Главный конструктор стартовых ракетных комплексов – Бармин Владимир Павлович (к 110-летию со дня рождения)


Владимир Павлович Бармин – генеральный конструктор, лауреат Ленинской и Государственной премий СССР, Герой Социалистического Труда, доктор технических наук, академик, специалист по разработке реактивных пусковых установок, ракетно-космических и боевых стартовых комплексов.

В.П. Бармин внес неоценимый вклад в развитие ракетно-космической отрасли страны, являясь также одним из основоположников советской космонавтики наряду с такими выдающимися личностями, как С.П. Королев, А.А. Благонравов, М.В. Келдыш, М.К. Тихонравов и др.

На хранении в РГАНТД находятся архивные документы, относящиеся к жизни и деятельности В.П. Бармина, представленные в личных фондах Б.Н. Чертока, М.А. Первова, Н.И. Тюрина, А.И. Соколова, Я.К. Голованова, И.Э. Чутко, А.В. Баженова, К.А. Керимова, В.М. Караштина, а также материалы инициативного документирования, созданные специалистами архива (фонограммы воспоминаний Бармина В.П и его сына, И.В. Бармина).

В РГАНТД также хранятся документы Федерального государственного унитарного предприятия «Конструкторское бюро общего машиностроения им. В.П. Бармина», в котором главный конструктор работал на протяжении полувека.

ФГУП КБОМ впоследствии было присоединено и реорганизовано в Научно-исследовательский институт стартовых комплексов им. В.П. Бармина (НИИ СК) в составе Федерального государственного унитарного предприятия «Центр эксплуатации объектов наземной инфраструктуры» (ФГУП «ЦЭНКИ»), являющегося источником комплектования РГАНТД.

В.П. Бармин родился в 1909 году в Москве, в семье рабочего. Окончил школу I (5 классов) и II ступеней (4 класса) .

В 1926 году решил поступать в МВТУ – Московское высшее техническое училище им. Н.Э. Баумана, однако в первый раз не прошел отбор в связи с тем, что не соответствовал возрастным требованиям (кандидатов принимали только с 18 лет). Несколько позже поступил в МВТУ, который успешно закончил в 1930 году. Именно в тот год по решению И.В. Сталина была отменена защита дипломных проектов. В 1931 году В.П. Бармин вместо диплома получил справку-свидетельство о присвоении ему специальности «инженер-механик» .

Свой трудовой и профессиональный путь В.П. Бармин начал на заводе «Котлоаппарат» в 1931 году (впоследствии переименованный в «Компрессор»), специализировавшийся на выпуске холодильных установок. Один из таких проектов был подготовлен В.П. Барминым для мавзолея В.И. Ленина, который разрабатывался под непосредственным контролем ОГПУ и впоследствии был утвержден и реализован .

В годы Великой Отечественной войны по поручению наркома общего машиностроения П.И. Паршина завод был переориентирован на оборонную продукцию и сыграл ключевую роль в разработке и поставке пусковых комплексов реактивной артиллерии «Катюша». В серийном производстве «Катюш» также участвовали такие заводы, как «Коммунар», «Красная Пресня», «Электроаппарат» .

Именно годы войны создали фундамент дальнейших перспективных разработок в области ракетостроения.

«Катюша» послужила базой для различных технологических решений в плане доставки оружия, транспортировки и эффективности использования. В августе 1941 года была создана 36-зарядная самоходная пусковая установка БМ-8-36, которая ставилась на шасси грузовика ЗИС-6. Боевая установка БМ-8-24 монтировалась на шасси легких танков. С появлением крупных калибров снарядов (132 мм, 82 мм, 300 мм, 310 мм) соответственно менялись и пусковые устройства.

За годы войны всего было разработано 78 различных боевых установок, из которых 36 пошли в серийное производство . Но самое важное, что каждое технологическое решение имело под собой базу для будущего проектирования.


Разработкой ракетно-пусковых установок с 1941 по 1946 гг. занималось Специальное конструкторское бюро при заводе «Компрессор». Освоение, становление и развитие СКБ началось с конструкторской и технологической переработки технической документации, ранее разработанной НИИ-3 и заводом им. Коминтерна на БМ-13. В.П. Бармин являлся главным конструктором СКБ. Позже оно было преобразовано в самостоятельную организацию – Государственное союзное конструкторское бюро Специального машиностроения (ГСКБ Спецмаш). В период 1967 – 1999 гг. организация существовала под названием КБОМ – Конструкторское бюро общего машиностроения.

В послевоенные годы советским правительством была поставлена задача по изучению немецкой трофейной ракетной техники с целью применения исследований в решении стратегических вопросов обороны. По решению советского правительства в Германию была откомандирована группа ученых. В.П. Бармин возглавлял технический институт «Берлин», занимавшийся, равно как и институт «Нордхаузен» С.П. Королева, поиском и восстановлением технической документации и готовых образцов наземного оборудования для немецких ракет ФАУ-2, Вассерфаль, Шметерлинг, Рейнтохтер и др .

