Лунная программа СССР. К первому пуску ракеты Н-1

Этот первый пуск Н-1 (11А52) № 3Л (лётная) с макетным кораблем Л-1А закончился аварией ракеты. Из-за возникшего пожара в хвостовом отсеке первой ступени ракеты прошла ложная команда в систему контроля ракетных двигателей (КОРД) и она, в свою очередь, выдала команду отключить все двигатели первой ступени на 69-й секунде полета. 

Б.Е. Черток в своей книге «Ракеты и люди. Лунная гонка» вспоминает: «Горящая ракета удалялась без факела двигателей. Под небольшим углом к горизонту она еще двигалась вверх, потом наклонилась и, оставляя дымный шлейф, не разваливаясь, начала падать. Не страх и не досаду, а некую сложную смесь сильнейшей внутренней боли и чувства абсолютной беспомощности испытываешь, наблюдая за приближающейся к земле аварийной ракетой. На ваших глазах погибает творение, с которым за несколько лет вы соединились настолько, что иногда казалось – в этом неодушевленном «изделии» есть душа. Даже теперь мне кажется, что в каждой погибшей ракете должна была быть душа, собранная из чувств и переживаний сотен создателей этого «изделия». Первая лётная упала по трассе полета в 52 километрах от стартовой позиции...» 

В фондах РГАНТД хранится целый комплекс документов, связанных с разработкой и реализацией программы Н1-Л3: теоретические чертежи 11А52, чертежи отдельных агрегатов и устройств ракеты и лунных автоматических и пилотируемых кораблей, отчеты и заключения по различным испытаниям, решения Госкомиссии по проведению летно-конструкторских испытаний комплекса Н1-Л3. 

В данной статье мы представляем вам документы из фонда Межведомственного научно-технического совета по космическим исследованиям при Академии наук СССР, рассекреченные всего несколько лет назад.

Значительный интерес представляет протокол заседания Госкомиссии по подготовке и проведению летных испытаний комплекса Н1-Л3 от 1 декабря 1967 г. Протокол подписан председателем Госкомиссии, министром общего машиностроения С.А. Афанасьевым. Согласно этому документу, Госкомиссия приняла следующие основные решения:

 утвердила программу летных испытаний ракетно-космической системы Н1-Л3;

 поручила в пятидневный срок завершить подготовку и утвердить график, предусматривающий завершение комплексных испытаний старта 11П852 и сдачу его в опытную эксплуатацию к 15 февраля 1968 г. (строительство сооружений стартовой позиции 11П852 на 1 декабря 1967 г. было выполнено на 95-98%);

 постановила завершить экспериментальную отработку макетно-технологического изделия Н1-Л3 № 1М1 в составе ракетных блоков А, Б, В, Г, Д, корабля 7К-Л1А и головного обтекателя на старте 11П852 к 15 марта 1968 г.;

 постановила обеспечить завершение в 1-м квартале 1968 г. основных экспериментальных работ, подтверждающих допуск первого летного изделия Н1-Л3 №  к началу натурных испытаний;

 приняла предложение Совета главных конструкторов о введении «Положения о порядке изготовления пилотируемого ракетно-космического комплекса (ПРКК) Н1-Л3» с изделия № 6Л.

Госкомиссия также поручила до 15 декабря 1967 г. утвердить «Положение о порядке изготовления ПРКК Н1-Л3» и представить его в Комиссию Президиума Совета Министров СССР по военно-промышленным вопросам для дальнейшего оформления. 

Таким образом, в 1967 г. предполагалось, что будут выполнены три испытательных пуска Н-1 (№ 3Л, 4Л, 5Л), а уже на ракете № 6Л могли бы полететь люди.

Программой Н1-Л3 предусматривался полет двух советских космонавтов к Луне на борту пилотируемого комплекса Л-3. После выхода на окололунную орбиту один космонавт должен был оставаться на борту Лунного орбитального корабля (ЛОК; 11Ф93), а второму предстояло выполнить посадку на поверхность Луны в Лунном корабле (ЛК; 11Ф94). Что же должен был делать космонавт на Луне? Какими исследованиями заниматься? К 1967 г. советские ученые разработали подробную «Программу научных исследований, проводимых космонавтом на Луне». Этот документ на 19 листах хранится в РГАНТД и также лишь недавно был рассекречен. В нем перечислены наблюдения и эксперименты, которые должен выполнить космонавт. Указаны основные требования к фотосъемке лунных объектов и методике отбора образцов лунных пород, последовательность рабочих операций, а также дается перечень научного и геологического оборудования, используемого космонавтом на Луне. 

В программе говорится, что основными задачами научных работ, проводимых космонавтом на Луне, являются: 

 сбор образцов лунных пород и лунных минеральных структур;

 фотографирование (стереоскопическое) с цветными фильтрами и с подсветом окружающего ландшафта, осмотр и фотографирование некоторых деталей рельефа и структуры поверхности, а также отпечатков следов космонавта на поверхности;

 эксперименты по различным видам механических воздействий на лунную поверхность, контакт с поверхностью, внедрение щупа-пенетрометра, ударное воздействие, бурение и пр.;

 дозиметрический контроль уровня радиации.

В состав научного оборудования были включены: фотоаппарат со стереоштативом, контейнер для хранения и транспортирования на Землю образцов лунных пород, устройство для отбора керна (бур), диктофон, радиационный дозиметр, комплект ручного геологического оборудования. 

В комплект геологического оборудования должны были входить: щуп-посох с находящимся внутри штыком-пенетрометром для определения прочности поверхностного слоя и его глубины (кроме того, этот посох должен был помогать космонавту сохранять устойчивость при движении по поверхности), совок-лопатка для рыхления и сбора сыпучего материала и камней, молоток для откалывания образцов скальных пород, трубка-пробоотборник для взятия образцов с глубины до 25 см. 

Дополнительно в состав комплекта предполагалось включить: планшет-адгезиометр, весы для отвешивания запланированного количества вещества образцов, кисточка для очистки образцов и контейнера от загрязнения, увеличительное стекло для визуального изучения структуры некоторых образцов, пишущее устройство для маркировки образцов, прибор для определения азимута, индикаторы места отбора образцов, ручной магнит для выделения магнитной фракции.

Порядок действий космонавта предполагался следующим. После выхода из корабля он сначала должен был произвести фотосъемку. После этого космонавту предстояло произвести отбор образцов камней и грунта в трех точках, отличающихся по характеру рельефа и структуры. Ориентировочный размер отдельного камня 4-5 см (земной вес 200-300 гр.). Средний земной вес всего материала, отобранного в одной точке, должен был составлять 1,5-2 кг. Таким образом, полный вес образцов – около 4,5-6 кг. Выполнив этот этап работ, космонавт должен был приступить к сбору образцов лунного материала путем отбора керна с глубины 0,6-1 метр с помощью автоматического прибора для бурения. После этого космонавт возвращается к кораблю и производит фотографирование точек отбора, отмеченных маркировочными устройствами. 

Далее он производит взвешивание контейнера с образцами. В случае если количество материала превышает указанный предел, космонавт по своему усмотрению выбрасывает часть проб. В обратном случае он догружает контейнер лунным материалом, находящимся в непосредственной близости. Затем контейнер с образцами и кассеты с кинофотопленкой космонавт вносит внутрь лунной кабины. Все остальное оборудование он оставляет на поверхности.

Данная программа исследований была составлена для первой экспедиции на Луну, и в последующем должна была уточняться. 

И хотя разработчики уже так подробно планировали полет человека на Луну, однако этому не суждено было произойти в тот момент. Советский Союз торопился обогнать США в лунной гонке. Высшее руководство СССР требовало от конструкторов комплекса Н1-Л3 отправить советских космонавтов к Луне раньше американцев, которые в то время реализовывали свою лунную программу «Аполлон». Ракета Н-1 к началу летных испытаний оказалась недостаточно отработанной. Создателям ракеты не хватило времени и средств на проведение наземных испытаний в полном объеме. Не удалось довести до требуемой степени надежности двигатели ракеты. Итогом этого стал полный провал летных испытаний Н-1. В 1969-1972 гг. потерпели аварию на участке работы первой ступени еще три ракеты Н-1 (№ 5Л, 6Л, 7Л). 

Ракета № 4Л, по воспоминаниям Б.Е. Чертока, осталась в резерве. В августе 1974 г. должен был состояться пуск Н-1 № 8Л. На Байконуре полным ходом шла сборка еще двух ракет – № 9Л и № 10Л. Однако в мае 1974 г. все работы были приостановлены, а вскоре вся лунная программа Н1-Л3 была закрыта. (Ждите на нашем сайте следующие публикации рассекреченных документов по Лунной пилотируемой программе). 


С.Х. Шамсутдинов



Поделиться: