксплуатации, несмотря на многочисленные проекты спасения станции, приняло решение затопить «Мир». 23.03.2001 г. ОК «Мир» был затоплен в Тихом океане.

[17] «Зенит» – ракета-носитель (инд. 11K77) среднего класса. Разработана в КБ «Южное» им. академика М.К. Янгеля (г. Днепропетровск) в 1976–1985 гг. Генеральный конструктор В.Ф. Уткин. Разработка ракеты была санкционирована Постановлением ЦК КПСС и Совета Министров СССР от 16.03.1976 г. «Зенит» представляет собой двухступенчатую ракету с поперечным делением ступеней. Первая ступень оснащена четырехкамерным жидкостным ракетным двигателем РД-170 (окислитель – кислород, горючее – керосин), разработанным НПО «Энергомаш». Успешная разработка РН «Зенит» стала важнейшим фактором, повлиявшим на успешную реализацию программы создания ракетного блока А РН «Энергия». Блок первой ступени РН «Зенит» с некоторыми доработками использовался в качестве бокового ракетного блока (блока А) РН «Энергия» (в комбинации 4-х блоков А).

[18] Уткин Владимир Федорович (1923–2000). Ученый, конструктор, руководитель и организатор работ в области ракетно-космической техники. Участник Великой Отечественной войны. С 1971 – главный конструктор, а с 1979 – генеральный конструктор КБ «Южное», с 1990 – директор ЦНИИмаш. Дважды Герой Социалистического Труда (1969, 1976). Академик АН СССР (1984) и АН Украины (1976). Лауреат Ленинской (1964) и Государственной (1981) премий СССР. Награжден орденами Ленина (шестью), Красной Звезды (дважды), Трудового Красного Знамени, Отечественной войны II ст., «За заслуги перед Отечеством» I, III ст., медалями.

[19] Блок «А» – монтажно-испытательный корпус боковых ракетных блоков А РН «Энергия».

[20] Громыко Андрей Андреевич (1909–1989). Советский государственный и партийный деятель. Министр иностранных дел СССР (1957–1985), председатель Президиума Верховного Совета СССР (1985–1988). Возглавлял советскую делегацию на конференции в усадьбе Думбартон-Окс (г. Вашингтон, США) по созданию ООН (1944). Участвовал в подготовке и проведении Ялтинской конференции (1945), конференции в Потсдаме (1945). Руководитель делегации, подписавшей Устав ООН от имени СССР на конференции в Сан-Франциско (1945). Дважды Герой Социалистического Труда (1969, 1979), 7 орденов Ленина. Доктор экономических наук (1956).

[21] Весь пакет – ракета «Энергия» в полной сборке: центральный блок Ц (вторая ступень) с пристыкованными четырьмя ракетными блоками А (первая ступень). Ракетный блок А – доработанная первая ступень ракеты-носителя «Зенит» разработки КБ «Южное» (г. Днепропетровск), главный конструктор В.Ф. Уткин.

[22] Бакланов Олег Дмитриевич (1932). Советский государственный деятель, один из руководителей оборонной промышленности и ракетно-космической отрасли. Кандидат технических наук (1969). Министр общего машиностроения СССР (1983–1989). Секретарь ЦК КПСС (1988–1991). Герой Социалистического Труда (1976), лауреат Ленинской премии (1982). Под его руководством реализовывались космические программы, в т.ч. «Энергия – Буран».

[23] Шишкин Олег Николаевич (1932). Советский государственный деятель. Организатор и руководитель работ по созданию ракетно-космической техники. Заместитель министра общего машиностроения (1982–1989), министр общего машиностроения СССР (1989–1991). Герой Социалистического труда (1982). Лауреат Ленинской (1986), Государственных премий СССР.

[24] ЗЭМ – Завод экспериментального машиностроения ОКБ-1.

[25] «Прогресс» – Центральное специализированное конструкторское бюро «Прогресс» (ЦСКБ «Прогресс», г. Самара). Как самостоятельное предприятие ЦСКБ образовано в 1974 г. на базе филиала № 3 ОКБ-1. Начальником и главным конструктором ЦСКБ назначен Д.И. Козлов. В 1996 г. ЦСКБ и Самарский завод «Прогресс» были объединены в Государственный научно-производственный ракетно-космический центр «ЦСКБ-Прогресс».

[26] Надежность 0.95 – вероятность успешного пуска 95%.

[27] ВПК – Военно-промышленная комиссия при Президиуме Совета министров СССР.

[28] Максимов Александр Александрович (1923–1990). Генерал-полковник (1981), Герой Социалистического Труда (1984). Занимался разработкой, организацией производства, освоением и эксплуатацией ракетно-космической техники. Ленинская премия (1978), Государственная премия СССР (1968). Начальник Главного управления космических средств МО СССР (1974–1979).

[29] Корнеев Николай Михайлович (1928). Руководитель и специалист в области создания оборудования для стартовых и технических комплексов, к.т.н. (1979). В 1976–1993 гг. – первый зам. начальника – первый зам. генерального конструктора КБ общего машиностроения (КБОМ) им. В.П. Бармина, один из руководителей создания стартового комплекса МКС «Энергия – Буран». Лауреат Ленинской (1967) и Государственной (1985) премий СССР. Награжден орденами Ленина (1961), Трудового Красного Знамени (1957), Октябрьской Революции (1976) и др. орденами и медалями.

[30] Макаров Александр Александрович (1938). Ученый, специалист в области испытаний ракетно-космической техники, д.т.н., профессор. Как зам. директора НИИ химического машиностроения (НИИХИММАШ) руководил созданием УКСС. С 1988 г. директор НИИХИММАШ. Один из руководителей запуска ракеты-носителя «Энергия» с КА «Полюс». Заслуженный деятель науки РФ. Награжден орденами Ленина (1990), Трудового Красного Знамени (1971) и др. орденами и медалями.

[31] Горбачев Михаил Сергеевич (1931). Советский государственный и политический деятель. Генеральный секретарь ЦК КПСС (1985–1991), председатель Президиума Верховного Совета СССР (1988–1989), первый председатель Верховного Совета СССР (1989–1990). Первый и последний Президент СССР (1990–1991).

[32] Зайков Лев Николаевич (1923–2002). Советский государственный и партийный деятель, один из руководителей оборонной промышленности. Член Политбюро ЦК КПСС (1986–1990). 1-й секретарь Ленинградского обкома КПСС (1983–1985), 1-й секретарь Московского горкома КПСС (1987–1989). Герой Социалистического Труда (1971). Награжден орденами Ленина (трижды). Лауреат Государственной премии СССР (1975).

[33] Чебриков Виктор Михайлович (1923–1999). Советский государственный и политический деятель. Председатель КГБ СССР (1982–1988), секретарь ЦК КПСС (1988–1989), кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС (1983–1985), член Политбюро ЦК КПСС (1985–1989). Генерал армии (1983). Герой Социалистического Труда (1985). Лауреат Государственной премии СССР (1980).

[34] Соколов Сергей Леонидович (1911–2012). Советский военачальник. Маршал Советского Союза (1978). Герой Советского Союза (1980). Министр обороны СССР (1984–1987). Советник при Министерстве обороны РФ (1992–1997).

[35] Маслюков Юрий Дмитриевич (1937–2010). Советский и российский государственный и политический деятель, один из руководителей оборонной промышленности. Член Политбюро ЦК КПСС (1989–1990), первый заместитель Председателя Совета Министров СССР (1988–1990), первый заместитель Председателя Правительства России (1998–1999).

[36] Колбин Геннадий Васильевич (1927–1998). Советский политический деятель, первый секретарь ЦК Компартии Казахстана (1986–1989). Член ЦК КПСС (1981–1990), кандидат в члены ЦК (1976–1981), депутат Верховного Совета СССР 7, 9–11-го созывов.

[37] Назарбаев Нурсултан Абишевич (1940, Казахская ССР). Первый президент Республики Казахстан (1990). Глава правительства Казахской ССР (1984–1989), Первый секретарь ЦК Компартии Казахстана (1989–1991).

[38] Гудилин Владимир Евгеньевич (1938). Генерал-майор, доктор технических наук, начальник 6-го испытательного управления космодрома Байконур (1982–1989), руководитель подготовки и пуска ракеты-носителя «Энергия», ракетно-космической системы «Энергия–Буран».

[39] Бармин Владимир Павлович (1909–1993). Советский ученый в области механики, конструктор, руководитель работ по созданию пусковых установок систем залпового огня, наземного оборудования боевых и космически ракетных комплексов. Член первого Совета главных конструкторов. Герой Социалистического Труда (1956). Академик АН СССР (1966), академик РАН (1991), д.т.н. (1958), профессор (1960). Лауреат Ленинской (1957) и Государственных премийСССР (1943, 1967, 1977, 1985). Награжден орденами Ленина (1943, 1956, 1959, 1961, 1969, 1979), Кутузова I ст. и др. орденами и медалями.

[40] Встреча Горбачева в Рейкъявике (Исландия) с Рейганом состоялась 11–12.10.1986 г.

[41] МИК – монтажно-испытательный корпус.

[42] Мотовоз – дизель-поезд для доставки персонала на объекты космодрома.

[43] «Семерка» – см. Р-7.

[44] Домик Королева – небольшой дом на площадке № 2 космодрома Байконур, в котором останавливался С.П. Королев при пребывании на космодроме.

[45] Специальный груз – экспериментальная нагрузка спутник «Полюс» (массогабаритный макет «Скиф-ДМ») массой 80 т. Разработка КБ «Салют» (в н.вр. входит в состав ГКНПЦ им. М.В. Хруничева).

[46] Закон Паркинсона – эмпирический закон, сформулированный историком Сирилом Норткотом Паркинсоном в его сатирической статье, напечатанной в британском журнале «The Economist» в 1955 г. Паркинсон сформулировал первый, второй, третий закон, а также закон миссис Паркинсон на основе обширного опыта работы британских государственных учреждений.

[47] СОИ – Стратегическая оборонная инициатива – долгосрочная программа научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ для разработки широкомасштабной системы противоракетной обороны (ПРО) с элементами космического базирования, исключающей или ограничивающей возможное поражение наземных и морских целей из космоса. Объявлена президентом США Рональдом Рейганом в 1983 г.

[48] «Спейс шаттл» – американский многоразовый транспортный космический корабль. Шаттлы использовались в рамках осуществляемой НАСА государственной программы «Космическая транспортная система». Программа просуществовала с 1981 по 2011 г. Всего было построено 6 шаттлов: «Колумбия» (сгорел при посадке в 2003), «Челленджер» (взорвался во время запуска в 1986), «Дискавери», «Атлантис» и «Индевор», «Энтерпрайз» в космос не запускался. В общей сложности к 21.07.2011 г. шаттлы совершили 135 полетов, из них «Дискавери» – 39, «Атлантис» – 33, «Колумбия» – 28, «Индевор» – 25, «Челленджер» – 10. Запуски шаттлов производились по самостоятельным программам, по программам стыковки и работы с ОК «Мир» и Международной космической станцией.

[49] Станция «Альфа» – название одного из первых проектов Международной космической станции (МКС).

[50] «Сатурн» – имеется в виду ракета-носитель США сверхтяжелого класса «Сатурн-5», созданная для осуществления программы полетов астронавтов на Луну на лунных модулях «Аполлон». Ракета трехступенчатая, масса выводимого полезного груза на траекторию к Луне 47 т. С 1967 по 1973 гг. совершено 13 запусков со стартового комплекса Космического центра им. Джона Ф. Кеннеди. Программа закрыта.

[51] ЦПКиО – Центральный парк культуры и отдыха в Москве. 


Источники:

  • Губанов Б.И. «Триумф и трагедия "Энергии". Размышления главного конструктора». Н.Новгород: Изд-во Нижегородского института экономического развития, 1998.

  • Филин В.М. «Путь к "Энергии"». Изд. дом «ГРААЛЬ», 1996

  • «Военный энциклопедический словарь Ракетных войск стратегического назначения». М.: Научное изд-во «Большая российская энциклопедия», 1999

  • «Космонавтика и ракетостроение России. Биографическая энциклопедия». М.: Изд. дом «Столичная энциклопедия», 2011

  • «Многоразовый орбитальный корабль "Буран"». М.: Изд-во «Машиностроение», 1995.

  • «Ракетно-космическая корпорация "Энергия" им. С.П. Королева». 1996.

  • Сайты предприятий и организаций

Содержание этого поля является приватным и не предназначено для показа.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <div> <pre> <address> <h1> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

© РГАНТД, 2002–2016
Использование материалов сайта РГАНТД допускается только после письменного согласия администрации сайта.
При использовании материалов сайта указание источника (РГАНТД) и гиперссылки на http://rgantd.ru обязательно!

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Сайт ВНИИДАД Сайт 'Вестник архивиста' Официальный портал РОИА Официальный сайт Роскосмоса