Результатом серьезной и кропотливой работы, многочисленных корректировок и дополнений, а также испытаний вывезенных из Германии ракет ФАУ-1, ФАУ-2 совместно с ОКБ С.П. Королева стало создание первых отечественных ракет оперативно-тактического значения Р-1 и Р-2. Первый пуск Р-1 был произведен на полигоне войсковой части 15644 во второй половине 1948 года.

Опытные образцы, эксплуатационно-техническая документация были разработаны в ГСКБ Спецмаш, которое возглавлял В.П. Бармин совместно с ведущими конструкторами В.А. Тимофеевым, В.А. Рудницким, А.Н. Глюске. Испытания агрегатов и систем комплекса наземного оборудования для ракет Р-1 и Р-2 продолжались в период 1948 – 1952 гг. Главный конструктор В.П. Бармин на протяжении 1940-1960-х гг. руководил созданием всего комплекса «земли» для первых поколений ракет. При В.П. Бармине была создана кооперация предприятий, участвующих в разработке отдельных агрегатов наземного оборудования, которая в последующем стала основой будущей подотрасли наземного оборудования ракетной техники.

Прорывом в ракетном строительстве стало создание комплекса агрегатов наземного, пускового, заправочного, подъемно-транспортного и вспомогательного оборудования для баллистической жидкостной ракеты Р-5М. Данный комплекс был предназначен для транспортировки ракет от заводов-изготовителей к местам их выгрузки и хранения, а также для доставки ракет на техническую и стартовую позиции для их быстрого развертывания. В 1956 году Р-5М был принят на вооружение Советской армии.

Однако важнейшим достижением В.П. Бармина и коллектива ГСКБ Спецмаш стала разработка проекта полигонного комплекса наземного оборудования для ракет Р-7 С.П. Королева, которое стало прорывом в области ракетно-космического строительства. В основу данного проекта легли совершенно новая стартовая система, надежность конструкций и удобство в эксплуатации и сборки ракет. Благодаря созданию площадки №1 на космодроме Байконур ракета-носитель Р-7 вывела на орбиту Земли первый спутник 21 августа 1957 года и корабль «Восток» 12 апреля 1961 года с первым на борту человеком-космонавтом в истории человечества – Юрием Алексеевичем Гагариным .


Из беседы научного обозревателя газеты «Известия» Б. Коновалова с В.П. Барминым: «В результате совместной творческой работы ОКБ Королева и нашего [ГСКБ Спецмаш] родилась идея подвешивания ракеты «за талию», выше центра тяжести на особых конструкциях стартовой системы. Тяжелая ракета «висит» на них, пока двигатели не выйдут на основной режим тяги. И тогда они сразу откидываются в стороны, а газовые струи от всех работающих двигателей уходят в единый большой проем и через специальный бетонный газоход вырываются в степь. Эта оригинальная, остроумная и надежная конструкция старта блестяще работает и по сей день при запуске спутников и космонавтов» .

Период 1960 – 1980-х гг. является золотой эрой советской космонавтики. ГСКБ Спецмаш (КБОМ) во главе с В.П. Барминым занималась разработкой стартовых комплексов для ракет-носителей с космическими аппаратами (РКС): от автоматических спутников Земли до пилотируемых кораблей «Восток», «Восход», «Союз», «Союз-Т» и автоматического грузового корабля «Прогресс» для снабжения орбитальной станции «Салют». За указанный период было осуществлено более 600 успешных запусков .

Из воспоминаний И.В. Бармина о своем отце: «Вообще он, как и все члены Совета главных конструкторов, это люди из поколения победителей. Они, конечно, проигрывать, уступать они не могли, не умели. И этот дух для них был очень важен» . Совет главных – неформальная организация советских конструкторов, созданная С.П. Королевым в конце 1940-х годов для координации работ с ракетной техникой, в которую входил и В.П. Бармин. Состязательность, находчивость, любознательность, идеализм являлись основными морально-психологическими качествами советских ученых. Годы «холодной войны» показали огромный потенциал космической программы, раскрыли возможности, навсегда изменившие мир. В.П. Бармин был одним из тех умов, который понимал важность своего труда, не только для нашей страны, но и человечества в целом.

Период «холодной войны» также ознаменовался ростом проектов, масштабность которых соответствовала тем задачам, которые ставило советское правительство.

Прежде всего, это относилось к реализации проектов ракетно-ядерного щита и системы ПВО. К В.П. Бармину и инженерам КБОМ (бывш. ГСКБ Спецмаш) предъявлялись все более жесткие требования по созданию наземных боевых комплексов. Проектировались сотни шахтных пусковых установок для боевых ракет Р-12, Р-14, Р-9а, УР-100.

Один из новейших стартовых комплексов применялся для ракеты «Протон» (УР-500), вариации которой на протяжении многих лет использовались для вывода автоматических аппаратов советского и российского производства на орбиту Земли и в космическое пространство.

Необходимо подчеркнуть значительную роль В.П. Бармина в реализации лунной программы. В частности, на предприятии разрабатывалось специальное технологическое оборудование для разнообразных операций с космическими объектами, проводимых в определенной технологической последовательности – погрузочных, транспортных, сборочных, отладочных, снаряжательных, кантовочных, монтажных, испытательных. Стоит отметить такие комплексы специального оборудования, как СМ467, предназначавшийся для проведения предстартовой подготовки автоматических станций для исследования окололунного пространства и поверхности Луны. Данный комплекс был интегрирован в автоматические станции системы «Луна». 31 января 1966 года станция «Луна-6» впервые осуществила мягкую посадку на поверхность Луны .

Советские инженеры не раз акцентировали внимание на необходимости дальнейшего развития лунной программы в научно-исследовательских и хозяйственно-экономических целях, не пренебрегая международным сотрудничеством. КБОМ под руководством В.П. Бармина проводила специальное исследование данной проблематики применительно к традиционно разрабатывавшимся стартовым комплексам в 1974 году . Показательным примером общей заинтересованности в лунной программе также является разработка проекта Н1-Л3 – ракетного носителя с космическим кораблем, целью которого являлась подготовка к первой высадке человека на Луне – в противовес американской ракете-носителе «Сатурн 5» с космическим кораблем «Аполлон» .

Особого упоминания также заслуживает участие В.П. Бармина в проекте создания масштабного стартового комплекса для системы «Энергия – Буран» – советской многоцелевой транспортной космической системы, являвшейся советским ответом на американскую программу «Спейс шаттл». Программа реализовывалась с 1974 года усилиями многочисленных советских ведомств и предприятий военно-промышленного комплекса.

В результате проведенного анализа данных была определена необходимость проведения КБОМ работ по созданию стартового комплекса принципиально нового типа, а для обеспечения его работы – разработки многих видов уникального технологического оборудования с учетом специфики ракеты-носителя и корабля. Решались проблемы установки ракеты транспортно-установочным агрегатом, пускового механизма, подвода наземных коммуникаций. Особое внимание уделялось газодинамическому, акустическому, тепловому воздействиям на ракету и орбитальный корабль и создание, вследствие этого, режимов пониженных нагрузок, что повышало надежность комплекса и создавало условия для обеспечения многоразового использования «Бурана» . Впервые в истории отечественного ракетостроения были созданы криогенная и топливная система, использовавшие в качестве горючего  жидкий водород.

Результатом этих усилий стал первый и единственный запуск «Бурана» в беспилотном режиме 15 ноября 1988 г. Однако программа была свернута в 1993 году ввиду признания ее нецелесообразности. Эксплуатация РКС была приостановлена, а его оборудование законсервировано. Вот что пишет по этому поводу академик Б.Е. Черток: «Пик выдающегося научно-инженерного творчества Бармина, на мой взгляд, – это сверхмасштабный даже по современным представлениям стартовый комплекс для системы “Энергия – Буран”. Закрытие программы “Энергия – Буран” стало тяжелой трагедией, следствием распада Советского Союза и захвата власти руководителями, имевшими целью развал военно-промышленного комплекса» . До сих пор бытует мнение, что программа «Энергия – Буран» намного опередила свое время. Однако технологические решения советских ученых нашли свое общемировое применение в современной практике.

В.П. Бармин оставил после себя большое научно-техническое наследие. В период 1959 – 1990 гг. он также руководил основанной им кафедрой в МВТУ им Н.Э. Баумана «Стартовые и технические комплексы ракет и космических аппаратов». Кафедра занималась обеспечением подготовки специалистов для предприятий страны, занимающихся созданием наземного оборудования ракетной техники.

Позднее в КБОМ был создан филиал кафедры, организованы и действовали заочная аспирантура и специализированный Научный совет с правом присуждения соискателям после защиты диссертаций ученого звания кандидата технических наук .

Заслуги В.П. Бармина были отмечены многочисленными званиями и наградами, в том числе:

- Лауреат Ленинской премии (1957 год);
- Четырехкратный лауреат Государственной премии СССР (1943, 1967, 1977, 1985 гг.);
- Шесть орденов Ленина (1943, 1956, 1959, 1961, 1969, 1979 гг);
- Орден Октябрьской Революции (1971 год);
- Орден Кутузова I степени (1945 год);
- Два ордена Трудового Красного Знамени (1944, 1975 гг.).

Разработки В.П. Бармина внесли неоценимый вклад в укрепление обороноспособности нашей страны и освоение космоса.

Владимир Павлович Бармин умер в 1993 году и похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.
Поделиться: