Титов Г.С.: «Голубая моя планета…». К 50-летию первого суточного полета на космическом корабле «Восток-2».

Версия для печати

Герман Степанович Титов родился 11 сентября 1935 г. в с. Верхнее Жилино Косихинского района Алтайского края в семье учителя русского языка и литературы. В 1938 г. семья переехала в с. Полковниково, а с 1942 г., после ухода на фронт отца Степана Павловича Титова, дети – Герман и Земфира вместе с матерью – Александрой Михайловной жили в поселке Майское утро, где Г.С. Титов пошел в школу. В 1946 г. семья возвращается в с. Полковниково, где Г.С. Титов в 1951 г. окончил семилетку. Среднюю школу Г.С. Титов окончил в с. Налобиха в 1953 г. Еще в школе Герман увлекся техникой. Вначале это был кинопроекционный аппарат, который он самостоятельно изучил и вскоре крутил фильмы в сельском клубе. Затем он научился водить автомобиль и трактор. Титов также увлекался радиотехникой: собрал самодельный радиоприемник и работал в школьном радиоузле; участвовал в создании школьной электростанции. 

В 1953 г. Г.С. Титов поступил в 9-ю военную авиационную школу первоначального обучения летчиков ВВС в г. Кустанае Казахской ССР и окончил ее в 1955 г. В том же году он поступил в г. Новосибирске в Сталинградское военно-авиационное училище летчиков им. Краснознаменного Сталинградского пролетариата. В авиационной школе и училище Титов освоил пилотирование самолетов ЯК-11, ЯК-18, УТИ МиГ-15, МиГ-15 бис. В 1957 г. Г.С. Титов, окончив училище по первому разряду, получив диплом с отличием, квалификацию «военный летчик», воинское звание «лейтенант», был направлен для прохождения службы в 26-й гвардейский истребительный авиационный полк 41-й истребительной авиадивизии 76-й воздушной армии Ленинградского военного округа, где летал на самолетах МиГ-15. В 1959 г. Г.С. Титову было присвоено звание старший лейтенант, и в октябре т.г. в должности «старший летчик» он был переведен в 103-й гвардейский истребительный авиационный полк той же дивизии.

В том же году, 5 января 1959 г. вышло постановление ЦК КПСС и Совмина СССР № 22-10сс «О медицинском отборе кандидатов в космонавты, а 22 мая 1959 г. постановление ЦК КПСС и Совмина СССР № 569-264 «О подготовке человека в космическое пространство», в соответствии с которым, начиная с августа 1959 г., проводился отбор кандидатов в космонавты в частях ВВС на европейской части страны авиационными врачами и врачебно-летными комиссиями.

Приведем данные предварительного отбора кандидатов в космонавты в 1959 г. из совместного отчета ГНИИИАиКМ, НИАГ и ЦПК «Разработка основных принципов отбора членов экипажа ракетных летательных аппаратов»: «[…] Задачей этого этапа было ориентировочное выявление и отбор лиц, которые по ряду своих качеств (образование, здоровье, морально-политический облик и т.д.) соответствуют требованиям и могут быть допущены к прохождению дальнейших этапов отбора.

В соответствии с приказом Главнокомандующего ВВС № 00187 от 13.8.59 г. и на основании директивы Генерального Штаба, медицинская комиссия провела отбор кандидатов в космонавты среди летного состава ВВС. Отбор проводился в истребительных дивизиях 26 ВА, 57 ВА, 48 ВА, 69 ВА, 76 ВА, 30 ВА ВВС МВО, а также в КВВА ВВС, академии им. Жуковского и ГК НИИ ВВС. Одновременно силами врачебных комиссий, организованных в ВВС ПВО и ВМС, такой же отбор проводился в истребительных авиационных полках ПВО и ВМС. В своей работе комиссии руководствовались специальной инструкцией, утвержденной Зам. Главнокомандующего ВВС по боевой подготовке генерал- полковником авиации тов. Агальцовым Ф.А. К работе комиссией привлекались командиры и начальники политотделов дивизий, дивизионные врачи и представители особых отделов. Работая в частях члены комиссии детально изучили документацию летного состава (личное дело, летные и медицинские книжки), в беседах с командирами и начальниками получали характеристику на интересующих лиц. Работа заканчивалась личной беседой с летчиками.

Всего были изучены документальные данные 3461 летчиков-истребителей. Из них в частях ВВС – 1522 чел., ПВО – 984 чел., ВМФ – 950 чел.; в результате изучения документальных данных и на основании характеристик командования было отобрано 347 летчиков, с которыми проведены личные беседы. Из них в частях ВВС – 213 чел., ПВО – 89 чел., ВМФ – 45 чел.

При проведении личных бесед строго соблюдался принцип добровольности, при этом отказалось от участия в подготовке к космическим полетам 53 чел. (ВВС – 45 чел., ПВО – 5 чел., ВМФ – 3 чел.). Были признаны негодными 74 чел. (ВВС – 33 чел., ПВО – 28 чел., ВМФ – 13 чел.).

Таким образом, в результате проведенной работы были признаны годными для прохождения следующего этапа отбора – обследования в НИАГ – 225 летчиков (ВВС – 140 чел., ПВО – 56 чел., ВМФ – 29 чел.). На всех отобранных кандидатов в космонавты составлены подробные характеристики, отражающие, помимо анкетных данных, особенности личности летчика».

(РГАНТД. Ф. 14. Оп. 1. Д. 20. Лл. 21, 22. Подлинник).

***

К февралю 1960 г. после прохождения медицинских обследований получили допуск для подготовки к космическому полету 20 человек. Среди них был и старший лейтенант Г.С. Титов. Вот его слова: «Мы – летчики, как приехали, сразу, конечно, летать и никаких вопросов. Мы не мыслили себе нашу подготовку без летной подготовки. Но когда мы стали этим всем заниматься, то поняли, что тренировки напряженные. Ведь надо было сделать из нас хорошо физически готовых парней (это было непременное условие), хоть мы и не слабенькие были, но нужна была специальная подготовка. Это первое. Второе. Нужно было самым тщательным образом изучить новую для нас космическую технику, в которой мы не очень-то хорошо разбирались. А уж теория космического полета, автоматическая система управления космическим кораблем и т.д., системы терморегулирования, которые мы, летчики, не представляли… У нас на самолетах все проще было».

(РГАНТД. Ф. 99. Ед.хр. 99. Ед.хр. 392. Фонозапись на магнитной ленте).

***

Приведем фрагменты из краткого отчета начальника Центра подготовки космонавтов Е.А. Карпова: «В соответствии с Постановлениями ЦК КПСС и Совета Министров СССР № 22-10сс от 5.01.1959 г., № 569-264 от 22.05.1959 г., а также № 866-361сс от 3.08.1960 г., направленными на подготовку человека к космическому полету, в феврале 1960 года был закончен отбор кандидатов в состав слушателей-космонавтов из числа летчиков-истребителей войсковых частей ВВС и проведено их госпитальное обследование. В марте 1960 г. 20 человек были отобраны и назначены в ЦПК ВВС для проведения с ними специальных испытаний, тренировок и теоретического обучения.

В октябре месяце 1960 г. приказом Главнокомандующего ВВС № 00176 от 11.10.60 г., а затем 00220 от 27.12.60 г. из числа слушателей-космонавтов ЦПК ВВС была создана специальная группа для ускоренной подготовки к первому космическому полету.

В состав группы были введены: капитан Быковский В.Ф., капитан Карташов А.Я., капитан Николаев А.Г., капитан Попович П.Р., ст. лейтенант Гагарин Ю.А., ст. лейтенант Титов Г.С., ст. лейтенант Нелюбов Г.Г.

Для слушателей этой группы был разработан календарный план обучения, специальных испытаний и тренировок. В основу плана положена программа подготовки космонавтов, утвержденная Межведомственным научно-техническим советом по космическим исследованиям АН СССР и Главнокомандующим Военно-Воздушными Силами. В настоящее время план реализуется.

Подготовка космонавтов складывалась из комплекса специальных медицинских исследований, испытаний и тренировок, разносторонней общефизической подготовки, изучения объекта «Восток-3А», а также специальных теоретических курсов, знание которых необходимо для успешной подготовки к предстоящим полетам.

За истекшие 10 месяцев (с марта 1960 г. по январь 1961 г.) с каждым слушателем-космонавтом специальной группы ЦПК ВВС были проведены следующие специальные испытания и тренировки:

1. с целью проверки переносимости умеренных степеней кислородного голодания и больших разрежений барометрического давления слушатели были подвергнуты четырехкратному испытанию в барокамере: на «высотах» 5000-6000 метров без дополнительного питания кислородом и «высотах» 14000-15000 м при дыхании кислородом под избыточным давлении. Данные контроля за пульсом, артериальным давлением, дыханием и внешним видом исследуемых, а также анализ электрофизиологических регистраций позволяют судить о том, что все слушатели специальной группы показали хорошую переносимость гипоксии и больших степеней разрежения барометрического давления;

2. с целью проверки переносимости действия перегрузок, а также в ознакомительных и тренировочных целях слушатели подвергались испытаниям на центрифуге. Дважды – при действии перегрузок 3-8 кратных величин до 40 сек. в направлении «голова-таз» и 7 раз при действии перегрузок 7-12 кратных величин до 13 минут в направлении «грудь-спина».

3. с целью определения индивидуальных особенностей нервно-психической устойчивости каждым слушателем было проведено испытание в условиях длительного одиночества (10-15 суток) при отсутствии внешней информации. Испытание проводилось в специально приспособленных сурдокамере или барокамере.
При этом исследовались реакции нервно-психической сферы, сердечно-сосудистой и дыхательной систем, изучались обмен веществ и пищевой рацион; уточнялись некоторые вопросы регенерации воздуха.
Анализ полученных данных показал, что все слушатели специальной группы хорошо перенесли испытание в условиях длительного одиночества и проявили высокий уровень функциональных возможностей нервно-психической сферы;

4. учитывая возможность повышения, в аварийных ситуациях, температуры воздуха в кабине космического корабля, были проведены ознакомительные и тренировочные испытания в термокамере.
С каждым слушателем проведено девять испытаний и тренировок при температуре воздуха +70°С и влажности до 10% со временем пребывания в этих условиях от 30 минут до 2 часов.
Установлено, что все слушатели отличаются высоким уровнем устойчивости к тепловой нагрузке. Принятая схема тренировки обеспечила существенное повышение теплоустойчивости: время переносимости указанной температуры и влажности увеличилось с 70-90 мин. до 120-130 минут;

5. с целью выявления индивидуальной переносимости вибраций было проведено одно испытание на вибростенде. При этом были применены вертикальные вибрации частотой 50 герц и амплитудой колебаний 0,5 мм, которые действовали в течение одного часа.
Все слушатели показали хорошую переносимость указанных воздействий. Нарушений физиологических функций (пульс, артериальное давление, ЭКГ, дыхание) при этом не отмечено;

6. в период с 20.05. по 15.07.60 г. в ГК НИИ ВВС на аэродроме Чкаловская были проведены ознакомительно-тренировочные полеты на самолете УТИ-МиГ-15, переоборудованном для создания условий невесомости.
Каждый слушатель участвовал в четырех – пяти полетах. В каждом полете производилось по три горки. Время пребывания в условиях невесомости на каждой параболе 35-40 сек., суммарное время – 6-8 мин. В полетах изучались: функции сердечно-сосудистой и дыхательной систем, координация движений, острота зрения. Кроме того, изучалась возможность приема воды, твердой и пастообразной пищи, условия ведения радиосвязи (функция речи).
Результаты исследований показывают, что все слушатели хорошо перенесли состояние невесомости указанной продолжительности. При этом все они убедились в возможности нормального приема пищи и воды, выполнения точных координированных актов (письмо), чтения (зрительная функция), а также ведения радиосвязи (речь) и визуальной ориентировки в полете;

7. с целью закрепления навыков пользования парашютом летом 1960 г. была проведена парашютная тренировка, в процессе которой каждым слушателем выполнено 35-37 прыжков.
Парашютные прыжки совершались с высот 800-4000 метров, при задержках раскрытия парашюта до 50 секунд. Приземление производилось на твердый грунт при скорости ветра до 8 м/сек. Один прыжок был совершен на воду.
В результате выполнения программы слушатели получили хорошую эмоционально-волевую тренировку и выработали устойчивые навыки выполнения элементов парашютного прыжка (раскрытие купола парашюта в точно заданное время, умение управлять телом при свободном падении и др.). Всем слушателям спецгруппы присвоено звание «инструктор парашютно-десантной службы»;

8. проверкой физической подготовленности, которая проводилась вскоре после прибытия слушателей в ЦПК ВВС, было установлено, что все они были плохо физически тренированными.

Физическая подготовка слушателей была организована в два этапа. На первом этапе (март-сентябрь 1960 г.) основное внимание было направлено на повышение общей физической подготовленности и тренированности. При этом занятии проводились групповым методом, физическая нагрузка и применяемые средства были общими для всей группы. За 5-6 месяцев у слушателей значительно повысилась общая физическая подготовленность, улучшились силовые качества и координация движений.

На втором этапе занятия проводились индивидуально-групповым методом и имели целью индивидуально совершенствовать менее всего развитые качества и навыки. Особенностью второго этапа подготовки являлось введение в занятия физических нагрузок повышенной интенсивности и длительности. С целью совершенствования волевых качеств в занятия по физической подготовке вводились упражнения, выполнение которых требовало большого эмоционально-волевого напряжения (прыжки в воду с вышки и трамплина, горнолыжная подготовка). С этой же целью в занятия вводились элементы соревнования. Кроме ежедневных утренних физических занятий продолжительностью по 40-50 мин., в 1960 году было проведено 279[1] часов плановых учебных занятий, которые проводились 3-5 раз в неделю.

В процессе всех перечисленных специальных испытаний и тренировок постоянно осуществлялся медицинский отбор. Он проводился путем систематического медицинского контроля и углубленных клинико-физиологических исследований. Анализ полученных данных показывает, что все слушатели-космонавты спецгруппы по состоянию здоровья, физиологическим реакциям и компенсаторным возможностям организма, а также по уровню общефизической подготовленности и тренированности вполне соответствуют требованиям, предъявляемым к космонавтам.

Программа теоретической подготовки складывалась из изучения следующих дисциплин:

№№ п/п Наименование дисциплин Планировалось (в часах) Выполнено (в часах) Средний балл[2]
1. Марксистско-ленинская подготовка 46 46 (60) 4,6
2. Ракетная и космическая техника 60 96 4,8
3. Конструкция объекта «Восток-3А» 80 89 Зачет
4. Основы космической и авиационной медицины.
Обеспечение жизнедеятельности в космическом полете.
196 122 Зачет
5. Специальный курс астрономии 17 33 4,7
6. Специальный курс геофизики 22 22 4,3
7. Специальный курс киносъемки 55 65 5,0
  Всего: 476 506[3] 4,7

 

Приведем данные общефизической подготовки, испытания в тепловых камерах, оценка переносимости ускорений «спина-грудь» слушателей-космонавтов из совместного отчета ГНИИИАиКМ, НИАГ и ЦПК «Разработка основных принципов отбора членов экипажа ракетных летательных аппаратов»: «[…] Из физкультурного анамнеза было установлено, что физической культурой и спортом большинство слушателей-космонавтов до зачисления в Центр подготовки космонавтов (ЦПК) занимались несистематически.

Проверка физической подготовленности в марте-апреле 1960 г. показала, что слушатели-космонавты физически подготовлены слабо. Большинство слушателей могло подтянуться на перекладине от 2-х до 5 раз, удержать «угол в висе» не более 1-5 сек. При выполнении гимнастических упражнений отмечалась скованность, угловатость и плохая координация движений. Недостаточно было развито качество выносливости. Это проявилось в быстром утомлении на занятиях физической подготовкой. Например, уже после 30-40 мин. игры в волейбол или 3-5 мин. игры в баскетбол многие слушатели жаловались на усталость, боли в мышцах. Особенно плохая выносливость выявлялась на занятиях плаванием и бегом. Выраженное утомление наступало через 2-3 мин. после начала заплыва или бега.

Учитывая плохую физическую подготовленность и недостаточно общую тренированность большинства слушателей-космонавтов перед физической подготовкой были поставлены следующие задачи.

  1. Повысить общую и скоростную выносливость.
  2. Развить силовые качества и улучшить координацию движений.
  3. Подготовить организм к перенесению достаточно интенсивных и длительно продолжающихся физических напряжений.

Для решения поставленных задач были использованы следующие виды физической культуры: гимнастика, акробатика, плавание, прыжки в воду, легкая атлетика, спортивные игры (волейбол, баскетбол, футбол), тяжелая атлетика, специальные снаряды (батут, гимнастические колеса), кроссовая подготовка, коньки и лыжи. Физическая подготовка слушателей проводилась в два этапа:

  • 1 этап – март-август месяцы 1960 г.
  • 2 этап – сентябрь 1960 г. – февраль 1961 г.

На первом этапе тренировки основными задачами являлись: повышение общей выносливости слушателей, развитие у них отдельных двигательных качеств.

Тренировочные занятия строились по принципу разностороннего воздействия на организм. Наибольшее количество часов было отведено плаванию, прыжкам в воду, легкой атлетике и спортиграм. Занятия проводились 3-5 раз в неделю, кроме этого с июня месяца ежедневно проводилась утренняя гигиеническая гимнастика по 20-25 мин., а с июля по 40 мин.

Помимо критериев результативности физической подготовки и спортивной тренировки (эти данные подробно приводятся в отчете по теме № 5928) коллективом сотрудников ЦПК была проведена дифференцированная оценка по комплексу достижений по разным видам физкультуры и спорта (проведена через 11 месяцев после начала занятий). Приводим эти данные:

  1. Титов Г.С. – первое место
  2. Гагарин Ю.А. и Быковский В.Ф. – 2-3 место
  3. Нелюбов Т.Т. и Попович П.Р. – 4-5 место
  4. Николаев А.Г. – 6 место.

Согласно комплексной оценки достижений в различных видах физкультуры и спорта остальные кандидаты в космонавты были оценены как хорошо физически подготовленные, было также указано на способность переносить интенсивные и длительные напряжения. Удовлетворительную оценку получили шесть космонавтов. В одном случае было указано на необходимость совершенствования сложных двигательных координаторных навыков.

Таким образом, в процессе проведения тренировок удалось выделить наиболее подготовленных лиц.

Данные по парашютной подготовке

Построение парашютной подготовки космонавтов обосновывалось следующими положениями:

1. Необходимость овладения техникой и практикой парашютирования для выработки соответствующих навыков к предстоящему полету в космос:

  • Для случаев, где парашютирование может входить как основной элемент штатного покидания кабины корабля при возвращении на Землю;
  • Для случаев, где парашютирование будет элементом покидания кабины корабля при аварийной ситуации.

2. Необходимость совершенствовать, умение владеть своим телом при отсутствии площади опоры, выработки эмоционально волевой устойчивости к условиям свободного перемещения в пространстве. Эти положения требовали значительно более высокого уровня парашютной подготовки, чем обычный уровень парашютной подготовки военных летчиков. В связи со спецификой подготовки космонавтов большое значение придавалось умению владеть своим телом в условиях свободного падения.

Большие требования предъявлялись также к точности приземления в условиях повышенной скорости ветра.

Слушатели-космонавты овладели парашютным делом в объеме соответствующим уровню парашютной подготовки «Инструктора парашютно-десантной службы ВВС».

Приводим данные суммарной оценки в выполнении поставленных задач. Высокие показатели были показаны Волыновым Б.В., Титовым Г.С., Гагариным Ю.А., Леоновым А.А., Николаевым А.Г., Шониным Г.С. и Поповичем П.Р. […]

В целом результаты парашютной подготовки еще задолго до ее окончания давали основание для сопоставления их с результатами общей физической подготовки. По итогам парашютной подготовки была выбрана группа, наиболее успешно справившаяся с поставленными задачами.

Данные испытаний в тепловых камерах

Проведение испытаний в тепловых камерах проводилось с целью изучения индивидуальной переносимости высоких температур окружающей среды и повышения устойчивости к воздействию тепла. Этот вид тренировки проводился на основании следующих положений:

1. Необходимость исследования индивидуальной устойчивости кандидатов в космонавты к перегреву:

  • в связи с возможностью возникновения высоких температур в кабине корабля при космическом полете, если не в штатном режиме полета, то в аварийной ситуации;
  • в связи с возможностью перегрева при приземлении в условиях жаркого климата.

Помимо этого, тепловое воздействие, как один из видов неспецифического воздействия, представляло собой не только хорошую функциональную пробу, но и средство повышения общей выносимости организма как к теплу, так и другим неспецифическим видам стресса. По этому вопросу имеется значительный опыт, накопленный в ГНИИИАиКМ.

Подробное описание проведения тренировок, их результативности, особенности рекций организма дается в отчете по теме № 5928. здесь же следует указать, что все кандидаты в космонавты показали достаточно высокий уровень устойчивости к тепловым нагрузкам, достаточно быструю приспособляемость к воздействию высоких температур и обнаружили увеличение времени переносимости температур порядка +70°С в среднем свыше 50% первоначального времени.

Так, Титов Г.С., Попович П.Р., Николаев А.Г., Комаров В.М., Горбатко В.В. показали увеличение времени от 53 до 92%. Гагарин Ю.А., Нелюбов Г.Г., Быковский В.Ф. – от 28 до 42%. Остальные космонавты от 6 до 18%. Случаев пониженной переносимости не было.

Оснований (по фактически полученным результатам) для более детальной дифференцированной оценки по результатам проведенной тренировки не было, однако и эти испытания позволили выбрать из всей группы лиц наиболее устойчивых к тепловым перегрузкам […]».

(РГАНТД. Ф. 14. Оп. 1. Д. 20. Л. 76-79, 82, 83.109, 110. Подлинник).

***

Показательна таблица динамики изменений силовых качеств космонавтов за период с марта по сентябрь 1960 г.

№№ п/п Фамилия Число подтягиваний на перекладине Держание угла «в висе» на перекладине в сек.
март 1960 г. сентябрь 1960 г. март 1960 г. сентябрь 1960 г.
1. Титов Г.С. 9 15 16 42
2. Хрунов Е.В. 7 14 10 29
3. Волынов Б.В. - 15 - 23
4. Нелюбов Г.Г. 5 13 6 22
5. Заикин Д.А. - 12 6 13
6. Леонов А.А. 10 11 - 18
7. Николаев А.Г. 5 11 8 35
8. Филатьев В.И. - 10 - 25
9. Попович П.Р. 6 10 7 13
10. Аникеев И.Н. 6 10 4 25
11. Горбатко В.В. 6 9 - 23
12. Шонин Г.С. 4 9 6 18
13. Комаров В.М. 6 8 не проверялся в связи с операцией
14. Быковский В.Ф. 3 9 3 7
15. Гагарин Ю.А. 6 8 15 24
16. Рафиков М.З. - 6 - 11
17. Беляев П.И. 8 6 0 0

(РГАНТД. Ф. 14. Оп. 1. Д. 21. Л. 65. Машинопись. Подлинник).

***

В ходе подготовки к первым космическим полетам проводилось ознакомление космонавтов с состоянием невесомости и изучение индивидуальных реакций их организмов. Приведем выдержки из совместного отчета по научно-исследовательской работе, выполненной совместно ГК НИИ ВВС и ГНИИИАиКМ,: «В соответствии с планом научно-исследовательских работ ГНИИИАиКМ и согласно приказу Главнокомандующего ВВС № 0085 от 19 мая I960 г. и приказу ГК НИИ ВВС № 00238 от 11 мая 1960 г. на аэродроме Чкаловская были проведены летные исследования по теме: "Разработка основных принципов тренировки членов экипажа ракетных летательных аппаратов" раздел: "Ознакомление космонавтов с состоянием невесомости и изучение индивидуальных реакций организма человека". Целями проведения данной научно-исследовательской работы в воздухе являлись:

  • Ознакомление космонавтов с состоянием невесомости, переходом от перегрузок к невесомости и от невесомости к перегрузкам;
  • Изучение функций сердечно-сосудистой и дыхательной систем, а также координации произвольных движений космонавтов при выполнении полетов по параболической горке;
  • Определение переносимости космонавтами состояния невесомости для решения экспертных вопросов.

Работа выполнялась совместно представителями ГНИИИАиКМ, ГК НИИ ВВС. Летные исследования проводились на специально оборудованном в ГК НИИ ВВС самолете УТИ МиГ-15 № 1062-22.

Органы управления второй кабины были сняты вследствие того, что они мешали проведению летных исследований.

Полеты были начаты 11 мая 1960 г. и окончены 15 июля 1960 г. За время проведения летной части исследований выполнено 103 полета с налетом 56 часов 20 мин. Состояние невесомости создавалось при выполнении параболической горки. В каждом выполнялась одна или три параболических горки в зависимости от задания. Летные исследования были проведены в два этапа:

  • первый этап - 15 полетов (методический) проводился с летчиками ГНИИИАиКМ и имел целью отработку основных методических приемов исследования и накладку физиологической регистрирующей аппаратуры;
  • второй этап - 87 полетов (основной) проводился со слушателями-космонавтами в/ч 26266 по отработанным на 1-м этапе методикам и имел целью:
  1. Ознакомление слушателей-космонавтов с состоянием невесомости.
  2. Изучение функций сердечно-сосудистой и дыхательной систем организма космонавтов в состоянии невесомости и в переходные периоды от перегрузок к невесомости и от невесомости к перегрузкам.
  3. Изучение координации движений, остроты зрения, а также приема пищи, ведения радиосвязи (функции речи) в состоянии невесомости.

В летных исследованиях принимали участие:

  • два ведущих летчика ГК НИИ ВВС, к[апита]н Медведев С.С. и майор Прытков Е.П., которые выполняли соответственно 89 и 14 полетов на первом и втором этапах летных исследований;
  • три врача-летчика ГНИИИАиКМ майор Лазарев В.Г., майор Федоров Н.А. и майор Камышев И.Л., с которыми выполнены 15 полетов соответственно 5, 6 и 4 на первом этапе летных исследований;
  • двадцать человек слушателей-космонавтов в/ч 26266:
  1. инженер-капитан Комаров В.M.
  2. капитан Волынов Б.В.
  3. капитан Николаев А.Г.
  4. капитан Филатьев В.И.
  5. капитан Заикин Д.А.
  6. капитан Быковский В.Ф.
  7. ст. лейтенант Леонов А.А
  8. ст. лейтенант Титов Г.С.
  9. ст. лейтенант Нелюбов Г.Г.
  10. капитан Рафиков М.З.
  11. ст. лейтенант Варламов B.C.
  12. ст. лейтенант Бондаренко В.В.
  13. ст. лейтенант Карташов А.Я.
  14. майор Беляев П.И.
  15. капитан Попович П.Р.
  16. ст. лейтенант Гагарин Ю.А.
  17. ст. лейтенант Аникеев И. Н.
  18. ст. лейтенант Горбатко В.В.
  19. ст. лейтенант Шонин Г.С.
  20. ст. лейтенант Хрунов Е.В.

Первые 13 человек слушателей-космонавтов выполнили по 4 полета. Остальные 7 человек - по 5 полетов.

Заключение

Произведенное исследование слушателей-космонавтов на самолете УТИ МиГ-15 с повторным пребыванием в условиях невесомости продолжительностью до 40 сек. позволило ознакомить космонавтов с ощущениями этого состояния, оценить реакции сердечно-сосудистой системы и дыхания в условиях невесомости и перемежающего влияния перегрузок и невесомости, изучить некоторые вопросы координации движений, а также исследовать остроту зрения, функции речи и возможность приема пищи в этих условиях.

Выводы

  1. Все слушатели-космонавты хорошо перенесли состояние невесомости продолжительностью до 40 сек. и могут быть допущены к выполнению кратковременного космического полета.
  2. В процессе исследования определены индивидуальные особенности в реакциях слушателей-космонавтов в условиях невесомости и перемежающего влияния перегрузок и невесомости. Выявлены наиболее устойчивые слушатели к этим воздействиям и данных режимах полета.
  3. Наилучшие результаты показали: капитан Попович П.Р., капитан Волынов Б.В., ст. лейтенант Гагарин Ю.А., ст. лейтенант Титов Г.С., капитан Быковский В.Ф., капитан Николаев А.Г., майор Беляев Л.И., ст. лейтенант Шонин Г.С, инженер-капитан Комаров B.М.
  4. Исследование показало, что в условиях невесомости продолжительностью до 40 сек возможно нормальное осуществление приема жидкой, полужидкой и твердой пищи, воды (жевание, глотание), выполнение сложных координаторных актов, ведение радиосвязи (речеобразование) и чтения (зрительная функция), а также визуальной ориентировки в пространстве.

Профессор, полковник м/с Яздовский В.И.
К.м.н., полковник м/с Гуровский Н.Н.
К.м.н, Инженер-полковник Клоков А.С.
Подполковник м/с Юганов Е.М.
Подполковник м/с Якубов Б.А.
Подполковник м/с Коновалов А.М.
Подполковник м/с Касьян И.И.
Инженер-майор Синичкин Л.А.
Майор Пыркин Е.П.
Майор м/с Ешанов Н.Х.
Капитан Медведев С.С.
Инженер-капитан Клевцов М.И.
Капитан м/с Мясников В.И.
Служащий Георгиевский В.В.».

(РГАНТД. Ф.14. Оп. 1. Д. 11. Лл. 30-33, 152, 153, 157,158. Подлинник. Подписи-автографы)

***

Проводились занятия по парашютной подготовке:

« […]Построение парашютной подготовки космонавтов обосновывалось следующими положениями:

2. Необходимость овладения техникой и практикой парашютирования для выработки соответствующих навыков к предстоящему полету в космос:

в) для случаев, где парашютирование может входить как основной элемент штатного покидания кабины корабля при возвращении на Землю;

г) для случаев, где парашютирование будет элементом покидания кабины корабля при аварийной ситуации.

3. Необходимость совершенствовать, умение владеть своим телом при отсутствии площади опоры, выработки эмоционально волевой устойчивости к условиям свободного перемещения в пространстве. Эти положения требовали значительно более высокого уровня парашютной подготовки, чем обычный уровень парашютной подготовки военных летчиков. В связи со спецификой подготовки космонавтов большое значение придавалось умению владеть своим телом в условиях свободного падения.

Большие требования предъявлялись также к точности приземления в условиях повышенной скорости ветра.

Слушатели-космонавты овладели парашютным делом в объеме соответствующим уровню парашютной подготовки «Инструктора парашютно-десантной службы ВВС».

Высокие показатели были показаны Волыновым Б.В., Титовым Г.С., Гагариным Ю.А., Леоновым А.А., Николаевым А.Г., Шониным Г.С. и Поповичем П.Р. Не так хорошо сложные двигательные навыки при парашютной подготовке усваивал Филатьев В.И.

В целом результаты парашютной подготовки еще задолго до ее окончания давали основание для сопоставления их с результатами общей физической подготовки. По итогам парашютной подготовки была выбрана группа, наиболее успешно справившаяся с поставленными задачами.

(РГАНТД. Ф. 14. Оп. 1. Д. 20. Л. 80, 81. Подлинник).

***

Приведем фрагментарно данные, полученные в ходе парашютной подготовки Г.С. Титова:

«Старший лейтенант ТИТОВ Г.С.

Выполнил 37 парашютных прыжков с задержкой раскрытия парашюта от 5 до 50 секунд, в том числе один прыжок на воду. Итоговая оценка руководителя подготовки «хорошо». Уровень парашютной подготовки соответствует званию «Инструктора парашютно-десантной службы».

Жалоб на состояние здоровья не предъявлял.

Заболеваний за весь период подготовки не было. Аппетит хороший. Сон спокойный, глубокий.

Быстро адаптировался к специфике парашютной тренировки.

Сердце: до прыжков отмечался нечистый первый тон, с коротким систолическим шумом у верхушки сердца; после прыжков приглушенность сердечных тонов и некоторое усиление систолического шума в положении лежа.

Со стороны внутренних органов патологических изменений не отмечено.

Волевые процессы отличались устойчивостью.

Формирование двигательных навыков протекало легко, без осложнений.

Выработанные навыки выполнения парашютных прыжков отличались высокой устойчивостью.

Заключение.

Здоров. Успешно овладел всеми элементами парашютного прыжка и выполнял их на высоком уровне. Реакции сердечно-сосудистой системы и нервно-психической сферы отличались постоянством и не выходили за пределы нормальных отклонений. Формирование двигательных навыков протекало без осложнений.

Ведущий физиолог 2 отдела ЦПК ВВС подполковник м/с Хлебников,
ведущий невропатолог 2 отдела ЦПК ВВС подполковник м/с Якубов.

Согласен: Начальник 2 отдела ЦПК ВВС полковник м/с Ковалев.

3 марта 1961 г.»

(РГАНТД. Ф. 1. Оп. 4н. Д. 17. Л. 25, 26. Подлинник. Подписи – автографы).

***

17 января 1961 г. группа успешно сдала экзамены для полета в космос на корабле «Восток». «На экзаменах и зачетах, проведенных в процессе подготовки со слушателями, ими были показаны хорошие знания изучаемого материала. Это подтверждается следующими оценками:

Ф.И.О. слушателей Марксистско-ленинская подготовка Ракетная и космическая техника Астрономия Геофизика Курс киносъемки Конструкция объекта «Восток-3А» Основы космической медицины
теория практика
Быковский В.Ф. 5 4 4 4 4 5 зачет зачет
Гагарин Ю.А. 5 5 5 4 5 5 зачет зачет
Нелюбов Г.Г. 5 5 5 4 5 5 зачет зачет
Николаев А.Г. 5 5 4 4 5 5 зачет зачет
Попович П.Р. 5 5 5 5 5 5 зачет зачет
Титов Г.С. 5 5 5 5 5 5 зачет зачет

Кроме перечисленного, слушатели специальной группы в настоящее время закончили практическое обучение и тренировку на макетах №1 и №2 объекта «Восток-3А» (76 часов), успешно перенесли испытания на центрифуге в скафандре при действии 12-ти кратных поперечных перегрузок, изучили и практически освоили астрономический метод определения местоположения в незнакомой местности с помощью секстанта (33 часов), а также приобрели твердые навыки в приеме и передаче телеграфной азбуки в объеме 40-50 знаков в минуту (58 часов).

Приказом ЦПК ВВС № 001 от 4.01.61 г. слушатели-космонавты специальной группы: капитан Быковский В.Ф., капитан Николаев А.Г., капитан Попович П.Р., ст. лейтенант Гагарин Ю.А., ст. лейтенант Нелюбов Г.Г., ст. лейтенант Титов Г.С. успешно выполнившие программу специальных медицинских исследований, испытаний, тренировок и показавшие хорошие знания специальных теоретических дисциплин, допущены к экзамену на готовность к выполнению обязанностей космонавта.

Начальник Центра подготовки космонавтов ВВС Гвардии полковник м/с Карпов».

(РГАНТД. Ф. 1. Оп. 4н. Д. 26. Л. 5-9).

***

Подписав 20 января отчет о подготовке слушателей-космонавтов начальник ЦПК Е.А. Карпов направил в адрес Главкома ВВС проект приказа о назначении на должности космонавтов слушателей Центра подготовки космонавтов ВВС:

«В связи с окончанием программы подготовки космонавтов, 17-18 января 1961 г. экзаменационная комиссия приняла экзамены от слушателей специальной группы Центра подготовки космонавтов ВВС по знанию конструкции, эксплуатации, управлению объектом «Восток -3А» и специальным теоретическим дисциплинам. Слушатели т.т. Гагарин Ю.А., Титов Г.С., Нелюбов Г.Г., Николаев А.Г., Быковский В.Ф. и Попович П.Р. успешно закончили программу подготовки космонавтов и показали на экзаменах отличные знания.

Приказываю:

слушателей-космонавтов Центра подготовки космонавтов ВВС
старшего лейтенанта Гагарина Ю.А.
старшего лейтенанта Титова Г.С.
старшего лейтенанта Нелюбова Г.Г.
капитана Николаева А.Г.
капитана Быковского В.Ф.
капитана Поповича П.Р.

назначить на должность «космонавтов».

Главнокомандующий Военно-Воздушными Силами Главный маршал авиации Вершинин

Начальник Главного штаба Военно-Воздушных Сил генерал-полковник авиации Брайко».

(РГАНТД. Ф. 1. Оп. 4н. Д. 26. Л. 10. Отпуск.)

***

25 января Г.С. Титов назначен на должность космонавта ВВС (В соответствии с Положением о космонавтах Союза ССР, утвержденным постановлением Совета Министров СССР от 3 августа 1960 г., космонавты со дня приказа Главкома ВВС МО ССР о зачислении в отряд должны проходить военную службу в ЦПК на должностях: слушатель-космонавт, космонавт, инструктор- космонавт, старший инструктор- космонавт. По окончании курса обучения в ЦПК и сдачи установленных экзаменов слушатели-космонавты назначались на должности «космонавт»).

8 апреля 1961 г. Г.С. Титов решением Госкомиссии назначается запасным пилотом (дублером) Ю.А. Гагарина.

Из воспоминаний летчика-космонавта Г.С. Титова 28 мая 1985 г.: «Мне посчастливилось быть дублером Юрия Алексеевича Гагарина. Этому полету 12 апреля предшествовала большая, насыщенная подготовка. Она началась с самого первого дня прихода нашего в отряд космонавтов. Все было ново, все было неизвестно, как нам, будущим космонавтам, так и тем людям, которые организовывали нашу программу, тем, кто готовился серьезно к космическим полетам человека. Результатом этой подготовки была весна 1961 года. Мы все знали, что приближается полет человека в космос, потому что были испытаны космические корабли; возвращаемые аппараты с животными уже неоднократно возвращались из космического полета. Конечно, в эти дни решался вопрос, кому первому занять место в космическом корабле. Каждый из нас, из нашей шестерки, которая готовилась к полету, хотел быть на месте командира корабля, но корабль «Восток» был одноместным, поэтому предстояло кому-то из нас быть первым. В разговорах между собой мы склонялись к тому, что полетит Юрий Гагарин. Мы знали, что он хороший человек, принципиальный коммунист, пользующийся большим уважением у товарищей. Так оно и случилось. Ясное солнечное утро 12 апреля 1961 г. Автобус нас привез на нулевую отметку, как мы говорили, к подножию ракеты. Юрий вышел из автобуса, тепло попрощался с членами Государственной комиссии, учеными, друзьями космонавтами. Мы были с Юрой в скафандрах и, как у нас принято стало говорить после этого, обнялись тоже и чокнулись шлемами. Улетал не я, не мы улетали, улетал Юрий, но нам казалось, что слова, с которыми он обратился к провожающим, слова нашего друга, которому выпала честь лететь первым, исходили из сердца каждого из нас». (РГАНТД. Ф. 99. Ед.хр. 424. Фонозапись на магнитной ленте).

18 апреля 1961 г. Г.С. Титову присвоено звание капитана.

С мая 1961 г. Г.С. Титов проходил подготовку к полету на космическом корабле «Восток» в качестве командира корабля по программе суточного полета. 6 августа ему было присвоено звание майора.

Г.С. Титов: «…Со мною был такой курьезный случай на старте перед моим полетом. Уже заканчивалась подготовка. «Машина» уже стояла на старте. Сергей Павлович [Королев] подошел ко мне: «Ну, что хочешь еще посидеть в кабине?» Я говорю: «Конечно, Сергей Павлович, было бы желательно, потому что там уложили уже что-то, после того, как я в последний раз был в корабле». – «Вообще-то не желательно, там уже все уложили, все сделано. Но если надо, то, пожалуйста». И вот мы с Сергеем Павловичем поехали на стартовую площадку, поднялись наверх, я сел в кабину. Он говорит: «Сиди сколько надо». А сам спустился вниз, своя работа была, подготовка шла своей очередью. Я посидел, наверно, минут пятнадцать. Все посмотрел, спустился вниз. Я тогда в рубашке был гражданской, жарко было. Мы стоим с Сергеем Павловичем, разговариваем. Подходит кто-то из инженеров-испытателей: «Сергей Павлович, вы говорили, что космонавт приедет, долго мы его ждать будем?» Сергей Павлович улыбнулся: «Давайте, продолжайте работать. Он у вас там уже был».

(РГАНТД. Ф. 99. Ед.хр. 392. Фонозапись на магнитной ленте).

***

6-7 августа 1961 г. Г.С. Титов совершил космический полет на корабле «Восток-2». В строгом соответствии с программой полета он выполнял операции по ориентации и управлению космическим кораблем, осуществлял радиосвязь, фиксировал в бортжурнале показания приборов, экспериментировал с приемом пищи и сном в условиях невесомости. Впервые Г.С. Титов проводил киносъемки Земли через иллюминатор корабля профессиональной камерой «Конвас». Научная программа полета была выполнена полностью.

Самым важным итогом полета Г.С. Титова было получение научных данных о влиянии невесомости на состояние человека в условиях суточного пребывания в космическом пространстве и доказательств сохранения работоспособности на достаточно высоком уровне, обеспечивающем выполнение полетного задания.

В отчете по результатам полета Г.С. Титова, в частности, указывалось

«Общее заключение:

  1. Патологических изменений в состоянии здоровья космонавта после полета не выявлено.
  2. В результате полета, после него в организме космонавта выявлен ряд разнообразных функциональных изменений, которые, в основном, исчезли через 10 дней после полета.
  3. В связи с возникновением во время полета ряда вестибуло[4]-сензорных, вестибуло-соматических и оптокинетических реакций, вызывавших у космонавта неприятные ощущения, мешающие выполнению задания, необходимо усилить требования к отоневрологическому отбору космонавтов, и к тренировкам их вестибулярного анализатора.

Научный руководитель работы
Доктор медицинских наук, профессор, полковник м/с В.И. Яздовский

Ответственный исполнитель
Кандидат медицинских наук, полковник м/с В.Г. Терентьев

Исполнители:
Полковник м/с Е.А. Федоров
Подполковник м/с А.В. Никитин
Кандидат медицинских наук Подполковник м/с И.И. Брянов
Кандидат медицинских наук, подполковник м/с В.С. Фомин
Капитан м/с А.В. Береговкин
Капитан м/с Е.Е. Симонов

(РГАНТД. Ф. 14. Оп. 1н. Д. 29. Л. 33. Подписи-автографы.)

***

На момент полета Титову было только 25 лет: он был и остается самым молодым космонавтом в мире, осуществившим космический полет. Из интервью Г.С. Титова от мая 1984 г.:

«Специалист НИЦТД СССР: Было ощущение молодости? 25 лет!

Титов Г.С.: В 25 лет ощущение молодости было. И оно и сейчас есть. Конечно, может быть, горячность, я сейчас с высоты прожитых лет назвал бы так, и может быть, малая компетентность в некоторых вопросах была все-таки, и казалось, что можно решить совсем по-другому этот вопрос, не так, как решается, допустим, в высоких инстанциях. Это просто потому, что уровень информированности и знаний был тогда совсем иной. Иногда мы, так, по молодости, хорошо, энергично отстаивали какие-то свои убеждения. Было так, что звонили министрам, приезжали к ним доказывать свою правоту, свою точку зрения. Это было.

Сейчас вспоминаются эти годы. Интересно было. Не всегда, конечно, мы глупости говорили, говорили иногда и дельные вещи, поэтому, когда было по делу, нас поддерживали. […]».

(РГАНТД. Ф. 99. Ед.хр. 392. Фонозапись на магнитной ленте).

***

В конце 1961 г. ГНИИИАиКМ выпустил научный отчет по результатам подготовки космонавтов к первым двум полетам, где были сделаны следующие выводы: «[…]

  1. Подготовка и тренировок космонавтов к действию ускорений на центрифуге является необходимым и важным этапом в общей системе их подготовки к космическим полетам. 
    Показана целесообразность проведения тренировочных воздействий на центрифуге в период непосредственной подготовки к предстоящему полету.
  2. Программа подготовки космонавтов к действию ускорений должна включать воздействия испытательного и тренировочного характера. Соотношение между ними может быть различным и должно определяться особо в каждом отдельном случае перед предстоящим космическим полетом.
  3. Действие длительных поперечных ускорений различной величины вызывало заметные изменения показателей основных физиологических функций, степень которых может быть существенно уменьшена в процессе специальных тренировок.
  4. Степень изменений деятельности основных физиологических функций человека определялась в основном величиной, характером и длительностью действующих ускорений, а также индивидуальной устойчивостью организма.
  5. Действие ускорений, имитирующих участок выведения корабля «Восток-3КА» на орбиту, является сравнительно легким испытанием и было хорошо перенесено всеми космонавтами.
  6. Действие ускорений, применительно к штатному режиму спуска корабля на Землю, являлось значительно более тяжелым испытанием и было перенесено большинством космонавтов удовлетворительно.
  7. Исследования на центрифуге позволили определить индивидуальную устойчивость космонавтов к действию ускорений и выявить наиболее подготовленных лиц.
  8. Проведенная подготовка космонавтов Ю.А. Гагарина и Г.С. Титова к действию ускорений способствовала успешному осуществлению первых полетов в космическое пространство. Переносимость ускорений космонавтами Ю.А. Гагариным и Г.С. Титовым в условиях космического полета была достаточно высокой.

[…]

Доктор медицинских наук, профессор, полковник м/с Яздовский В.И.

Кандидат медицинских наук, полковник м/с Гуровский Н.Н.

Кандидат медицинских наук, старший научный сотрудник Котовская А.Р.

Старший научный сотрудник, инженер-майор Лобашков С.И.

Младший научный сотрудник Симпура С.Ф.

Кандидат медицинских наук, майор м/с Суворов П.М.

Кандидат медицинских наук, подполковник м/с Хлебников Г.Ф.

(РГАНТД. Ф. 14. Оп. 1н. Д. 24. Л. 247-248. Подписи-автографы.)

***

В 1961 г. Г.С. Титов поступил в Военно-воздушную инженерную академию им. Н.Е. Жуковского, которую окончил с отличием в 1968 г., по специальности «Пилотируемые воздушные и космические летательные аппараты и двигатели к ним» и получил квалификацию «Летчик-космонавт-инженер».

В 1966 г. Г.С. Титов вошел в группу космонавтов, сформированную в ЦПК для подготовки пилотов орбитального самолета по программе «Спираль». В рамках этой подготовки он прошел курс обучения в ГНИИ ВВС и в 1967 г. стал летчиком-испытателем 3-го класса.

В 1968 г. Г.С. Титов назначается начальником отдела управления ЦПК. После гибели Ю.А. Гагарина Г.С. Титову запретили летать, и он в 1970 г. покинул отряд космонавтов и поступил на учебу в Военную академию Генерального штаба Вооруженных сил СССР, которую окончил с отличием в 1972 г., и был направлен для прохождения военной службы заместителем начальника 153 Центра по управлению космическими аппаратами военного назначения Командно-измерительного комплекса (КИК) Главного управления космических средств (ГУКОС) МО СССР. В 1973 г. Г.С. Титов назначается заместителем, а в 1979 г. – первым заместителем начальника ГУКОС МО СССР по опытно-конструкторским и научно-исследовательским работам. В период службы в ГУКОС Титов участвовал в инспекторских проверках подчиненных подразделений и частей, неоднократно назначался председателем и зам. председателя Государственных комиссий по испытаниям ракетно-космических систем (ОС «Алмаз», КЛА «Бор», РН «Зенит», КК «Союз-Т»). Он также руководил экспериментальными исследованиями в области аэродинамики космических аппаратов.

В 1975 г. ему присваивается звание генерал-майора авиации, а в 1979 г. - генерал-лейтенанта авиации.

В 1980 г. он успешно защищает диссертацию на тему «Исследование возможного характера военных действий в космосе и пути завоевания господства в космическом пространстве» и получает степень кандидата военных наук.

В 1988 г. Г.С. Титов получил Ленинскую премию за принятие на вооружение ракетного комплекса «Зенит». В круг его должностных обязанностей входило курирование строительства стартовых и технических комплексов космодрома Байконур, жилья и вопросов социального обеспечения военнослужащих и членов их семей.

В 1991 г. Г.С. Титов в звании генерал-полковника был уволен из рядов вооруженных сил в запас.

В последующее время Г.С. Титов был президентом Международного научно-технического центра по космонавтике и электронике «Космофлот», заместителем председателя совета Российского центра конверсии аэрокосмического комплекса, а с 1999 г. президентом Федерации космонавтики РФ.

Г.С. Титов являлся членом КПСС с 1961 г. (принят Постановлением ЦК КПСС до истечения кандидатского срока во время выполнения космического полета), депутатом Верховного Совета СССР шестого и седьмого созывов (1962-1970 гг.), депутатом Федерального собрания Государственной Думы России первого и второго созыва, будучи членом фракции КПРФ.

Герой Советского Союза Герман Степанович награжден двумя орденами Ленина (17 июня и 9 августа 1961 г.), орденами Октябрьской Революции (1985 г.), Трудового Красного Знамени (1976 г.), орденом РФ «За заслуги перед Отечеством» 3 степени (1995 г.), медалями, а также орденами и медалями зарубежных стран.

В интервью, данном РГАНТД в 1984 г., Герман Степанович, поделился своим видением развития космонавтики в XXI веке:

«Специалист НИЦТД СССР: Герман Степанович! Подходит к концу двадцатый век, всего шестнадцать лет ему осталось. Космонавтика – порождение двадцатого века, с чем она придет, как Вы считаете, к двадцать первому?

Титов Г.С.: Прогнозы вообще сложная штука. Прогноз в космонавтике тем более сложен. Почему? Например, двадцать три года назад полетел Юрий Алексеевич Гагарин, кто тогда мог подумать, что через двадцать три года будут созданы орбитальные станции и продолжительность полета будет исчисляться не минутами и витками, а десятками месяцев. Вот полет Рюмина, за полтора года он год прожил в космосе. Сейчас максимальная продолжительность полета двести одиннадцать суток. Когда готовили второй полет после Юрия, единодушия не было на суточный полет. Боялись и говорили, зачем так много. Один виток, потом можно сделать три витка, а сразу семнадцать, это неоправданно с точки зрения исследования влияния факторов космического полета на организм человека, в частности, и в программе второго полета, я всегда об этом вспоминаю, наряду с техническими вопросами было записано два пункта таких: «Попробовать пообедать в космосе, попробовать поспать в космосе». Это было двадцать с небольшим лет назад. Вот с этого начинали. Тогда, конечно, было трудно себе представить, что так бурно будет развиваться космонавтика. Могу еще сказать, что когда я высказался за суточный полет, Сергей Павлович обратился ко мне с вопросом: «Как ты считаешь, поскольку ты – кандидат на полет?» Я сказал, что согласен. А один из товарищей сказал: «Ты что, славы захотел, на сутки собрался? А нам что прикажешь, летать неделями?» Это тоже было всего двадцать с небольшим лет назад.

Прогнозировать, что будет через двадцать лет, трудно, но я бы сказал, что основные направления можно определить уже сейчас, они уже проясняются. Я считаю, что основное внимание будет уделено исследованию космоса на околоземных орбитах, и даже не столько исследованию, сколько использованию космического пространства в интересах народного хозяйства. Ведь смотрите, сегодня космонавтика, я беру не только пилотируемую космонавтику, стала отраслью народного хозяйства, сегодня нам трудно представить себе и нашу связь, и телевидение, и метеорологию, и геологию, и другие отрасли без использования космических средств. Сейчас космическая технология находится в самом начале пути, а по прогнозу такие уникальные факторы космического полета, как глубокий вакуум, невесомость, сама по себе среда, отличная от Земли – все они создают уникальные условия для технологии в космическом пространстве в различных областях нашей науки и техники. Я думаю, что это будет основное. И я бы еще сказал, что проблема длительного пребывания человека в космическом пространстве не полностью ясна. Есть у нас сейчас максимальная продолжительность полета – 211 суток. Вроде бы патологии никакой в организме не наблюдается, так, может быть, вообще это не проблема? Ведь Циолковский же говорил об эфирных поселениях. Может быть, мы от незнания очень осторожно подходили к невесомости. С точки зрения физиологии пребывания человека в условиях космического полета это требует своих исследований. Мне кажется, к тому времени этот вопрос мы может прояснить достаточно хорошо.

Что касается межпланетных перелетов, я думаю, что к 2000-му году можно будет всерьез об этом говорить, потому что будут решены вопросы, связанные с длительным пребыванием человека в невесомости, а вторая сторона – техническая, которая будет связана с созданием новых двигателей, работающих на новой энергетике. Сейчас мы в основном на химических топливах летаем, есть наметки, есть предложения попробовать ядерные дела, электрореактивные двигатели, и целый ряд других направлений, которые будут решены к тому времени. И таким образом, допустим, полет к Марсу станет менее продолжительным и более безопасным.

Специалист НИЦТД СССР: Но в 2000-м году все-таки не полетим на Марс?

Титов Г.С.: Я думаю, что к 2000-му году можно всерьез говорить об этом. Я аккуратно прогнозирую. Может быть, и полетим. Но говорить об этом сейчас, может быть, не рано, а есть проблемы, которые для того, чтобы осуществить полет на Марс, надо решить. Можно и сейчас придумать такую схему полета, которая могла бы обеспечить в принципе путешествие – полет к Марсу. Это ведь не так долго там. Ведь если хорошие запасы энергетики, достаточно их взять с собой.

Специалист НИЦТД СССР: Герман Степанович! В 2000-м году мы непременно вернемся к этому вопросу».

(РГАНТД. Ф.99. Оп. 392. Фонозапись на магнитной ленте).

***

20 сентября 2000 года Г.С. Титов скончался в Москве, похоронен на Новодевичьем кладбище.

 

Примечания:

[1] Зачеркнуто – 245, вписано от руки «279».

[2] Вписано от руки.

[3] Вписано от руки вместо зачеркнутого – 473.

[4] Так в деле.

 
При использовании документов ссылка на РГАНТД обязательна.

Подробнее с документами, представленными на сайте,
и другими, хранящимися в РГАНТД, можно ознакомиться в читальном зале.

Публикацию подготовили: Успенская Л.В., Серегин А.В.;
подготовка и размещение на сайте: Глищинская Н.В.;
набор текста: Гажа И.И.

Содержание этого поля является приватным и не предназначено для показа.
  • Адреса страниц и электронной почты автоматически преобразуются в ссылки.
  • Разрешённые HTML-теги: <em> <strong> <cite> <code> <ul> <ol> <li> <dl> <dt> <dd> <img> <div> <pre> <address> <h1> <h2> <h3> <h4> <h5> <h6>
  • Строки и параграфы переносятся автоматически.

Подробнее о форматировании текста

CAPTCHA на основе изображений
Введите символы, которые показаны на картинке.

© РГАНТД, 2002–2016
Использование материалов сайта РГАНТД допускается только после письменного согласия администрации сайта.
При использовании материалов сайта указание источника (РГАНТД) и гиперссылки на http://rgantd.ru обязательно!

Яндекс цитирования

Яндекс.Метрика

Рейтинг@Mail.ru

Сайт ВНИИДАД Сайт 'Вестник архивиста' Официальный портал РОИА Официальный сайт Роскосмоса