Памяти экипажа космического корабля «Союз-11»

«Союз-11» стартовал 6 июня 1971 года и на следующий день состыковался с орбитальной станцией «Салют» (выведена на орбиту 19 апреля 1971 года). Экипаж Г.Т. Добровольского был вторым, отправившимся к станции «Салют».


Первыми 23 апреля 1971 года на «Союзе-10» стартовали В.А. Шаталов, А.С. Елисеев и Н.Н. Рукавишников. Корабль причалил к станции, но во время стягивания космических аппаратов «Союз-10» начал сильно раскачиваться в разные стороны, из-за этого произошла поломка стыковочного агрегата корабля. Космонавты не смогли перейти на борт орбитальной станции и были вынуждены срочно вернуться на Землю.

После этой ситуации к полету на «Салют» стали готовиться два экипажа, основной из которых состоял из А.А. Леонова, В.Н. Кубасова, П.И. Колодина. В состав дублирующего экипажа космонавтов вошли Г.Т. Добровольский, В.Н. Волков и В.И. Пацаев. Обучение и тренировки в Центре подготовки космонавтов имени Ю.А. Гагарина прошла успешно, и 28 мая экипажи прибыли на космодром Байконур.



3 июня, за три дня до старта, врачи сообщили совершенно неожиданную новость: на рентгеновском снимке Валерия Кубасова они обнаружили затемнение в правом легком. По их мнению, это могло означать, что у него начальная стадия туберкулеза. Врачи вынесли свой окончательный вердикт – Кубасова в космос отправлять нельзя!

Позднее, когда В.Н. Кубасов прошел углубленное медицинское обследование в госпитале, выяснилось, что у него не было туберкулеза, а была всего лишь аллергическая реакция организма на какие-то местные растения. В то время был установлен следующий порядок: если до отъезда на космодром заболеет член основного экипажа, то его может заменить соответствующий по должности дублер, но на космодроме при такой ситуации замене подлежал весь экипаж.

4 июня состоялось заседание Госкомиссии. Генерал Н.П. Каманин предложил заменить Кубасова на Волкова. Главный конструктор ЦКБЭМ В.П. Мишин настаивал на полной замене экипажа. Мнения членов комиссии разделились. Корреспондент газеты «Комсомольская правда» Я.К. Голованов, который в то время находился на Байконуре, вспоминал: «Что творилось в гостинице «Космонавт» – трудно описать. Леонов рвал и метал. Дай ему волю, он просто придушил бы Кубасова. Бедный Валерий вообще ничего не понимал. Он чувствовал себя абсолютно здоровым. Леонов предпринял попытку договориться с начальством – забрать у дублеров Волкова и заменить им Кубасова. И вроде бы он генералов уговорил, но тут вздыбился Волков и сказал, что если и менять, то весь экипаж … Ночью в гостиницу пришел Петя Колодин, хмельной и совсем пониклый. Он сказал: «Пойми, я уже никогда не полечу в космос …» Увы, он оказался прав». В итоге Госкомиссия приняла решение назначить основным экипажем дублирующий: это был первый случай в истории отечественной космонавтики.

Итак, 6 июня 1971 года стартовал «Союз-11» и 7 июня успешно пристыковался к «Салюту». Космонавты Г.Т. Добровольский, В.Н. Волков и В.И. Пацаев стали первым в мировой истории космонавтики экипажем первой космической орбитальной станции.



Открыв переходный люк между кораблем и станцией, космонавты сразу почувствовали запах гари. После обследования аппаратуры и оборудования станции, В.И. Пацаев обнаружил два перегоревших вентилятора и заменил их, после чего экипаж включил установку по очистке воздуха на станции. Первую ночь космонавты отдыхали и спали в корабле. Полет был рассчитан на 25 суток. Космонавты законсервировали свой корабль и приступили к выполнению программы полета. Они проводили различные эксперименты, медико-биологические исследования, наблюдали за поверхностью Земли, много фотографировали.



16 июня на борту станции произошла чрезвычайная ситуация, которая заставила сильно поволноваться и космонавтов, и специалистов в Центре управления полетами (ЦУП). На борту станции снова запахло гарью и даже появился дым. Вероятность пожара была очень высокой. Космонавты сразу начали готовить корабль к срочной расстыковке для эвакуации со станции. К счастью, дым рассеялся после того, как они вновь включили установку по регенерации воздуха. Причину какого-то короткого замыкания в оборудовании космонавтам обнаружить так и не удалось. Воздух на станции полностью очистился и все успокоились. Экипаж продолжил полет.

24 июня Г.Т. Добровольский, В.Н. Волков и В.И. Пацаев побили рекорд продолжительности полета, установленный в 1970 году космонавтами А.Г. Николаевым и В.И. Севастьяновым на корабле «Союз-9». Но по мнению врачей, к этому времени экипаж «Салюта» довольно сильно устал, поэтому было принято решение сократить длительность полета на сутки.

Вечером 29 июня космонавты разместились в спускаемом аппарате (СА) корабля, закрыли переходный люк между СА и бытовым отсеком корабля, но индикатор «люк открыт» не погас. Экипаж и ЦУП заволновались. По рекомендации с Земли, Добровольский с Волковым снова открыли и закрыли люк, но транспарант снова не погас. Они повторили эту операцию – индикатор продолжал гореть! Экипаж стал нервничать еще больше. В то время космонавты летали без скафандров, считалось, что в этом нет необходимости: конструкторы были абсолютно уверены, что СА очень надежен и не может разгерметизироваться. Разгерметизация спускаемого аппарата и отсутствие скафандров означали гибель экипажа. В ЦУПе предположили, что у датчика индикатора плохой контакт. Добровольский подложил кусочек пластыря под концевик датчика и вновь закрыл люк. Транспарант наконец-то погас! Все вздохнули с облегчением. Проверили герметичность – все в норме. Можно было возвращаться на Землю.

В 21:25 по декретному московскому времени «Союз-11» отстыковался от «Салюта». 30 июня в 01:35 двигатель корабля включился и выдал тормозной импульс. Через 12 минут произошло разделение отсеков корабля. Все с нетерпением ждали докладов с борта «Союза-11», но экипаж на связь не выходил. В 02:02 на высоте около 7 км раскрылся основной купол парашюта спускаемого аппарата, его засекли с встречающих вертолетов и уже не выпускали из вида. Экипаж по-прежнему молчал. Это было очень тревожно. Все уже поняли, что в корабле что-то произошло, но что именно, пока никто не знал. В 02:16 спускаемый аппарат приземлился. Почти сразу рядом сел вертолет поисково-спасательной службы. К кораблю подбежали поисковики, быстро открыли люк – внутри тишина, космонавты были без признаков жизни…

Врачи пытались реанимировать их, делая искусственное дыхание и непрямой массаж сердца, но уже было поздно. Г.Т. Добровольский, В.Н. Волков и В.И. Пацаев погибли из-за разгерметизации спускаемого аппарата. Полет «Союза-11» завершился трагедией.



При осмотре корабля выяснилось, что в кабине выключены все передатчики и приемники, плечевые ремни у всех троих космонавтов отстегнуты. Один из двух вентиляционных клапанов находится в открытом положении. Этот клапан штатно открывается примерно на высоте 4 км во время парашютирования для выравнивания забортного атмосферного давления с давлением в кабине корабля. Других отклонений от нормы специалисты не обнаружили.

Для расследования причин катастрофы была создана Правительственная комиссия под председательством академика М.В. Келдыша. Анализ записей автономного регистратора бортовых измерений «Мир», по сути «черного ящика», показал, что с момента разделения отсеков корабля на высоте 150 км давление в СА стало резко снижаться и в течение 115 секунд упало до 50 миллиметров ртутного столба. Темп снижения давления соответствовал отверстию вентиляционного клапана. Комиссия пришла к однозначному выводу: при разделении отсеков преждевременно и несанкционированно открылся вентиляционный клапан. В результате СА разгерметизировался, что привело к гибели космонавтов.

Генерал Н.П. Каманин, пытаясь представить обстановку в «Союзе-11» во время посадки, записал в своих дневниках следующее: «Заканчивается рабочий цикл тормозной двигательной установки, экипаж ощущает нарастание перегрузок. Значит, корабль пошел на спуск. На борту все нормально, однако космонавты, помня о недавних неприятностях с переходным люком, во все глаза следят за давлением в кабине. Слышится хлопок – есть разделение! Но что это? Давление в кабине начинает быстро падать... Разгерметизация! Отстегнув привязные ремни, Добровольский бросается к люку. Люк герметичен, но давление продолжает падать, слышен свист уходящего в космос воздуха. Из-за шума включенных передатчиков и приемников невозможно понять: где же свистит воздух? Волков и Пацаев отстегивают плечевые ремни и выключают радиоаппаратуру. Свист воздуха слышится над креслом командира – там, где расположен вентиляционный клапан. Добровольский и Пацаев пытаются закрыть вентиль, но, обессиленные, падают в кресла. Добровольский, теряя сознание, все же успевает застегнуть поясной замок перепутанных ремней...».

С тех пор прошло полвека. За этот период во время пилотируемых полетов иногда случались разные нештатные ситуации, в том числе очень серьезные, угрожавшие жизни космонавтов, но усилиями инженеров и конструкторов была создана очень надежная техника, которая всегда спасала космические экипажи. Благодаря этому в нашей стране больше не было полетов в космос с трагическим исходом.

 

Источники:

Мировая пилотируемая космонавтика. История. Техника. Люди. Под ред. Ю.М.Батурина. М.: Издательство «РТСофт», 2005 год.

Скрытый космос. Н.П. Каманин. Книга 4. М.: ООО ИИД «Новости космонавтики», 2001 год.



Поделиться: