Интернет-выставка «Каким он парнем был…». К 85-летию со дня рождения Ю.А. Гагарина. New

Становление личности (1949-1959гг.)



Юрий Алексеевич Гагарин родился 9 марта 1934 г. в д. Клушино Гжатского района Смоленской области, в 1945 году с семьёй переехал в г. Гжатск.

В 1949 году Юрий Гагарин приехал из Гжатска в Москву и поступил в Люберецкое ремесленное училище №10 Московской области на отделение формовщиков-литейщиков. Во время учёбы в ремесленном училище Гагарин работал в литейном цехе Люберецкого завода им. Ухтомского и окончил семь классов Школы рабочей молодёжи.

В характеристике, выданной Гагарину дирекцией училища при выпуске в 1951 году, указывалось, что Ю.А. Гагарин в течение двух лет был отличником учёбы, заносился на доску почёта училища. Директором завода ему была объявлена благодарность за хорошую работу в цехе.

Кроме того, Юрий хорошо зарекомендовал себя как спортсмен. Как отмечал его преподаватель физкультуры И.Н. Ровнов, «Юра отличался своим старанием, увлечённостью, стремлением научиться выполнять упражнения на гимнастических снарядах. Если у него не получалось, например, на перекладине то или иное упражнение, он старался его выполнять по несколько раз, пока оно не получалось, и одним из первых начал крутить «солнце» на турнике. Он очень любил играть в баскетбол и был капитаном баскетбольной команды училища, хотя рост его не был баскетбольным по сегодняшним меркам».


Учитывая его успехи в спорте, Юрию было предложено поступать в Ленинградский физкультурный техникум. Но так как вступительных экзаменов в физкультурный техникум надо было ждать месяц, поддавшись уговорам товарищей и преподавателей училища, он выбрал для дальнейшей учёбы литейное отделение Саратовского индустриального техникума трудовых резервов, куда он был направлен как отличник учёбы.

Саратовский индустриальный техникум давал серьёзную подготовку как по специальности, так и по общеобразовательным наукам с педагогическим уклоном. Его выпускники работали мастерами производственного обучения в системе трудовых резервов. В техникуме тогда училось немало бывших фронтовиков, отслуживших в армии, долгое время поработавших на производстве. Среди этих учащихся Юрий Гагарин был одним из самых младших.


По воспоминаниям преподавателей техникума, Юрий был исключительно прилежным в учёбе, собранным, дисциплинированным, трудолюбивым, отзывчивым. У него чувствовался напор энергии, он был живым, добрым, и глаза его всегда были с «веселинкой». Он никогда не останавливался на полпути, всегда доводил начатое дело до конца, умел рационально использовать время, поэтому успевал отлично учиться и активно участвовать в общественной работе.

Избирался в комитет комсомола, был заместителем секретаря комсомольской организации литейного отделения.


После окончания третьего курса техникума у Юрия Гагарина появилась новая страсть – аэроклуб. На курсы лётчиков подали заявления несколько человек из учащихся техникума, но они потом отсеялись, так как не выдержали одновременно учёбы в двух местах.

В зимнее время в аэроклубе курсанты изучали теорию, а в апреле приступили к практическим занятиям по парашютным прыжкам и полётам. Надо было ездить на аэродром через Волгу на пароме к трём часам ночи, а к девяти утра быть в техникуме на занятиях, и Гагарин никогда не опаздывал на занятия.

В июне 1955 года Юрий с отличием окончил техникум – из тридцати двух итоговых оценок за время учёбы у него была только одна оценка «4».


Коллектив Саратовского аэроклуба ДОСААФ состоял из сотрудников, закалённых во время войны, награждённых многими боевыми орденами и медалями, совершивших много боевых вылетов, в том числе Героев Советского Союза.

3 июля 1955 г. в областной газете «Молодой сталинец» была опубликована статья о Саратовском аэроклубе, в которой писалось о Юрии Гагарине как о лучшем курсанте, вылетевшем самостоятельно на самолёте Як-18. Там же была и фотография Юрия в кабине самолёта. Летал он отлично, любил большие перегрузки, выполнение фигур сложного пилотажа, которые можно было создать на самолёте Як-18.


В сентябре 1955 года Юрий Гагарин успешно закончил занятия в аэроклубе и получил направление в Первое Чкаловское военное авиационное училище лётчиков им. К.Е. Ворошилова в Оренбурге. Он сразу стал старшиной звена и старшиной группы. Обучившись в теоретическом батальоне, Юрий Гагарин попадает на аэродром для практических занятий.

Обучал Гагарина лётному искусству на учебных самолётах типа Як-18 И.Ф. Крючков, впоследствии заслуженный лётчик Советского Союза. После окончания учебной программы Гагарина вместе с другими курсантами переводят на более усовершенствованные самолёты, на последнем этапе обучения – на самолёты МиГ-15бис.

Юрий Гагарин попал в экипаж инструктора А.Г. Колосова в числе тех, кто был отобран для прохождения ускоренного курса подготовки на боевом самолёте.

Преподаватель курса теории и конструкции реактивных двигателей А.И. Резников так вспоминал о Юрии Гагарине: «Это был толковый парень, который живо интересовался всем, что было для него новым и необычным в области авиации, и с нетерпением стремился “в воздух”, то есть мечтал о том, чтобы поскорее начать летать. При этом он не выделялся чем-то особенным среди своих товарищей, но вместе с тем в нём вполне определённо чувствовалась “авиационная косточка”, это проявлялось не только в его любви к авиации, ко всему, что было прямо или косвенно связано с полётами, но и в сильном чувстве товарищества, в общительности, в увлечении спортом, а также в склонности к авиационным шуткам и юмору».

А.И. Резников отмечал такой случай: в 1957 году, перед началом полётов на реактивных самолётах после окончания теоретического курса, он поставил по реактивным двигателям Гагарину оценку «удовлетворительно», и тот не был допущен к полётам на реактивных МиГах. Резников вспоминал, что Гагарин пять дней с мрачным видом, ни на что не отвлекаясь, просидел в классе, обложившись учебниками и наглядными пособиями, и на шестой день пришёл для пересдачи, на которой получил оценку «отлично». Резников считает, что в этом эпизоде проявились некоторые черты того Гагарина, которого весь мир узнал через несколько лет – честность перед самим собой, трудолюбие, настойчивость в преодолении трудностей.


Непросто давался молодому курсанту Гагарину боевой самолёт. Причиной тому было то, что Юрий имел налёт на учебных самолётах по сравнению с другими курсантами в два раза меньше, поэтому опыта было меньше, и труднее давались полёты, особенно основные элементы – взлёт, расчёт, посадка.

Продолжил обучать боевому применению на самолёте МиГ-15 (полигон, воздушные стрельбы и пр.) Юрия Гагарина лётчик-инструктор Я.Ш. Акбулатов. В своих воспоминаниях он отмечал, что Гагарин поступил к нему в составе экипажа более опытных лётчиков – все уже летали четвёртый год, а Юрий был только год в училище. Программу он усваивал неровно, средне. Не было у него постоянства, чтобы всё время «отлично», были даже «тройки» за полёт. Но благодаря упорству, огромному желанию летать, старательности, Юрий Гагарин закончил программу обучения по высшему первому разряду и сдал государственный экзамен на «отлично»: в зону – «пять», воздушный бой – «пять», по кругу – «четыре».


После окончания Первого Чкаловского ВАУЛ им. К.Е. Ворошилова в 1957 году Юрий Гагарин был направлен на службу в 769-й ИАП ВВС Северного флота, в Североморск, куда позже после окончания медицинского училища приехала и его будущая жена – Валентина Ивановна Горячева, с которой он познакомился на вечере в училище, куда она пришла вместе с подругами на танцы. В 1957 году они поженились, а в 1959 году у них родилась дочь Лена.

Гагарин со своими товарищами был первым пополнением в авиации Северного флота из выпускников сухопутного училища. Аэродром находился вблизи норвежской границы, посадочный курс проходил в 13 километрах, а в 30 километрах находилась граница с Финляндией.

Подготовка молодых лётчиков проводилась в течение одного года. Лётчики были допущены к полётам только в конце января, когда в Заполярье начался полярный день.

В апреле 1958 года состоялся первый самостоятельный полёт Юрия Гагарина. Дальнейшие его полёты предусматривали совершенствование боевой подготовки, необходимо было и бомбить, и стрелять, и вести воздушные бои, перехватывать воздушные цели противника.

Все программы подготовки боевого лётчика Гагарин выполнял успешно, вся его годичная подготовка прошла отлично. Так начался его жизненный и лётный путь в Заполярье. В трудных и неблагоприятных условиях для полётов Гагарин получил очень богатый опыт полётов в сложных метеоусловиях, и это должно было наложить отпечаток на его последующую жизнь как волевого, подготовленного лётчика, способного выполнить задание в любых метеоусловиях днём и ночью.

В отряде первых

РГАНТД продолжает серию публикаций в рамках интернет-выставки документов и фотографий «Каким он парнем был…» о подготовке первого отряда космонавтов и выборе Ю.А. Гагарина первым космонавтом Земли.
На хранении в РГАНТД находятся документы, кино, фото, фономатериалы по истории подготовки первого отряда космонавтов нашей страны. В них содержатся подробные сведения о принципах, которые обусловили выбор Юрия Алексеевича Гагарина первым космонавтом Земли.

Документы, представленные в публикации, из состава фондов «Центр подготовки космонавтов», «Государственный научно-исследовательский испытательный институт авиационной и космической медицины МО СССР», а также записи воспоминаний уже были опубликованы ранее в сборнике документов к 50-летию полёта в космос Ю.А. Гагарина «Человек. Корабль. Космос», выпущенным РГАНТД в 2011 году. Также представлены материалы из личных фондов журналиста Я.К. Голованова, лётчика-инженера, журналиста Н.А. Варварова, специалиста в области проектирования и разработки зенитных управляемых ракет Е.В. Рязанова.

В период с 1948 года по 1961 год было подготовлено и проведено 29 пусков геофизических ракет, осуществлены полёты двух искусственных спутников Земли и четырёх космических кораблей-спутников. Полёту человека в космос предшествовала большая подготовительная работа, состоявшая в изучении факторов, с которыми столкнётся живой организм при полёте в космос. Были накоплены уникальные научные данные, которые позволили обосновать возможность полёта человека на ракетном летательном аппарате в космическое пространство.

В ноябре 1958 года членами Совета Главных конструкторов и руководителями научных исследований по обеспечению оптимальных условий существования человека на всех этапах космического полёта было принято решение начать разработку спутника для полёта человека в космос.

В начале 1959 года в Академии наук СССР под председательством академика М.В. Келдыша прошло совещание, на котором этот вопрос обсуждался уже более детально, а также были заложены принципы отбора будущих космонавтов.

Было решено отбор лиц к первому космическому полёту производить из числа лётчиков-истребителей, т.к. они в процессе своей профессиональной деятельности постоянно встречаются с факторами, близкими к ожидаемым в космическом полёте (перегрузки, вибрации, изменение барометрического давления и др.), у них выработаны навыки быстрых двигательных реакций, развита способность ориентации в пространстве, умение оценить сложную обстановку полёта, принять обоснованное решение и немедленно его реализовать.

В июне 1959 года президиумом Академии медицинских наук и Академией наук СССР была разработана и утверждена Инструкция для членов врачебных комиссий по отбору космонавтов, в которой указывалось, что «изучению подлежат физически здоровые лётчики в возрасте не старше 35 лет ростом в пределах 165 – 175 см и весом не более 75 кг. Отобранные лица должны иметь хорошую общеобразовательную подготовку, достаточно высокие знания (желательно специальное техническое образование) и быть всесторонне физически развиты. Кандидаты должны обладать высокими моральными и волевыми качествами».

Для поисков кандидатов в космонавты решено было ограничиться европейской частью страны, т.к. по возрасту и физическим данным состав лётчиков-истребителей в разных авиационных частях страны был почти одинаков.
В соответствии с приказом Главнокомандующего ВВС от 13 августа 1959 г. и на основании директивы Генерального Штаба подобранные медицинские работники парами разъехались по отведённым местам на поиски кандидатов. В довольно короткие сроки им надлежало найти несколько десятков абсолютно здоровых, относительно опытных (учитывая их молодой возраст), дисциплинированных, не имеющих замечаний по службе, профессионально перспективных, молодых, невысоких, худеньких лётчиков-истребителей. В частях сразу же распространился слух, что московские врачи-специалисты отбирают лётчиков для специальных полётов. Врачи частей, которые знали, что идёт какой-то отбор лётчиков «спецназначения», предложили приехавшим московским врачам более трёх тысяч кандидатур. Всего были изучены документы на 3 461 лётчика-истребителя.

Члены медицинской комиссии при изучении пилотских и медицинских книжек сделали сразу же большой отсев кандидатов из-за ограничений не только по росту и весу, но по таким заболеваниям, как частые бронхиты, ангины, предрасположенность к гастритам, колитам, почечные, печёночные колики, патологические сдвиги сердечной деятельности.

После этого с кандидатами начали проводиться беседы, в ходе которых у лётчиков в том числе спрашивали, хотели бы они полетать на новой технике – ракетах и спутниках. Примерно трое из десяти сразу отказывались от предложения и отнюдь не из-за страха, просто им нравилась их служба, коллектив, друзья. К слову, кандидат в космонавты мог, не объясняя причин, отказаться от работы на любом этапе подготовки.

Итогом работы комиссии было составление развёрнутой характеристики на каждого рекомендуемого лётчика. Была составлена такая и на Гагарина Юрия Алексеевича, лётчика-истребителя II класса, имевшего 250 часов налёта. Он и Г.С. Шонин были отобраны членами медицинской комиссии среди лётчиков-истребителей ВВС Северного флота.


Следующим этапом отбора было специальное клинико-физиологическое обследование, которое производилось в Научно-исследовательском авиационном госпитале (НИАГ) по специально разработанным методикам. Кандидатов в космонавты, отобранных комиссией в частях, вызвали в Москву для прохождения медицинской комиссии. Юрий Гагарин прибыл в Москву для прохождения обследования в НИАГе 7 октября 1959 г. Всего было направлено в НИАГ 206 лётчиков-истребителей. По разным причинам отказались от проведения обследования 52 человека, в дальнейшем отказались ещё 20 человек.


Стационарное обследование кандидатов в НИАГе состояло из двух этапов. Первый этап предусматривал проведение исследований с предъявлением тех же требований к состоянию здоровья, которые предъявляются лётчикам истребительной авиации.

Лица, закончившие первый этап обследования, допускались ко второму этапу, на котором применялся целый ряд проб-нагрузок с выявлением скрытой недостаточности в состоянии здоровья кандидатов или пониженной устойчивости организма к воздействию отдельных, специфических для лётной работы факторов.

Из воспоминаний доктора медицинских наук профессора В.И. Яздовского: «День ото дня группа кандидатов в космонавты уменьшалась. Требования, предъявляемые к будущим космонавтам, были весьма строгими, для верности явно завышенными, рассчитанными на двойной, а иногда и на тройной запас прочности по здоровью. Поэтому многие лётчики не выдерживали таких нагрузок, многим из них пришлось возвращаться в свои авиационные части для прохождения дальнейшей службы».

Из воспоминаний доктора медицинских наук И.И. Брянова: «А обследования действительно были очень сложные, очень громоздкие – главным образом, рентгеновские и другие различные воздействия, и барокамеры, и центрифуга. Человеку нужно обладать большим мужеством и терпением, чтобы выдержать весь этот сложный комплекс».

Закончили оба этапа обследования с хорошим результатом 29 человек. В феврале 1960 года они решением специально созданной врачебной комиссии, включающей главных специалистов Вооружённых Сил, были допущены к прохождению специальной подготовки, и в марте 1960 года зачислены в Центр подготовки космонавтов ВВС в качестве слушателей-космонавтов для проведения с ними специальных испытаний, тренировок и теоретического обучения.

Ими стали 20 кандидатов, которые составили первый отряд космонавтов нашей страны: Аникеев Иван Николаевич, Беляев Павел Иванович, Бондаренко Валентин Васильевич, Быковский Валерий Фёдорович, Варламов Валентин Степанович, Волынов Борис Валентинович, Гагарин Юрий Алексеевич, Горбатко Виктор Васильевич, Заикин Дмитрий Алексеевич, Карташов Анатолий Яковлевич, Комаров Владимир Михайлович, Леонов Алексей Архипович, Нелюбов Григорий Григорьевич, Николаев Андриян Григорьевич, Попович Павел Романович, Рафиков Марс Закирович, Титов Герман Степанович, Филатьев Валентин Игнатьевич, Хрунов Евгений Васильевич, Шонин Георгий Степанович. Тогда ещё никто не знал, кому из этих молодых людей суждено будет стать космонавтом №1 нашей планеты и навсегда войти в историю земной цивилизации.

Третий этап отбора проводился в процессе специальной подготовки (исследований) слушателей-космонавтов. С марта 1960 года по январь 1961 года слушатели-космонавты обучались по учебным планам и программе подготовки космонавтов, утверждённым Межведомственным научно-техническим советом по космическим исследованиям при президиуме Академии наук СССР и Главнокомандующим ВВС.

Учебная подготовка слушателей-космонавтов состояла из специальных теоретических курсов и различных практических занятий.


Из воспоминаний лётчика-космонавта, сотрудника ОКБ-1 В.И. Севастьянова, читавшего тогда ещё будущим космонавтам курс лекций по механике космических полётов: «Я хотел бы отметить, что в общении уже выделялся голубоглазый, с широкой русской улыбкой, живой, не очень высокого роста крепыш, которого все звали Юра, Юра Гагарин. Любитель шуток, острых даже шуток, острый на язык. Преданный делу, с любовью относящийся ко всем. Добрый по душе человек привлекал внимание не только моё, но он был и в центре внимания всех ребят, которые только вторую неделю были вместе, и создавался коллектив. А через несколько месяцев я увидел, что это – лидер этого коллектива, и коллектив-то какой – отряд космонавтов, и цель – полёт в космос».

Также слушатели-космонавты прошли общефизическую подготовку, которой было уделено особое внимание. Основной формой проведения физической подготовки были комплексные тренировочные занятия с использованием специальной тренировочной аппаратуры и стендов (батут, лопинг, ренское колесо, бегущая дорожка, стенды вращения, качающийся стол и гимнастические снаряды). При этом выполнялись специальные комплексы упражнений, элементы акробатики, гимнастики, тяжёлой и лёгкой атлетики, плавания и прыжков в воду, проводилась лыжная подготовка и спортивные игры. Всего было проведено 610 часов занятий по физической подготовке с учётом зарядки. В процессе физической тренировки у ряда космонавтов значительно повысилась общая выносливость, силовые качества, улучшилась координация движений.


Проводились практические занятия и тренировки при работе на макете «Восток-3А», в ходе которых будущие космонавты познакомились с Сергеем Павловичем Королёвым. Об этой встрече член первого отряда космонавтов А.А. Леонов вспоминал так: «Расстелили перед ним документ сводный, где про каждого было написано очень много. И Сергей Павлович начал разговаривать с каждым по алфавиту. Аникеев, Быковский… Дошла очередь до Гагарина. Сергей Павлович очень внимательно на него смотрел, просмотрел все анкетные данные. Юрий начал рассказывать о своих родителях, а потом вдруг завязалась очень оживлённая беседа. Было видно, что Юра Гагарин очень нравится Сергей Павловичу. Казалось, что он нашёл то, что искал. Нашёл в этом парне. Был такой момент, что они забыли, где находятся. Во всяком случае, Сергей Павлович. Он с такой необыкновенной добротой смотрел на Юру. А Юра говорил, рассказывал об отце, о матери, о войне, как он учился. Потом вдруг Сергей Павлович сказал: “Спасибо”, – и продолжал дальше беседу. На мой взгляд, эта первая встреча уже определила судьбу первого космонавта. И, к нашему счастью, Сергей Павлович не ошибся».


Проводились специальные полёты на самолёте УТИ-МиГ-15, в которых создавались кратковременные (до 40-42 сек.) условия невесомости. При индивидуальной оценке переносимости учитывались следующие элементы полёта: переносимость нагрузки до 4 g (перед созданием невесомости), переход от невесомости к перегрузке (после выполнения фигуры пилотажа, создающей невесомость).

В ходе парашютной подготовки слушатели-космонавты овладевали парашютным делом в объёме, соответствующем уровню парашютной подготовки «Инструктора парашютно-десантной службы ВВС».


Одновременно с учебной подготовкой каждый слушатель-космонавт прошёл углублённые клинико-физиологические обследования: испытания в барокамере (4 раза на «высотах» 5 000 – 16 000 м); испытания и тренировки в термокамере (9 – 10 раз при температуре +70°С и влажности 10%); испытания на вибростенде (50 гц при амплитуде 0,5 мм в течение одного часа); испытания и тренировки на центрифуге (9 раз при 7 – 12-кратных перегрузках); испытания в условиях одиночества и длительной изоляции от внешних раздражителей (до 10 – 15 суток).


В отчёте Государственного научно-исследовательского испытательного института авиационной и космической медицины «Разработка основных принципов отбора членов экипажа ракетных летательных аппаратов» за 1961 год указывалось, что выбор Ю.А. Гагарина как первого космонавта в части, касающейся психологического исследования, его преимущество перед остальными пятью кандидатами в космонавты определялось «сочетанием высокой эмоциональной устойчивости, адекватной реакцией на “новизну”, способностью к отдыху и расслаблению в условиях вынужденного ожидания, хорошей характеристикой сна, способностью к добродушному юмору, а также высокой устойчивостью к воздействию постуральных факторов».


Все этапы отбора космонавтов успешно прошли шесть слушателей-космонавтов: Гагарин Ю.А., Титов Г.С., Нелюбов Г.Г., Николаев А.Г., Быковский В.Ф. и Попович П.Р. 17 – 18 января 1961 г. состоялся приём экзаменов по устройству, эксплуатации и отработанности практических навыков управления объектом «Восток-3А» на действующем макете и по специальным теоретическим курсам.

Слушатели-космонавты ЦПК ВВС успешно закончили программу подготовки космонавтов и показали на экзаменах отличные знания, в связи с чем приказом Главнокомандующего ВВС от 25 января 1961 г. были назначены на должности космонавтов.

Но за сухими строчками официальных отчётов по подготовке первых космонавтов стоял поистине исключительных свойств и качеств человек – Юрий Гагарин.

Он стал первым из первых. Недостаточно было быть физическим крепким, обладать безупречным здоровьем, чтобы полететь первым в истории человечества в космос.

О том, каким человеком был Юрий Гагарин, рассказывают люди, знавшие его ещё до того, как он стал космонавтом №1.


В своих воспоминаниях двоюродная сестра Ю.А. Гагарина Н.К. Щекочихина рассказывает, что весной 1960 года Юра приехал в Москву с семьёй и поселился в посёлке Чкаловская. В июне 1960 года Юра с Валей и Леночкой приезжали к ним в гости в Клязьму: «Леночка недавно начала ходить, неуверенно ещё держась на ножках, но её нельзя было удержать, она лезла в будку к собаке, а собака была одиннадцатилетней овчаркой. Собака ещё щенком знала Юру, он всегда кормил её, играл с ней, вместе с Володей обучал её когда-то командам. Все эти годы, когда Юра приезжал к нам, Дик, который готов был разорвать незнакомого человека, всегда встречал Юру радостным лаем. Увидев приближающуюся Леночку, Дик поджимал хвост и позволял ей теребить его за уши, садиться на него верхом и хватать за хвост. […] Юра скупо говорил нам о том, что приступил к освоению новой лётной техники, что изучает такие новые предметы, как астрономия, геофизика, тренируется в прыжках с парашютом. В тот день, сбегая к воде, Юра поранил ногу. Валя проявила явное беспокойство, хотя, на мой взгляд, это была просто царапина. “Юра, тебя могут завтра не допустить к тренировке”, – говорила она. И только потом я поняла, что к этой тренировке действительно могли не допустить. В последний приезд их перед отъездом домой мама предложила им нарвать себе с грядки щавелю на борщ. Этот момент был зафиксирован моим мужем на фотографии».


Из воспоминаний доктора медицинских наук Н.Н. Гуровского: «Несколько слов о Юрии Алексеевиче Гагарине. Многие думают, что он какой-то сверхчеловек, который блестяще прошёл все наши испытания, и поэтому оказался первым космонавтом. Я должен сказать, что пробы, которым мы подвергали лётчиков при отборе и подготовке, выполняли и другие космонавты, и многие не хуже Юрия Гагарина. Так что, нельзя говорить, что он резко выделялся из всех других космонавтов первой группы. […] Но сумма всех реакций, умение описывать явления, умение рассказать у него были развиты очень хорошо».

Из воспоминаний заслуженного лётчика-испытателя СССР М.Л. Галлая: «Сейчас часто приходится слышать мнение, что с самого начала всем было очевидно, что полетит Гагарин и только Гагарин, это не так. Понимаете, в Гагарине как-то причудливо сочеталась в чём-то уникальность и в чём-то обыденность, черты, присущие любому молодому лётчику того времени. Он выделялся, конечно, из первых природным умом. Улыбка у него действительно была обаятельная, но это не самое главное в личности Гагарина. Боюсь, эта улыбка заслоняет в нём личность, а личность была очень интересная. Он был очень хороший психолог и с очень хорошим чувством юмора. […] В Гагарине было много черт, которые выделяли его. И в то же время я смотрю на эту шестёрку и думаю, что могу приехать хоть в любую авиационную дивизию и найду такую же. Это были нормальные молодые лётчики, молодые люди своей среды. И Гагарина не надо изображать на пьедестале. Он был человеком со своими слабостями, любил разыграть, пошутить, иногда в нём просыпалось озорство. Нормальный молодой человек, не бронзовая статуя».

Из воспоминаний лётчика-космонавта А.А. Леонова «Наш Юрий», опубликованных в газете «Красная звезда» от 20 апреля 1968 г.: «Тогда никто не мог с уверенностью сказать: “Я пройду” или «Меня не забракуют”. Оттого и настроение было каким-то неопределённым: молодость рождала ухарский задор – проскочим-де как-нибудь, а где-то в глубине души таились сомнения: а вдруг… Но если пройдём, то наверняка нас ждёт необычная, интересная работа.

Он [Юрий Гагарин] относился к этому так же, как и все мы, но всякий раз старался не показать виду, что тревожится. С невозмутимым видом шёл он на каждое обследование, но за его улыбкой, простой и доброй, скрывалась не мальчишеская удаль, а желание победить. И он побеждал.

Он никогда и никому не бросался в глаза. Но не заметить его нельзя. Он был обычным человеком, но во всём его облике, в его рассуждениях присутствовало что-то неуловимое, доброе…

От его слов, бодрящих и спокойных, чаще шутливых: “Зажмём сомнения в кулак”, всем нам было легче и веселее. И так уж сложилось, что мы “болели” друг за друга. За него – особенно. Знали: если всё сложится нормально и придётся вместе работать, с таким не пропадёшь.

Уже потом, в отряде, эти надежды оправдались во всём, даже в мелочах… У Экзюпери есть слова о том, что быть человеком – это значит чувствовать, что ты за всё в ответе. Таким человеком и был наш Юра – человек с красивым, самобытным характером».

Из воспоминаний начальника ЦПК Е.А. Карпова: «Говоря о Гагарине, я всё-таки хочу больше сконцентрировать внимание на том, что за этой внешностью, очень приятной, обаятельной улыбкой, лёгкостью, с которой Юра везде всё делал, стоял большой труженик, очень честно работавший. И то, что сделал Гагарин во время тренировки, прежде всего, стало причиной того, что его выделили из шестёрки и предложили для первого полёта. И другие обладали хорошими качествами – могли летать, были аттестованы на полёт. Но так много человеческого тепла и хороших качеств в одном человеке, как у Гагарина, пожалуй, больше ни у кого не было».

10 апреля 1961 г. состоялось заседание Государственной комиссии по запуску космического корабля-спутника «Восток», на котором была утверждена рекомендованная командованием ВВС кандидатура старшего лейтенанта Гагарина Юрия Алексеевича для осуществления первого полёта человека в космос. Герман Степанович Титов был назначен запасным пилотом.

12 апреля 1961 г. космический корабль-спутник «Восток» с Ю.А. Гагариным на борту был запущен в космос. Как напишет потом журналист Я.К. Голованов в сценарии к фильму «Наш Гагарин», Гагарина запустили не только в космос, но и в историю.

Материал подготовила к размещению
Липатова К.Ю. при участии Зубковой З.Ю.
В сканировании документов принимали участие
Манаков А.Г., Новиков С.Л.

Поделиться: