Конструкторы ракетной техники. В память о пионере космической баллистики А.В. Брыкове

РГАНТД продолжает цикл публикаций, посвященный членам группы академика М.К. Тихонравова. В этом году исполнилось 100 лет со дня рождения известного ученого в области космической баллистики, лауреата Ленинской премии Анатолия Викторовича Брыкова.

«Моя творческая научная деятельность сложилась так, что я стал не только свидетелем событий, связанных с зарождением у нас в стране нового научного направления, за которым впоследствии утвердилось название «космическая баллистика», но и оказался их непосредственным участником…»[1].

А.В. Брыков родился 16 июля 1921 г. в г. Брянске. Летом 1941 г. после окончания второго курса Бежицкого механико-машиностроительного института Анатолий Викторович в числе студентов был призван на защиту страны. Во время Великой Отечественной войны он участвовал в строительстве оборонительных сооружений в различных городах в составе военно-строительных частей.

В послевоенный период А.В. Брыков продолжил учебу в Московском механическом институте (с 1948 г. – Московском инженерно-физическом институте. Работа над дипломным проектом проходила в КБ А.Д. Надирадзе. Профессиональный путь лучшего выпускника МИФИ, получившего специальность инженера по проектированию и производству реактивного вооружения, с 1949 г. был связан с НИИ-4. Анатолий Викторович работал в формирующемся первом в стране баллистическом отделе, где зародилась космическая баллистика. В управлении под руководством ученого и конструктора М.К. Тихонравова проводились исследования по жидкостным баллистическим ракетам, баллистический отдел, входивший в это управление, специализировался на разработке проблем, связанных с теорией их полета.

О начале своей работы в НИИ-4 и знакомстве с Михаилом Клавдиевичем А.В. Брыков написал в своих воспоминаниях: «… М.К. Тихонравова впервые я увидел 20 июля 1949 г. в первый день своей работы в институте. Этот день мне особенно запомнился… Через несколько месяцев по инициативе Михаила Клавдиевича и при содействии Сергея Павловича Королева… в институте была создана специальная группа теоретических исследований перспективных проблем ракетной техники. В задачу группы входила разработка вопросов, касающихся создания сверхдальних, межконтинентальных баллистических ракет…»[2]. А.В. Брыков стал членом научной группы молодых инженеров под руководством М.К. Тихонравова вместе с Я.И. Колтуновым, Г.Ю. Максимовым, Б.С. Разумихиным, Л.Н. Солдатовой, И.М. Яцунским, с 1951 г. ее ряды пополнили И.К. Бажинов, О.В. Гурко и другие.

Разработки по обоснованию создания межконтинентальной баллистической ракеты по новой схеме конструирования составных ракет – так называемой «пакетной» схеме – выполнялись с учетом возможности создания первого искусственного спутника Земли и перспективы вывода космических аппаратов на орбиту. Первые научные доклады Михаила Клавдиевича по результатам исследований, его смелые предложения на НТС и научно-технической конференции в НИИ-4 (1948, 1950 гг.) считались учеными и руководством института, кроме С.П. Королева, неактуальными и фантастичными. Идея перехода на «пакетную» схему, открывавшая возможности практического решения задачи запуска спутника, отвергалась. Он был снят с должности начальника управления, став консультантом отдела, а его группе запрещалось заниматься данными проблемами. Как пишет А.В. Брыков в своей книге «Пятьдесят лет в космической баллистике: «этот “запрет” и “освобождение” Михаила Клавдиевича от руководства большим научным коллективом только сплотило нас, и в отделе фактически образовалась “подпольная корпорация”, члены которой…, выполняя свои плановые исследовательские работы, продолжали работать и над запрещенной тематикой»[3].

В 1951 г. разработки научной группы М.К. Тихонравова в виде научного отчета по проблемам многоступенчатой ракеты «пакетной» схемы были представлены ОКБ-1 и получили высокую оценку главного конструктора. В них освещались задача вывода спутника на круговую орбиту наибольшей высоты, решение спуска с круговой орбиты на Землю и многие другие вопросы. По мнению А.В. Брыкова, в этих работах содержались зачатки космической баллистики: «... как это ни парадоксально, именно наш НИИ-4 оказался первым научным институтом, положившим начало успешному развитию космической баллистики…»[4].

Исследования научной группы М.К. Тихонравова, посвященные возможности создания многоступенчатых жидкостных баллистических ракет дальнего действия на основе «пакетной» схемы, получили открытость в связи со складывающимся международным положением. Страна оказалась практически под угрозой атомного нападения со стороны США. 20 мая 1954 г. правительством было принято решение о разработке баллистической ракеты с межконтинентальной дальностью полета, способной обеспечить поражение стратегических целей в любом военно-географическом районе земного шара. В одной из своих работ А.В. Брыков отмечал, что «это привело к созданию в нашей стране самой совершенной в мире межконтинентальной баллистической ракеты Р-7, в отработке и испытаниях которой активное участие принимал наш институт – НИИ-4 Министерства обороны…»[5].

Анатолий Викторович участвовал в теоретическом обосновании создания ракеты «пакетной» схемы на базе существовавшей в те годы технологии ракетостроения. Он изучал проблемы анализа возможных конструктивных схем «пакета», разделения ступеней, отделения боевой части, достижения требуемой точности стрельбы и другие. Полученные данные использовались в работе специалистами группы: Я.И. Колтуновым – для анализа возможностей надежного старта «пакета», Г.Ю. Максимовым – для оценки устойчивости его полета после разделения, Л.Н. Солдатовой – для определения способов переливания топлива и оценки его аэродинамических характеристик и т.д. Проблему «обучения летному искусству» ракет исследовали все члены научной группы. Разработка методики отделения боевой части ракеты, поддержанная М.К. Тихонравовым, легла в основу кандидатской диссертации А.В. Брыкова и реализовалась в дальнейшем при создании ракет серии Р-16 в ОКБ М.К. Янгеля.  

Для решения баллистических и технических проблем космоса по теме спутника А.В. Брыкову поручались исследования общих представлений о нем – внешнем облике, внутренней структуре, системах с целью разработки его конструктивной схемы, компоновки элементов и составления весовой сводки. Он решал задачу анализа погрешностей вывода спутника на заданную орбиту, обусловленных отделением спутника от носителя. Его вариантом был автоматизированный спутник со всеми требуемыми элементами, кроме состава научной аппаратуры, которую должны были определить ученые АН СССР. Он занимался также проблемой метеорной опасности для спутника: разработкой методики и расчетами вероятности его столкновения с метеорами и метеоритами. По результатам этой работы был сделан вывод о небольшой вероятности попадания естественного космического тела в спутник – одно в несколько лет.

Положительное решение о создании первого ИСЗ приняли ученые АН СССР на совещании президиума в середине 1950-х гг. после выступления с докладом М.К. Тихонравова о его предполагаемой конструкции, весовых характеристиках и другим вопросам. По предложению С.П. Королева, был создан специализированный орган под руководством М.В. Келдыша, занимавшийся планированием научных исследований в области ИСЗ. Широкое развертывание научной работы по данной проблеме получило государственную поддержку.

Согласно постановлению № 0149-88 ЦК КПСС и СМ СССР от 30 января 1956 г. задача разработки первого в мире спутника на базе ракеты Р-7 возлагалась на ОКБ-1 с участием смежных организаций[6]. НИИ отводилась ключевая роль в проектировании эскизных проектов командно-измерительных комплексов (КИК) для отработки ракеты Р-7 и запусков первых ИСЗ. В этот период А.В. Брыковым были исследованы задачи ориентации и спуска спутника на Землю, определены орбиты по данным измерений. На официальной защите эскизного проекта первого в мире ИСЗ С.П. Королевым отмечался значимый вклад теоретических работ научной группы М.К. Тихонравова.

После перехода Михаила Клавдиевича и части его группы в ОКБ-1 во время подготовки и проведения запуска ИСЗ-1 деятельность Анатолия Викторовича в НИИ продолжалась. В этот период космическую баллистику признали отдельным научным направлением, для развития которого при институте была создана специализированная научная лаборатория космической тематики под руководством опытного ракетного баллистика, д.т.н. П.Е. Эльясберга. Ее коллективом, в который входил и А.В. Брыков, решались задачи организации баллистического обеспечения управления полетом ИСЗ и определения перспектив его использования в военных целях: разработка методов для определения параметров орбит по данным орбитальных измерений, управление их полетом, прогнозирование движения и другие. При подготовке и проведении пусков первых спутников он участвовал в создании графоаналитической методики, использование которой решало проблемы высокооперативного и точного прогнозирования движения спутника на несколько витков и расчета целеуказаний всем средствам наблюдений и измерений.

С 1958 г. институт выполнял новые космические задачи, став организатором по подготовке работ и управлению полетом объектов лунной программы и космических аппаратов дальнего космоса (Венера и Марс): разработка эскизных проектов командно-измерительных комплексов (КИК), размещение и развитие их средств для обеспечения пусков, методология, программно-математическое и научно-техническое сопровождение проектов. С созданием в его структуре первого в стране координационно-вычислительного центра (КВЦ) – прообраза ЦУП для осуществления работ по обеспечению пусков КА космическая тематика основательно утвердилась. Ядро КВЦ составляли три группы баллистиков и отделение вычислителей. В своих работах А.В. Брыков – первый заместитель руководителя КВЦ П.Е. Эльясберга – отмечал значимость работы баллистиков как важного звена в жизненном цикле каждого космического объекта для обеспечения решений целевых космических задач.   

С 1960 г. он возглавлял научную лабораторию при институте по баллистическому обеспечению работ дальнего космоса. Анатолий Викторович принимал активное участие в осуществлении лунной программы – от обеспечения полета КА к Луне до создания на Луне базы для работы космонавтов. Борьба за приоритет между СССР и США была более острой, чем при создании ИСЗ. По проблемам беспилотных полетов к Марсу и Венере при лаборатории сформировалась отдельная группа, ставшая в дальнейшем самостоятельным подразделением.

А.В. Брыков осуществлял научное руководство по баллистическому обеспечению запусков и управлению полетом лунных КА, среди которых «Луна-1» – «Луна-3». Он участвовал в проекте создания корабля Л-1 для пилотируемого облета Луны (реализована беспилотная часть программы с запуском КА Л-1 «Зонд») и в программе Е-8, предусматривавшей доставку образцов лунного грунта на Землю (реализована успешными запусками КА «Луна-16», «Луна-20», «Луна-24») и других. Анатолием Викторовичем была разработана методика для обеспечения управления и оценки точности результатов запусков на Луну, которая легла в основу его докторской диссертации «Проблемы баллистического обеспечения управления полетом лунных космических аппаратов» (1968 г.). Кроме организации проведения научных исследований, он уделял большое внимание профессиональной подготовке коллектива. После прекращения работ по лунной программе с пилотируемыми аппаратами завершилась и его деятельность в этом направлении.

С 1968 г. подготовка и выполнение космической программы выполнялось в образованном в структуре института филиале – в/ч 73790. А.В. Брыков, как его представитель, входил в состав президиума Межведомственной главной баллистической группы (МГБГ), руководившей всеми баллистическими работами на этапах подготовки и проведения пусков КА и координировавшей деятельность ряда организаций.

В течение почти двадцати лет он руководил лабораторией при в/ч 73790. Анатолием Викторовичем была выполнена серия работ по обоснованию возможности использования: точек либрации системы Земля–Луна для определения характеристик перспективных космических аппаратов и их систем, космического пространства в окрестностях треугольных точек либрации той же системы для обеспечения длительного безкоррекционного движения космических аппаратов на «устойчивых орбитах». Он разработал новый способ ориентации и навигации КА на гравитационном принципе с использованием расположенных внутри них «пробных» тел, что обеспечивало высокую помехозащищенность.

С 1988 г. в течение многих лет А.В. Брыков работал на научных должностях в 50 ЦНИИ ВКС и 4 ЦНИИ МО РФ. Он принимал участие в решении проблемных вопросов космической техники в части теории полета и космической баллистики, разработке баллистических требований к системам КА, обобщении результатов их испытаний, проведении научно-исследовательской экспертизы, обосновании перспектив развития космических средств, формировании новых направлений исследований и т.д.

Анатолий Викторович был одним из основателей научной школы по проблемам баллистического обеспечения управления полетом КА. Он руководил межведомственным научным семинаром по проблемам прикладной космической баллистики («семинаром профессора Брыкова»), на котором обсуждались баллистические проблемы на этапах обоснования, проектирования, испытаний и функционирования КА различного целевого назначения, а также семинаром молодых ученых.  

А.В. Брыков – доктор технических наук (1968 г.), профессор (1971 г.). Его научный вклад – более 250 научных трудов, многие из которых были переведены на иностранные языки, а также 4 сборника семинара по тематике космической баллистики объектов ближнего, среднего и дальнего космоса.

Его профессиональный вклад в области исследования космического пространства отмечен орденами «Знак почета», Трудового Красного Знамени и медалями. За теоретические разработки по обоснованию возможности создания ИСЗ, участие в его подготовке и проведении запуска вместе с группой соратников П.Е. Эльясбергом, И.М. Яцунским и И.К. Бажиновым в 1957 г. он удостоился звания лауреата Ленинской премии СССР. За достигнутые успехи в научно-производственной деятельности и подготовке научных кадров ему было присвоено почетное звание «Заслуженный деятель науки и техники РСФСР». Действительный член Академии космонавтики имени К.Э. Циолковского. Как участник ВОВ он награждался медалью «За победу над Германией» и орденом Отечественной войны II степени».

Анатолия Викторовича не стало 30 ноября 2007 г.

«Мне посчастливилось начать свою трудовую деятельность в коллективе, сыгравшем заметную роль в становлении космической науки, среди людей, которые в период подготовки и проведении работ по осуществлению первых запусков искусственных спутников Земли и лунных космических ракет были в передовых рядах завоевателей космоса. Эти люди широко одаряли нас своими знаниями, заражали энтузиазмом и любовью к космическим исследованиям, открывали перспективы познания космоса. Одним из таких людей – пионеров ракетно-космической техники – был Михаил Клавдиевич Тихонравов, первый мой научный руководитель и наставник. Работал я под его руководством около десяти лет…».[7].

В РГАНТД хранится личный фонд А.В. Брыкова (Ф. 227), насчитывающий более 200 единиц хранения за период с 1957 по 2006 г.

Среди документов творческой деятельности: статьи об истории, о перспективах и проблемах освоения космоса, развитии РКТ, ученых и конструкторах Ю.А. Мозжорине, М.Ф. Решетневе, М.К. Тихонравове, П.Е. Эльясберге; тексты докладов к выступлениям на научных чтениях и международных симпозиумах по истории авиации и космонавтики, книги и рабочие материалы к ним; рецензии; воспоминания о работе научной группы М.К. Тихонравова, встречах с Г.Н. Бабакиным, М.В. Келдышем и С.П. Королевым, запуске ИСЗ-1, осуществлении лунной космической программы и другие.

Научное наследие Анатолия Викторовича представлено методическими и теоретическими разработками, научно-исследовательскими, аналитическими статьями и обзорами по баллистике и ее роли в обеспечении управления полетом КА, а также исследованиями по программе освоения дальнего космоса и материалами к ним, списками научных трудов, отзывами на диссертации. Планы-конспекты курсов лекций по космической баллистике, доклады, документы по подготовке научных кадров отражают его работу в педагогическом направлении.  

В числе документов служебной деятельности: характеристики, должностные обязательства, документы о работе по баллистическому обеспечению полетов, краткое изложение комплексной программы развития теоретических основ прикладной космической баллистики и навигации, таблицы летно-космических испытаний летательных аппаратов. Изобретательская деятельность представлена авторскими свидетельствами и списками заявок на изобретения. Документы к биографии составляют: автобиографии, дипломы, справки, удостоверения, документы о награждениях и поздравлениях, рекомендации. В личном фонде также хранится переписка А.В. Брыкова с различными издательствами, письма Совета ветеранов о подготовке материалов о фронтовиках и многие другие материалы.


Е.Н. Аксенова





[1] РГАНТД. Ф. 227. Оп. 2. Д. 12. Л. 4.


[2] РГАНТД. Ф. 227. Оп. 1. Д. 7. Л. 1.


[3] РГАНТД. Ф. 227. Оп. 2. Д. 12. Л. 6.


[4] РГАНТД. Ф. 227. Оп. 2. Д. 12. Л. 6 об.


[5] РГАНТД. Ф. 227. Оп. 2. Д. 12. Л. 7.


[6] РГАНТД. Ф. 227. Оп. 1. Д. 41. Л. 1.


[7] РГАНТД. Ф. 227. Оп. 2. Д. 2. Л. 1. Воспоминания А.В. Брыкова о воспитании М.К. Тихонравовым научной молодежи.


Поделиться: